Учиться на русском. Власти Латвии завинтили гайки, но лазейки есть

© Sputnik / Алексей Стефанов Юлия Сохина
Юлия Сохина  - Sputnik Латвия, 1920, 22.11.2021
Подписаться на
В эксклюзивном интервью Sputnik Латвия глава Сообщества родителей Латвии Юлия Сохина рассказала, как, несмотря на козни властей, детям удается давать образование на русском и почему есть шанс выиграть иск против государства в ЕСПЧ
РИГА, 22 ноя - Sputnik, Алексей Стефанов. В общественное движение сохранения образования на родном русском языке мама троих детей Юлия Сохина влилась в 2018 году, когда узнала, что власти Латвии на законодательном уровне сделали все для того, чтобы окончательно убить русские школы.
Начинала Юлия с того, что, встречаясь с другими родителями, надеялась на Конституционный суд Латвии, который, как казалось, должен отстаивать права всех жителей страны. А тем более детей. Но высший судебный орган в 2019 году дал зеленый свет "ассимиляции". Тогда родители стали писать иски в Европейский суд по правам человека. В итоге Юлия Сохина так втянулась, что стала активистом защиты русских школ и возглавила Сообщество родителей Латвии.

Писать иски в ЕСПЧ, пока у чиновников не сдадут нервы

"Нужно было подавать иски в ЕСПЧ, а как замотивировать родителей? Потому что у всех страх, непонимание, внутренний барьер. Каждый иск должен быть личный, индивидуальный. Нужно написать о себе, своих детях, да еще выступить против страны. А сколько исков нужно? На тот момент думали, чем больше, тем лучше. Потому что, если придет много жалоб, в Европейском суде по правам человека запускается специальная, ускоренная процедура, поскольку там видят, что ситуация критическая. На это и рассчитывали. Иначе среднее время рассмотрения – 5–10 лет. И нынешним родителям это будет уже неактуально", – рассказывает Юлия Сохина.
Учебники русского языка - Sputnik Латвия, 1920, 12.10.2021
Еще одна языковая реформа? Левитс продвигает языки ЕС, но в школах Латвии спрос на русский
Начав со сбора подписей, активистка осенью 2019 года попала на стажировку в ООН по теме защиты прав меньшинств. Учеба была связана и с Советом Европы, ЕСПЧ, а одна из лекций проходила в зале Европейского суда. Юлия воспользовалась ситуацией и узнала, сколько именно исков должно прийти, чтобы суд начал ускоренную процедуру. Ей ответили, что стандарта нет, но и 30 исков будет достаточно.
"Тогда для себя мы поставили планку – 100 исков, а собрали и подали 145. Я проводила раз в две-три недели родительские собрания, обсуждала с родителями наши действия. Консультировалась с юристами, какие конкретные шаги мы можем предпринимать, если учителя говорят, что не имеют права переводить урок на русский язык, если ребенок ничего не понимает", – вспоминает Юлия Сохина.
Иски в ЕСПЧ были поданы не только по переводу муниципальных школ нацменьшинств на латышский язык обучения, но также по переводу на госязык русских детских садов (с 5 лет занятия в садике преимущественно должны происходить на латышском) и частных русских школ. И случилось невероятное – в начале этого года ЕСПЧ выбрал 10 семей, то есть 10 исков, и прислал вопросы правительству Латвии. Это значит, что иски были не только приняты и зарегистрированы, но также прошли стадию единоличного судьи, на котором отклоняется до 90% жалоб, поясняет Сохина.
Начался следующий этап – коммуникация суда с правительством Латвии. Дальше власти страны до июля предоставили свой комментарий, правозащитники прокомментировали ответы правительства, и до 1 сентября все документы снова ушли в Страсбург. Сейчас правительство уже дало вторые свои комментарии на реакцию (документы) правозащитников.
Учебники эстонского языка. - Sputnik Латвия, 1920, 10.09.2021
В двадцать одну русскую школу Эстонии придут эстонские учителя
"Теперь все может произойти очень быстро. Например, весной следующего года уже может быть решение. Но все может и зависнуть на неопределенное количество времени. Чтобы этого не произошло, мы приняли решение снова писать иски в ЕСПЧ, чтобы они продолжали приходить, мозолили им глаза, чтобы чиновники в Страсбурге понимали – тема для нас, латвийских родителей, очень актуальна", – говорит Юлия Сохина.
В ЕСПЧ есть такая проблема – подать иск можно только в течение шести месяцев (по новым правилам – в течение четырех) после принятия или вступления решения в силу. Получается, что родители не всех учеников могут писать жалобы, а именно тех, кого реформа коснулась впервые. Например, первоклассников. Второклассники уже не подпадают под эту категорию – они уже год отучились по новой системе. Также с реформой столкнулись ученики 7-х и 10-х классов.
Это и решили использовать активисты – сейчас иски пишут родители детей из 1, 7 и 10-х классов и дошкольников пяти лет, поясняет Юлия Сохина. Срок подачи – до конца декабря. А в следующем году процедуру можно повторить – новые ученики этих классов впервые столкнутся с реформой образования, а значит, родители имеют право подавать иски в Европейский суд.

