04:24 14 Мая 2021
Прямой эфир
  • USD1.2081
  • RUB89.4671
  • RUB89.7244
Новости Латвии
Получить короткую ссылку
2559

Почему "государственный садизм" Литвы еще не добрался до Латвии? К чему ведет борьба латышских националистов с русскоязычным информационным пространством? Долой двухобщинность и двуязычие - Латвия против рекомендаций ООН. Линдерман и Губин поднимают самые острые темы

РИГА, 2 апр — Sputnik. Литва - хорошо, Эстония - хорошо, а Латвия - лучше? О том, чем определяется на данном этапе такая расстановка сил, говорят публицист Владимир Линдерман и журналист Михаил Губин в еженедельном обзоре событий для Sputnik Латвия.

Почему Латвия лучше?

В конце марта стало известно, что апелляционный суд Литвы изменил приговоры российскому гражданину Юрию Мелю и Геннадию Иванову, осужденным по делу о событиях 13 января 1991 года возле Вильнюсской телебашни. Срок заключения Меля должен был закончиться 12 марта 2021 года, однако суд продлил наказание на 20 дней. Прокуратура обосновывала необходимость его содержания под стражей тем фактом, что он является иностранным гражданином и "может скрыться от возможного более сурового тюремного заключения".

Иванов был ранее приговорен к четырем годам заключения, но по решению суда в среду срок лишения свободы в совокупности увеличен до пяти.

Одновременно в Эстонии был арестован русскоязычный юрист-правозащитник Сергей Середенко. По информации пресс-службы Государственной прокуратуры, Середенко подозревают в действиях против Эстонской Республики, предусмотренных статьей 235 Пенитенциарного кодекса.

Линдерман отметил, что Середенко в Эстонии за решеткой провел уже по меньшей мере несколько недель. Вот только информация об этом дошла до широкой общественности к концу марта. Публицист напоминает в этой связи о ситуации, в которую попал бывший депутат, известный оппозиционный политик Альгирдас Палецкис в Литве. Несколько месяцев он провел под арестом и об этом никто не знал.

Публицист считает, что в том, что касается освещения таких инцидентов, Латвия превосходит своих соседок - Эстонию и Литву. Потому что в Латвии существует русское сообщество - люди, которые взаимодействуют, среди которых политики, общественники, журналисты, юристы. Это такая среда, которая взаимно друг друга информирует и поддерживает. Люди оказывают друг другу посильную помощь и главное - не допускают замалчивания подобных вопиющих случаев.

Линдерман отмечает, что в Эстонии и Литве такого сообщества нет. По его словам, в Эстонии все подобное было разгромлено, а в Литве такого и не было вовсе.

Тем не менее все то, что происходит с русскоязычными в странах Балтии в последнее время, с учетом ситуации с обысками и задержаниями русских журналистов в Латвии и блокировкой всего возможного и невозможного, уже больше похоже на целенаправленное обострение ситуации в этой сфере. Линдерман считает, что это действительно обострение, но началось оно не сегодня и даже не вчера.

"Эти аресты вызывают у всех один вопрос - не происходит ли некоего обострения. Но я думаю, что поворот на ужесточение произошел несколько лет назад. Я думаю, это длиться где-то с 2015-го года, когда во всех трех балтийских республиках было "усовершенствовано" законодательство в сторону ужесточения. Когда была расширена статья за шпионаж или приняты какие-то новые статьи, которые ввели такое понятие, как запрет на контакты с иностранцами. Только, понятное дело, что не со всеми иностранцами. Имеется в виду Россия. То есть такой неформальный запрет на сотрудничество с российскими бизнес-компаниями, государственными ведомствами, общественным организациями, фондами и так далее. То есть Латвия, Литва и Эстония дали себе право в любой момент интерпретировать такие контакты как преступные или как измену родине. Я это называю шпионаж-лайт", - рассказал Линдерман.

Линдерман также добавил, что в плане наглости подобных репрессий лидирует Литва, потому что она перестала придерживаться даже каких-то формальных понятий справедливости. Свидетельством тому служит случай с Мелем.

Государственный садизм

Напомним, что Мель отбывает заключение в Литве из-за событий 13 января 1991 года, когда произошло вооруженное столкновение возле Вильнюсской телебашни. Литовская сторона бездоказательно утверждает, что конфликт тогда начали советские солдаты. В ходе столкновений погибли более десяти человек, более 600 были ранены. Литовский суд вынес обвинение в отношении 67 человек, большинству из них заочно. Лично перед судом предстали только полковник запаса Российской армии Юрий Мель и бывший военный Геннадий Иванов.

