К реформе не готовы: чем обернется перевод школ на латышский язык

© Sputnik / Sergey MelkonovМинистерство образования и науки Латвии
Министерство образования и науки Латвии - Sputnik Латвия
Подписаться на
Портал общественных инициатив Manabalss.lv, который так внезапно отказался от публикации инициативы "О свободном выборе языка обучения", провел дискуссию на тему билингвального образования

РИГА, 21 ноя — Sputnik, Ольга Богуславская. В культурном центре Канепес вчера прошла открытая дискуссия на тему необходимости билингвального образования, в которой приняли участие представители двух противоположных инициатив — Карлис Мартинсонс (автор идеи о ликвидации билингвального образования, которое, по его мнению, лишь разделяет общество) и Ирина Федорова (представитель инициативы за сохранение ныне существующей системы билингвального образования).

В разговоре также участвовали журналист, политолог Филипп Ластовскис и учительница, депутат Рижской думы Ивета Ратиника, по сути, единственный специалист по данному вопросу.

В школьном кабинете - Sputnik Латвия
Ползучая реформа школы: удар по учителям
Отметим, что инициатива, которую представляет Ирина Федорова (автор Денис Бартецкий), за две недели набрала необходимое число подписей (10 тысяч) и уже передана в Сейм. Что же касается инициативы инженера Карлиса Мартинсонса (к слову сказать, этнически наполовину русского), то его идея о ликвидации билингвального образования в народе, видимо, не столь популярна и пока необходимое количество голосов не набрала.

Разговор между оппонентами получился эмоциональным, с переходом на личности, хотя ведущий дискуссии — Юрис Штейнбергс всеми способами пытался сгладить острые углы. К примеру, он сразу признался в том, что выучил русский язык в пять лет благодаря своему соседу и другу Сереже и крайне рад этому обстоятельству, ведь перед тем, кто владеет русским языком, открываются заманчивые перспективы для познания и приобщения к богатому миру литературы, поэзии и театра.

Как бы ни хотелось всем участникам дискуссии, но ни министров, ни других представителей власти, продвигающих идею школьной реформы, которым можно было бы непосредственно адресовать все самые острые вопросы, публика снова не увидела.

"Отсутствие чиновников из министерства образования, наверное, самое лучше доказательство "качества" этой реформы", — заметила в ходе дискуссии Ивета Ратиника.

Тем не менее разговор получился весьма продуктивным — фактически все участники и слушатели (ну, за исключением только Карлиса Мартинсонса) пришли к выводу, что к школьной реформе Латвия не готова.

Но вначале о том, как сейчас участники дискуссии видят ситуацию с билингвальным образованием в Латвии.

Карлис Мартинсонс: "Я считаю, что система образования не работает, она разделяет общество. В стране, по сути, искусственно созданы две общины, надо привести систему в порядок (то есть перевести на латышский язык — прим. ред), и мы с этими проблемами справимся."

Филипп Ластовскис: "Функционирует система или нет — ответить можно, если быть представителем этой системы. Мы можем только посмотреть со стороны и сделать какие-то выводы. Первый вывод, что вопрос билингвального образования, похоже, является вторничным. У нас в системе образования имеются гораздо более серьезные проблемы, чем с языком. Но мы к этому пришли. Пришли потому, что в следующем году выборы. И сейчас мы оказались там, где мы есть."

Ивета Ратиника: "На мой взгляд, тут все смешали вместе. То, что в образовании есть проблемы, — это нормально. Они есть везде, даже в идеализируемой финской системе образования есть проблемы. Но, по политическим причинам, мы пытаемся реализовать сейчас три, порой взаимоисключающие, глобальные реформы. Во-первых, поменять учебное содержание, во-вторых, поменять язык обучения и, в-третьих, почти истерично, поменять школьную сеть.

Не углубляясь в детали, с момента Х, когда всем надо будет не просто говорить, но учиться на латышском языке, у меня возникают вопросы:

a) на какие средства,

b) при помощи какой методологии,

c) при помощи каких учебных средств,

d) с какой целью

и прочие.

Некоторое время назад централизованный экзамен уже был примитивизирован, чтобы показать, какая у нас успешная интеграция. Оттуда исчезла вся литература, остался только функциональный анализ текста, который до сих пор не поддается, к сожалению, ни латышам, ни русским на таком уровне, чтобы говорить, что они знают прекрасный латышский язык после окончания 12-го класса.