Искала для дочки, нашла для всех детей

"Все ухудшающаяся ситуация в Латвии с образованием в целом и с учебой на русском языке заставили меня думать, что делать с обучением собственных детей, искать какие-то дополнительные возможности. В прошлом году активно интересовалась, как помочь дочери, и увидела интересное предложение – Санкт-Петербургский государственный университет опубликовал предложение, что начиная с 10-го класса любой желающий может подключиться к их программе обучения. Связалась с представителем вуза, спросила, могут ли они сделать такое же обучение для детей помладше. И они не отказали", – рассказывает активистка.
Самым главным вопросом для них было – наберутся ли классы. Даже в старшие записалось не так много школьников, как рассчитывали. Сохина пообещала, что уточнит этот вопрос, и уже через неделю у нее на руках было 1000 заявок от родителей 6–9 классов. Спрос оказался колоссальным. В итоге в прошлом году на виртуальное обучение в СПбГУ записалось 1500 человек. В кратчайшие сроки организовали и запустили программу для 6–9 классов. Был в этом и такой важный момент – обучение по этой программе проходит совершенно бесплатно.
Всероссийский географический диктант в регионах России - Sputnik Латвия, 1920, 09.04.2021
Из двух зол - худшее. Сейм Латвии принял новый закон о языках обучения в вузах
"Сейчас уже идет второй год обучения, и мы добавили 5-е классы. Я дергаю Питер, чтобы они организовали классы и для детей помладше. Они готовы, но просят время – надо же набрать преподавателей, подготовить всю программу, – улыбается Юлия Сохина. – Так что пандемия, как это ни странно звучит, сыграла нам в плюс: детей переключили с очного на заочное обучение, и благодаря этому наши дети получили возможность учиться в СПбГУ. По субботам встают, подключаются к лекциям и слушают их, а по окончании учебы получают диплом, который может им пригодиться в будущем, если решат получать образование в России".
Изначально СПбГУ планировал выдавать дипломы только старшеклассникам, но в этом пилотном проекте ученикам 6–9 классов тоже решил выдать дипломы. Правда, домашних заданий у детей не было – преподаватели хотели посмотреть, интересно ли в целом детям слушать лекции. Чтобы это понять, устраивались родительские собрания, проводилось анкетирование. И оказалось, родители очень ждут, что детям будут задавать задания на дом. Поэтому в этом году все будет серьезнее – домашние задания, тестирование.
"Когда запустили регистрацию на учебу в Питере, родители отмечали, какие предметы интересны, и вуз все это добавил: 5-й класс – четыре предмета, 6-й класс – пять предметов, 7-й – шесть предметов, 8–9-й класс – восемь предметов. Это очень помогает. К примеру, в Латвии химия и физика с 8-го класса преподается сразу на латышском, и начинаются сложности. А если тему пропустил, не догнать – учебник на латышском, терминология не переводится. А тут есть возможность на родном языке вникнуть и полюбить предмет", – поясняет Юлия Сохина.
Девочка за компьютером - Sputnik Латвия, 1920, 04.08.2021
"Прощай, латвийская школа": запрет на русский язык толкает родителей на риск
Программы конечно, различаются, хотя в чем-то адаптированы и под латвийские школы, говорит она, но учеба в СПбГУ идет не как основное, а как дополнительное образование. Это большущая поддержка для латвийских детей. К слову, в виртуальных классах обучаются дети не только из русских семей, но есть и латыши. Это тоже говорит о многом – реформа образования коснулась всех.
"Некоторые родители говорят, что один день обучения в этой школе дает больше, чем неделя в обычной", – подчеркивает Сохина.

