15:13 18 Февраля 2020
Прямой эфир
  • USD1.0835
  • RUB68.7554
Новости Латвии
Получить короткую ссылку
7716

Задача латвийского солдата — выжить и победить, а погибает пусть враг, считает министр обороны Латвии. А где, собственно, Латвия? Ау! Подвиг на подвиге - распорядок для одного вождя и морального лидера нации

Латвийскому обществу не хватает смелости, не хватает лояльности. Но есть план, как  исправить ситуацию. Это концепция "Всеобъемлющей обороны государства". В  разговоре с министром обороны Артисом Пабриком журналист Neatkarīgā  интересуется, как в Латвии обстоят дела с лояльностью русских, и готова ли страна к партизанской войне.

Сопротивление осмысленно?

Недавно было представлено исследование о желании латвийского общества защищать государство. Здесь есть как положительная, так и отрицательная новости.

Плохая новость - в Латвии по-прежнему есть различия между, скажем так, этническими латышами и неэтническими латышами или теми, кто в доме говорит по-русски, сетует министр.

Помощь вооруженным силам, поддержка размера военного бюджета в 2% от ВВП, патриотизм - здесь этнические латыши заметно впереди. Но! Мы видим постоянный позитивный рост среди русскоязычных. Это означает то, что мы до сих пор делали, в принципе является правильным направлением, говорит Пабрикс.

Вторая позитивная новость относится к реализованным нами реформам. Мы видим, что общество в целом - около 80% - поддерживает внедрение всеобъемлющей системы обороны государства, а обучение военному делу в учебных заведениях поддерживает очень большой процент.

Также постепенно растет понимание жителей того, что нужно делать в кризисных ситуациях. В то же время у людей не хватает информации, и это одна из задач Минобороны, по мнению Пабрикса, информировать общественность и лучше подготовить людей, рапортует глава оборонного ведомства.

Таким образом, общий вывод очевиден: ситуация постепенно улучшается, понимание постепенно улучшается, но поле деятельности еще достаточно большое. Такая осторожная оптимистическая перспектива.

Пусть другой умрет

Однако, продолжает осыпать Пабрикса вопросами журналист, исследование показывает, что шокирующе маленькое количество латвийцев готовы отдать свою жизнь за Латвию. Среди латышей таковых всего 27%, а среди русскоязычных и того меньше — 10%.

Отвечая на этот вопрос, Пабрикс показывает себя либералом. По его словам, отдать жизнь за какую-либо идею — это слишком громко. Даже в клятвах нам надо быть более позитивными, а совсем не так, как в советское время все время говорить о смерти. В конце концов задача воина — выжить и победить.

"Пусть тот, другой умрет!" - оживленно поддакивает Пабриксу журналист Neatkarīgā, и министр удовлетворенно соглашается.

Между тем, среди русской публики есть почва для всевозможных рисков. Каков план правительства, чтобы поменять ситуацию, снова спрашивают у главы Минобороны Латвии.

На что он отвечает, что тут никаких чудодейственных средств быть не может, кроме известного - вовлеченности. Если этих людей вовлекать, информировать, если заставить сотрудничать, тогда возникнет общее чувство и общие ценности.

В советское время в Латвии были раздельные детские сады, школы, и это разделение основывалось на этнических признаках, создавая трудности для общего понимания, сокрушается Пабрикс.

Можно подумать, что министр здесь в очередной раз делает выпад в сторону СССР, вот только выходит, что он "укусил" сам себя. После такого пассажа начинает казаться, что Пабрикс сожалеет, что в советской Латвии существовали не только русские, но и латышские детские сады.

Армия не делит по национальности

Пабрикс гордится тем, что в латвийской армии никого не делят по национальной принадлежности или по языку. Здесь гораздо больше распространены патриотизм и общие ценности. Поэтому уроки обороны в школах могут послужить сплочению общества.

В то же время министр признает, что в Латвии существует так называемая историческая память, которая связана с этнической принадлежностью к России. Ее невозможно поменять в один день, тут нужна долгая и кропотливая работа.

Переходя от национальной разрозненности к общей проблеме, журналист замечает Пабриксу, что армейские чины озабочены тем, что у современной молодежи мало здоровой агрессии, и есть страх перед оружием. Согласно исследованию, 55% опрошенных готовы защищать государство, но только не военными средствами.

На это министр парирует, что оружие в руки готовы взять 31% респондентов, что немало. А пацифизм молодежи — это явление, характерное для всего западного общества.

 

По его словам, латвийцы все больше напоминают разленившегося домашнего кота, в то время, как за дверями реваншистски мяукает уличный кот. И, конечно, если их свести вместе, исход ясен.

А на вопрос о том, каков сегодня уровень угрозы для Латвии, Пабрикс авторитетно отвечает, что он довольно низок. До сих пор не было ни больших угроз терроризма, ни прямого вторжение из-за границы.

Нелегкая прогулка для "противника"

Что касается характера будущей войны и обороны страны, то это не будет удерживание линии фронта и окопов. Это не будет линия Мажино (система французских укреплений, на границе с Германией от Бельфора до Лонгийона).

Пабрикс не исключает даже, что на какое-то время часть территории Латвии может оказаться в руках противника. Но при этом он говорит о том, что необходимо ясно осознавать, что сопротивление Латвии после этого не прекратится. Эта территория по-прежнему будет опасной для противника. И к этому латвийцы должны готовиться. 