В школьном кабинете - Sputnik Латвия
Реформа образования без учителей и методик
Теперь начинается очередной цирк. Представьте учителя физкультуры Анатолия, которому теперь придется преподавать на латышском языке. Предположим, Анатолий еще справится с этой задачей, но как быть, к примеру, учителю физики или учителю истории, которому внезапно, без билингвального подхода, придется объяснять сложные термины и устаревшие слова, которые горожане даже не слышат, своим ученикам на латышском языке? Об этом Шадурскис, который хочет усидеть в своем кресле, похоже не думает.

Я не буду преподавать русским детям, потому что ситуация станет еще трагичнее: будут латышские школы первого уровня, престижные, куда родители будут пытаться отдать своих детей всеми возможными и невозможными способами. И будут существовать районные школы, которые уже сейчас имеют проблемы с комплектацией штата хороших педагогов и которым просто придется имитировать процесс. И они будут его имитировать или придется посадить в каждом классе ответственного националиста, который будет следить за тем, насколько правильный латышский язык тут преподают."

Ирина Федорова: "Билингвальное образование такое, какое оно есть. Я могу судить только по себе и по разговорам знакомых. Как я понимаю, проблемы начинаются уже с детского сада. Латышский язык, как урок, в русских детских садах не проводится, есть преподавание по 10 минут два раза в неделю. И признаться честно, что можно выучить за это время, — я не знаю. Моя дочь сейчас ходит в детский сад и посещает кружок танцев, который идет полностью на латышском языке, и кружок рисования. Она также смотрит мультфильмы на латышском языке, и я читаю ей книги на латышском языке. Она понимает, но пока свободно на латышском языке не говорит. Она не может выражать свои мысли свободно.

Митинг против полного перевода билингвальных школ на латышский язык - Sputnik Латвия
Телефонное право: кто остановил сбор подписей за русскую школу
Я с тревогой думаю, как она пойдет в первый класс. Я думаю о том, сможет ли она учиться на латышском языке. Я буду стараться ей помочь всеми силами, делать с ней домашние задания. Но мне бы хотелось, чтобы она могла это делать сама, но она не справится. Получается, после работы я буду приходить домой и учиться вместе с ней? Я училась 12 лет в школе сама, а теперь мне придется еще 12 лет учится вместе с дочкой?"

Реформы убьют качество образования

Далее участники дискуссии стали задаваться вопросами о том, почему все политические силы, кроме Нацобъединения (инициатора идеи о переходе на полное обучение на латышском языке), как в рот воды набрали и не высказывают мнений на счет образования.

По мнению Иветы Ратиники, политики молчат, потому что сами ничего не понимают.

"Что значит "постепенный переход"? Шадурскис, наверное, забыл, что все школы в прошлом году прошли аккредитацию на шесть лет, что означало, какие предметы и на каком языке они будут изучать в течение предстоящих лет. А теперь все меняется и нужны новые аккредитации всех программ?

Реально апробация новых программ началась в 100 школах. По большинству предметов не готовы даже образцы программ, иными словами, весь первый семестр они там имитировали апробацию нового содержания образования", — считает Ивета.

Однако попытка ведущего разделить участников дискуссии на два условных лагеря, где мальчики (Карлис Мартинсонс и Филипп Ластовскис), поддерживающие реформы, выступают против девочек (Ивета Ратиника и Ирина Федорова), выступающих против реформ, успехом не увенчалась.

"В идеальном мире все граждане говорят на одном языке, и все красиво. Я не говорю, давайте все отпустим и пусть русского языка будет больше, чем сейчас. Я говорю о том, что ни один из тех, кто сейчас с флагами рвется вперед, не говорит о качестве образования. Все говорят о политическом решении. Но надо же как-то подключить голову к этим политическим решениям", — подчеркнула Ивета.

В свою очередь автор инициативы по ликвидации билингвального образования Карлис Мартинсонс по ходу всей дискуссии больше предпочитал отмалчиваться, замечая, что ему интересно слушать мнения, но добавить особо нечего — он уже все сказал в своей инициативе на платформе Manabalss.lv.

На вопрос, сталкивался ли он лично с билингвальным образованием и есть у него какое-то мнение насчет качества этого образования, Карлис ответа дать не смог, но сказал, что имел возможность общаться с "продуктом билингвального образования", чем вызвал неодобрительный гул в зале.

Доска и мел - Sputnik Латвия
Директор школы о реформе образования: в стране вырастет число недоучек
Был еще один момент, который заинтересовал Карлиса, — он задал вопрос русской даме из зала, которая поинтересовалась у участников дискуссии, зачем ей знать латышский еще лучше, чем сейчас, если она и так прекрасно общается на этом языке, она полностью интегрирована в общество, а на работе ей необходим английский.