Образование на русском. До основания, а затем…

Зачем Латвия убивает образование на русском языке? Юлия Сохина говорит, что заявленная цель – чтобы люди знали латышский, не выдерживает никакой критики. Она и так уже достигнута. Есть исследования, которые показывают, что 80% школьников и так знают язык хорошо или очень хорошо.
"Говорят, что для нашего же блага. Тоже нет. Получается очень топорно – никакого плавного перехода с одного языка на другой, никакой билингвальной методики, никаких учебников. Расчет на то, что ребенок приходит из билингвальной семьи, с рождения погружен в языковую среду. Но большинство детей в семье все-таки говорят на русском, для наших детей латышский не родной. Однако это не понимают наши соседи по стране", – говорит Юлия Сохина.
Она вспоминает, что на заседании Конституционного суда, когда рассматривалось дело по школам, выступал ответчик – представитель со стороны государства – и недоумевал, как так получается, что ребенок в семь лет, приходя в школу, не знает латышский.
В учебном кабинете - Sputnik Латвия, 1920, 19.06.2020
У частных школ в Латвии есть шанс на русский язык: что сказала Венецианская комиссия
"Очень просто. Ребенок родился в русской семье, ходил в русский садик, где русские педагоги, ходил на кружки, где русские тренеры и преподаватели, в группах такие же русские дети. Потому что в Латвии очень много русских – в Риге 53% русскоговорящих, в Латвии – 37%. Здесь большая самодостаточная русская община. Чему удивляться? Часто говорят, что вы качаете права. В Германии или Англии вы бы себя так не вели. Но мы сюда и не приезжали, русские живут здесь столетиями. А латышский мы знаем, учим в более старшем возрасте. Но качественно учить латышский язык и учиться на нем – это большая разница", – подчеркивает активистка.
До начала всех этих реформ русская школа показывала намного лучшие показатели, чем сейчас после всех реформ, которые еще продолжаются, отмечает она.

Даже название предмета "русский язык" вымарали

"В целом сейчас проходит несколько реформ в школах, и во всей этой суматохе оказалось, что у наших детей отбирают последнее – сократили количество часов русского языка и литературы. Если раньше было пять-шесть уроков, то сейчас только три. Если раньше ребенок шел в первый класс, и у него были отдельно русский язык и литература, то сейчас это один предмет, один учебник. И называется – язык и литература нацменьшинств. Есть английский, латышский, немецкий, а русский – это теперь язык нацменьшинств. С этим тоже нужно будет разбираться", – говорит Юлия Сохина.
Три урока в неделю на русский язык – это крайне мало, подчеркивает она. Дети не успевают ничего пройти – больше нет сочинений, стихотворений, разбора произведений. Если бы не учеба в СПбГУ, признается собеседница, сохранить красивый русский язык в семье многим родителям было бы очень сложно. А многие уже и не пытаются. Особенно молодые родители, которые сами прошли через все эти реформы и уже не понимают, зачем им русский.
Девочка за компьютером - Sputnik Латвия, 1920, 18.11.2021
Все больше латвийских родителей выбирают для детей иностранные школы
"Раньше в школе на уроках музыки был русский фольклор – учили песни на русском языке. Сейчас хорошо, если есть хотя бы одна русская народная песня, остальные – латышские. Русские дети не будут знать даже этого. Происходит отрыв от нашей культуры. Если раньше в школах еще было много русских учителей, которые помогали разобраться детям в предметах, то сейчас они уходят – бесконечные проверки, в том числе языковые, доконали окончательно. А на смену им приходят учителя, чаще латыши, которые даже не знают русский. Связь с учеником не то что не устанавливается, ее просто нет. Они бы и рады помочь, но просто не могут", – рассказывает активистка.
А преподавать именно по билингвальной системе, о которой постоянно говорят, их никто не учил. Можно с уверенностью сказать, что в Латвии нет такой методики, утверждает собеседница. И дальше эти латышские преподаватели либо учат худо-бедно русский, либо уходят из школы. А что такое для ребенка постоянная смена преподавателей?
"Цель всех этих школьных реформ ясна – нас, наших детей хотят оторвать от корней, ассимилировать. Власти делают все для того, чтобы в Латвии было как можно меньше русского духа, культуры, праздников, пытаются изменить мировоззрение. Но мы сдаваться не собираемся. И очень ждем решения Европейского суда по правам человека. Хотя иллюзий тоже не строим", – говорит Юлия Сохина.
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
В ЭФИРЕ
Заголовок открываемого материала