Но кто будет участвовать в сопротивлении - все общество или профессионалы, задает вопрос корреспондент.Ведь в законе сказано, что сопротивляться — это обязанность каждого. 

Министр ответил, что участвовать в сопротивлении должны представители различных слоев общества, в зависимости от степени своей подготовки.

– Вам они известны? - выпытывает журналист.

- Нам они известны, - утверждает  министр.

– И те, кому предстоит сражаться в первых рядах, тоже об этом знают? - интересуется журналист.

– Думаю, что латвийской общество достаточно патриотично, чтобы мы били уверены, что на этой территории сопротивление продолжится, - уверяет министр.

А где же Латвия?

Теперь, собственно, о том, является ли Латвия действительно только территорией, или чем-то большим?

Айнарс Кадишс на портале Pietiek.com перечисляет, каких атрибутов государственности в Латвии не существует. И приходит к неутешительному выводу, что не существует и самой Латвии, как государства.

У Латвии больше нет ни одного признака государственности, а именно:

– нет своего правительства (есть оккупационная администрация)

– нет своего законодательства (приоритетны директивы ЕС)

– нет своей территории (большая, если не бОльшая часть лесов, болот и сельскохозяйственных земель продана иностранцам или заложена в банках).

– нет границ (за исключением восточных)

– нет своей валюты

– нет своей армии (та, что есть, не защищает интересы народа Латвии. Более того, в Латвии находятся иностранные вооруженные силы.

– Нет жи... Ой, простите, чуть не написал, что нет жителей, однако надо еще немножко подождать, чтобы не было. При сохранении существующей динамики демографии, политики и политических негодяев, местные жители исчезнут через пару десятков лет.

Кто этот великий старик?

Публицист Эгилс Лицитис в Latvijas Avīze в ироничном ключе коснулся образа вождя латышской нации — президента Латвии Эгилса Левитса. К этому его подвигло интервью президента на латвийском телевидении и его бурная деятельность на международной арене.

В пятницу в телевизоре видел "белого папочку". Можно сказать, пишет автор, что в студию Закюсалы явилась "негасимая Воля" и "Великая Эрудиция". Интервью давал моральный лидер нации и высший правитель.

Вернувшись домой из далеких странствий на высокогорном форуме Давоса, президент Эгилс Левитс снял шубу и боты, повесил в шкаф приличный для дипломатического салона костюм светского льва, запихнул под кровать лакированные туфли и обул рабочие сапоги для трудов на благо государства, готовый встретить характерную на земле Мары зимнюю погоду со снегом и льдом и спрятать Латвию за пазухой от загадочного, смертоносного китайского коронавируса.

На перекрестье сложных вопросов журналистов государственный лидер вел себя уверенно, находчиво, излучал жизнерадостность, энергию и открытость. Правдивый муж выразил решимость добиваться сверхзадач, которые, конечно, отвечают интересами людей и чувству принадлежности к латышской нации.

Глава государства  с беспокойством говорил о ходе запланированной территориальной реформы – идут ли  изменения в правильном направлении, не движутся ли кособоко и не приведут ли к гражданской войне с беспорядками и кровопролитием.

Во времена новых административно-территориальных землемеров на периферии остались лишь некоторые демилитаризованные зоны, в то время, как во многих местах за границами столицы вспыхивают беспорядки, обострения, восстания, жители обещают взять вилы и колья и иные колющие, стреляющие и бьющие предметы и маршировать в Ригу, чтобы рассчитаться с поборниками  реформы и подать жалобу в Конституционны суд.

И тут президенту не остается ничего другого, как идти в ногу с народом, сделать так, чтобы суйты и селы, и другие соплеменники были довольны, чтобы регионы не разделила вражда.

С 8 утра до 10 утра - подвиг

Неспокойные времена пришли и в окружающий мир. Президент Латвии должен быть готов к спасению граждан Латвии, в какой бы опасности они ни находились – на островах в Британии или в тюрьме в Дании.

Первое лицо латвийской дипломатии, будучи интеллектуалом высокой пробы, является единственным лучиком надежды на то, чтобы с Латвией не произошло так, как всегда случается в международном сообществе, где большие волки съедают маленьких.

Вот какова повестка дня президента на понедельник:

1) Утренний звонок королеве Англии Елизавете II - должен утешить  дом Виндзоров, подданные которого решили покинуть Европейский  союз.

2) Созвон с датским монархом во имя спасения подданной латвийского государства.

3) Телефонный разговор с королем Южной Африки для выражения протеста против плохого обращения с белыми женщинами в местных тюрьмах.

4) Контакт с президентом Эстонии Керсти Кальюлайд — вернулась  ли уже снежная королева из Антарктиды?

5) Принятие активистов защиты рижских зеленых насаждений в замке для поиска решения с новостройкой Службы госбезопасности – надо ли президенту самому приковать себя к дереву в парке на предусмотренной для застройки площади.

Хотя многие не согласятся, что президент — врожденный борец с темными силами, хотя еще заметны давление и влияние олигархов, Левитс, будучи колоссом хорошего управления и законности, направляет страну на освещенный путь прогресса и разума. С необходимыми высшему государственному мужу самоуважением и осанкой, завершает Лицитис.

По теме

Латвия не может "изъять из оборота" жителей на два года: Пабрикс ответил США
Телефон президента - только мне: Пабрикс показал жителям Латвии, как готовится к кризису
Пабрикс рассказал, как жалуется США на нехватку средств на оборону Латвии
Теги:
оборона, солдаты, Латвия

Главные темы

Орбита Sputnik