На что Карлис спросил, на каком языке она смотрит или читает новости. "Телевизора у меня нет. А в интернете смотрю когда на русском, когда на латышском, а иногда и на английском", — честно сообщила женщина. Карлис не нашелся, что ответить. Остается надеяться, что это заставило его хотя бы задуматься, чья картина мира объективнее — тех, кто смотрит новости только на одном языке или имеет возможность получать информацию из разных источников.

Затем из зала посыпались реплики в защиту сохранения образования на русском языке. Причем, поскольку разговор шел на латышском языке, порой было даже сложно разобрать — является говорящий этническим латышом или русским. "Я хочу, чтобы мой ребенок сохранил хороший русский язык и имел возможность его учить", — заявила женщина, которая объяснила присутствующим, что только благодаря знаниям русского языка ей удалось получить доступ к необходимой информации, к примеру, о процессе обогащения урана. Подобные знания лишь повышают конкурентоспособность жителей Латвии, полагали собравшиеся.

Один против всех

Если подводить итог дискуссии, то реформу школ, в той форме которая она сейчас предлагается, полностью поддерживал лишь Карлис Мартинсонс.

В свою очередь за сохранение билингвального образования (из тех, кто собрался на сцене) выступала лишь Ирина Федорова, а также почти все собравшиеся в зале зрители.

В школьном кабинете - Sputnik Латвия
Конец русской школы — только начало. Кто следующий под ударом?
"Мы сейчас говорим только о русских. Но это касается не только их. У латышей тоже должна быть заинтересованность. Ведь будут два вида школ: школы латышские-латышские и латышские-русские. В последних учителя будут еле-еле преподавать предметы на плохом латышском, и все захотят отправить ребенка именно в латышскую школу. Что произойдет там? Я думаю про национально озабоченных людей, как им будет от осознания того, что русские там будут бегать вокруг их детей?" — взывала к латышским участникам дискуссии Ирина.

Но политолог Филипп Ластовскис оставался непреклонен, мол, переход всех школ на латышский язык — это только вопрос времени, а то, чем сейчас занимаются учителя, — популизм. Процесс интеграции плохой, поэтому все школы надо побыстрее перевести на латышский язык, так как в Латвии один государственный язык, и вообще — читайте Сатверсме.

Беседа достигла самого накала в тот момент, когда Ирина сообщила о том, что приглашала на эту дискуссию своих знакомых, но они отказались, так как побоялись неприятностей на работе.

"Разве у нас может быть, что за участие в дискуссии и выражении своего мнения грозят санкции?" — удивленно спросил модератор мероприятия.

Лига Паберзе - учительница с 62-летним стажем - Sputnik Латвия
В школах не хватает учителей латышского языка
Из зала послышались утвердительные возгласы. Однако Ластовскис попытался и тут возразить, что прецедентов с увольнением "нелояльных" не было. Но ему тут же припомнили историю с учительницей, которая была вынуждена уйти по собственному желанию после проверки, которая была начата из-за того, что она лайкнула пост в Facebook.

В свою очередь Ивета Ратиника рассказала о существовании организации, государственной службы качества образования (IKVD), которую в народе уже прозвали НКВД. Данной организацией учителей пугают больше, чем VID и KNAB, вместе взятыми, потому что туда может пожаловаться любой и на все, что хочет. В стране есть всего несколько учителей, которые могут высказываться о содержании образования, а все остальные просто боятся.

Завершая дискуссию, ведущий снова пытался всех примирить и вернуть в реальный мир. "Мы будем тут жить вместе долго и счастливо, но если я вижу мужчину на кадрах, сделанных 9 мая, и он говорит, что "я тут у врага в тылу"… Ну, понимаете, я радуюсь, что таких жителей, которые ждут, что приедут танки, в Латвии все же немного", — оптимистично резюмировал Юрис Штейнбергс.

Удивляет только одно: что никто из присутствующих так и не задался вопросом о том, что если на протяжении 27 лет людей бесконечно называть оккупантами, обвинять во всех бедах, последовательно выдавливать из всех отраслей жизни их родной язык и причислять к врагам государства за малейшую симпатию к России, то они как-то невольно начинают ловить себя на мысли, а не в тылу ли у врага они находятся?

Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
В ЭФИРЕ
Заголовок открываемого материала