Линдерман пояснил, что Мель был приговорен к семи годам судом первой инстанции. Обе стороны - и обвинение, и защита - оспорили этот приговор. Защита требовала оправдания, прокуратура требовала ужесточения. Следовательно, когда апелляции поступили, суд следующей инстанции отменил приговор.

То есть 7 лет Мель провел за решеткой без приговора. После того, как у него закончился срок, было принято специальное решение продлить ему заключение на какое-то количество дней. Все это время апелляционный суд работал, и теперь там вынесли решение об увеличении приговора Мелю еще на два года.

"Я считаю, что это садизм. В Европе есть такое выражение "плохое правосудие". Формально они имели право так поступить, потому что такие суды действительно длятся долго. Но в данном случае - это реальный государственный садизм. И не надо тут даже искать слишком сложных объяснений. В Литве все просто. То, что связано с событиями 91-го года до сих пор остается там темным делом, и даже есть вероятность того, что все могли организовать сам литовские националисты. Поэтому, перекрывая подобные сомнения, пытаясь их заглушить, литовцы выносят самые жестокие приговоры", - подчеркнул Линдерман.

Он также напомнил, что в Литве отбывает пожизненное заключение Константин Никулин - бывший рижский амоновец. Он осужден за убийство таможенников на КПП Мядининкай в 1991 году, интерпретированное литовским судом как преступление против человечности, не имеющее сроков давности. Но при этом никаких внятных доказательств виновности Никулина нет.

Публицист подводя итог этой теме отметил, что в странах Балтии власти твердо и неумолимо вознамерились провести зачистку от людей оппозиционного слада, от людей, защищающих интересы русских жителей этих республик. И движутся они в этом направлении будто танки.

Преимущество Латвии, по словам Линдермана, пока состоит в том, что здесь русскоязычное сообщество еще может освещать происходящие события, предавать их огласке. Но власти, видимо, понимая это, стремятся ситуацию исправить, и все более активно давят на русскоязычные СМИ. А российские СМИ они попросту вознамерились предать забвению.

Никакого двуязычия?

В последних числах марта стало известно, что регулятор в Латвии запустил свои щупальца в интернет. Если ранее операторы с подачи Национального совета по электронным СМИ (НСЭСМИ) Латвии блокировали телеканалы, то на этот раз были заблокированы сайты в интернете. Доступ закрыли к порталам rt.com, rus24.tv, ntv.ru и даже teledays.net - сервис, через который можно смотреть российские телеканалы. Такое в Латвии произошло впервые.

Линдерман отметил, что не зря во главе НСЭМИ стоят люди радикальных националистических взглядов. И это многое объясняет, точнее, объясняет все. Кроме того, люди глубоко заблуждаются, когда думают, что такие меры предпринимаются в качестве ответа на что-либо. Нет, это просто последовательная политика, поясняет публицист.

Но вопросы, по его мнению, нужно здесь ставить иначе. Почему эта политика сейчас проводится ускоренными темпами? Какую нагрузку несет в себе запрет таких телеканалов, в которых контент предлагается в основном развлекательный? В чем тогда суть, если нет конкретной политической борьбы?

"Я думаю, что смысл этого всего создать дискомфорт для русских Латвии. и об этом я не раз уже говорил. Чтобы каждое такое решение было очередным напоминанием - вы не у себя дома, не думайте, что вас здесь будут развлекать. Так что, либо вы отсюда убираетесь и едете туда, где вам никто не будет мешать смотреть российское телевидение, либо ассимилируйтесь То есть - меняйтесь. И те радикальные националисты, которые захватили главное посты, они не кривят душой - они так прямо и говорят. Определитесь. Мы считает, что Латвия - это двухобщинное, двуязычное государство, но они нам говорят, что нет здесь никакой двухобщинности и двуязычия, что нам надо смириться с тем, что это латышская Латвия", - констатирует Линдерман.

При этом публицист подчеркивает, что останавливаться на достигнутом адепты латышской Латвии не будут. Они доберутся до всех возможных каналов поступления информации.

Успеть до "потепления"

Тем временем эксперты комитета ООН по экономическим, социальным и культурным правам констатировали нарастающую тенденцию предвзятого отношения и дискриминации в Латвии к отдельным лицам и группам по признакам языка, религии, национального или этнического происхождения, а также отсутствие всеобъемлющих антидискриминационных политики и законодательства в целях обеспечения для всех на равноправной основе экономических, социальных и культурных прав.

И к ужасу латышского издания Neatkarīgā этот комитет рекомендовал восстановить в Латвии двуязычие.

Линдерман пояснил, что комитет ООН по экономическим, социальным и культурным правам - это авторитетное ведомство. И там дали оценку положению в Латвии, сложившемуся за несколько последних лет. Что касается образования, здесь комитет весьма четко сформулировал рекомендации для Латвии - обеспечить изучение меньшинствами родного языка и обучение на родном языке.

Здесь Линдерман особо отметил, что когда латышские политики манипулируют общественным мнением за рубежом, они намеренно путают эти понятия, заявляя, что русские имеют право учить родной язык в Латвии. Но учиться на родном языке и изучать родной язык - это разные вещи.

Так что рекомендации ООН для Латвии пока не проблема. Лет через пять в Латвии напишут ОНН ответ, в котором пояснят, что в стране все в порядке с обучением нацменьшинств.

"Я все время подчеркиваю простую вещь. Почему сейчас Латвия прессует русских с таким рвением? Предполагаю, что это вызвано опасениями того, что гибридная война, которая сейчас ведется, может быть окончена в любой момент. И латышские националисты понимают, что решения, которые они сейчас принимают, надо принимать быстрее, пока отношения не потеплели. Потому что после того, как это произойдет, им не дадут внедрять свои драконовские меры. Почему я сейчас так говорю? Вот, к примеру, рекомендации ООН. Сейчас их серьезно не воспримут, в Латвии придумают какие отговорки и все останется, где и было. Потому что Запад не обратит на это внимания. Но если наступит разрядка, то Запад скажет, что у нас с Россией все гладко, так что, давайте рекомендации все-таки выполнять. Я думаю, что латышские власти остро чувствуют, что сейчас все надо сделать по максимуму, чтобы нельзя было все отмотать назад", - пояснил Линдерман.

При этом он отметил, что даже те силы на Западе, которые на самом деле возмущены таким положением в Латвии, сейчас обреченно принимают все как есть, потому что политика - это политика. Но стоит только поменяться полюсам, как Запад быстро все поставит на свои места, и никто не будет тогда замалчивать тот факт, что Латвия позволяет себе не прислушиваться к рекомендациям ООН.

Чего ждать экс-министру и олигарху?

Между тем в Латвии чрезвычайно оживилась партийная жизнь. Экс-депутат Сейма, бывший министр сообщения Айнарс Шлесерс заявил, что думает о возвращении в политику и собирается стартовать на парламентских выборах, намеченных на 2022 год. А независимый депутат Сейма Вячеслав Домбровский заявил о планах создания новой партии "Республика 2030". При этом напомним, что независимый депутат Алдис Гобземс уже организовал партию "Закон и порядок".

Линдеман отмечает интересный момент - Домбровский и Шлессерс в своей прошлой политической жизни были антагонистами. Добмровский как раз был тем самым министром, который объявил в Латвии крестовый поход против олигархов, к которым относится Шлесерс. При этом они и по сути различные персонажи - Домброский. который является представителем либерально - прогрессивного направления, и Шлесерс, который скорее от более традиционалистской, консервативной, религиозной среды.

А теперь им придется конкурировать за одну и ту же группу избирателей, за одну и ту же среду. Эти избиратели в большинстве своем латышские, среди них русские, которые уже достаточно интегрировались в латышскую жизнь, и плюс - часть латышей, настроенных более или мене прагматично.

"Эти люди не предъявляют особых претензий к власти за травлю русских, но при этом видят избыточным постоянное раздувание конфликта с Россией, считая его бессмысленным, невыгодным и даже опасным. И я уверен однозначно, что такая среда есть", - подчеркивает линдерман.

И Шлесерс, и Домбровский могут бороться только за эту среду. Ясно, что латышские националисты и латышская бюрократия не будут за них голосовать. В то же время ясно и то, что и на русском фланге есть Русский союз Латвии, "Согласие" и, возможно, еще и новая партия Гобземаса.

Так что Шлесерсу и Домровскису, по мнению Линдермана, остается небольшой фланг избирателей, который может "прокормить" только одну партию. Поэтому планы упомянутых политиков скорее неосуществимы.

По теме

Дело "русского шпиона": стало известно о состоянии здоровья Бурака в тюрьме
"Шпионы России": как в Латвии пытаются подставить журналистов Baltnews и Sputnik
Русский язык в Латвии в начале XX века: на деньгах, документах и в речах
Теги:
Литва, русский язык, латышский язык, Латвия

Главные темы

Орбита Sputnik