02:59 26 Июня 2019
Прямой эфир
  • USD1.1388
  • RUB71.4389
Митинг Интерфонта, 1990

Тайны Интерфронта: краткая история страшной организации

© Photo газета "Единство"
Новости Латвии
Получить короткую ссылку
1639

Так как историю пишут победители, эта история смахивает на классическое фэнтези: с одной стороны - светлоликие эльфы из Народного фронта, с другой - мрачные орки, говорящие на варварском восточном наречии; что же такого сделал Интерфронт, что так всех напугал

РИГА, 9 янв — Sputnik, Михаил Губин. Тридцать лет назад в Риге была создана, пожалуй, самая таинственная организация.

Седьмого января 1989 года в Доме политического просвещения открылся учредительный съезд Интернационального фронта трудящихся Латвийской ССР, или Интерфронта (ИФ), как его для краткости называли.

Второй фронт

Съезд проходил два дня, открытие транслировали по телевидению. Было аккредитовано более двухсот советских и зарубежных журналистов. Среди 657 делегатов съезда были представители различных слоев населения республики — рабочие, крестьяне, интеллигенция, молодежь. Среди гостей — представители партийных, советских, профсоюзных органов, активисты общественных и неформальных организаций.

Основной доклад сделал глава оргкомитета Анатолий Белайчук, проректор Рижского Краснознаменного института инженеров гражданской авиации. Затем были заслушаны содоклады делегатов и гостей по проблемам межнациональных отношений, развитию экономики, экологии и правам человека.

Член оргкомитета Анатолий Белайчук, из газеты Единство, 1990
© Photo газета "Единство"
Член оргкомитета Анатолий Белайчук, из газеты "Единство", 1990

Среди прочих выступали доцент Латвийского госуниверситета Татьяна Жданок и профессор Московского университета Гавриил Попов, будущий мэр Москвы. А также председатель Верховного Совета Анатолий Горбунов.

Считается, что Интерфронт появился в ответ на создание в октябре предыдущего года Народного фронта. Тем не менее, рассказывая об учредительном съезде ИФ, агентство Латинформ находило между двумя фронтами немало общего, в том числе и в программных документах.

Что совершенно неудивительно, в то время об экологической, экономической, демографической и политической ситуации в Латвии говорили со всех трибун, это был прямой путь в тогдашнюю политику. А уж тем более всюду заявлялось о необходимости решать актуальные проблемы и предлагались пути решения.

"Это еще раз подтверждает факт, что всех жителей нашей республики, независимо от их национальности, убеждений и веры объединяет общая забота о будущем Латвии, о будущем следующих поколений, которые будут жить на этой земле", - пафосно восклицал Латинформ. Отмечая также остроту и категоричность представителей обоих фронтов и недоcтаток культуры политических дискуссий, уважения к оппоненту и нехватку готовности вырабатывать приемлемые компромиссные решения.

По уставу

Тем не менее в день открытия съезда активисты других движений и неформальных организаций пикеты не устраивали. Это было на второй день. А сами делегаты минутой молчания почтили память жертв сталинских репрессий в Латвии, а также возложили цветы к памятникам Ленина и Стучки.

Восьмого января съезд принял устав Интерфронта, декларацию и резолюции по вышеупомянутым вопросам. И выбрал совет в составе 85 человек. В заключение член этого совета профессор Белайчук заверил, что главная задача ИФ — всеми силами способствовать перестройке и консолидации всех прогрессивных сил в борьбе против административно-бюрократической системы, которая эту перестройку и тормозит.

Народный фронт Латвии (НФЛ), как известно, тоже называл себя объединением в поддержку перестройки.

Согласно уставу Интернационального фронта трудящихся, его задачами, помимо активного участия в процессах перестройки, были: повышение жизненного уровня жителей республики, защита их социальных интересов, свободное развитие всех наций и народностей Советской Латвии, укрепление дружбы народов, подъем экономики, борьба с проявлениями сталинизма, шовинизма и национализма, повышение политической, правовой и экологической культуры всех жителей Латвии и их национального самосознания, расширение социалистической демократии и гласности.

Местами очень похоже на программу НФЛ. Более того, в своей речи Белайчук заявил о необходимости концентрации всех сил и средств для изучения латышского литературного языка в детских садах, школах, техникумах и вузах.

Собственно, позиции Интернационального и Народного фронтов расходились по отношению к руководящей роли КПСС и федеративным принципам устройства СССР. Также по-разному им виделся статус государственного языка и Советской армии на территории республики.

Эльфы и орки

Глава оргкомитета, проректор РКИИГА Анатолий Белайчук недолго возглавлял Интерфронт, в руководители выдвинулись полковник запаса Игорь Лопатин и бывший директор завода Анатолий Алексеев.

Интефронт просуществовал недолго — неполных три года. С тех пор прошло около тридцати лет. Но тем не менее можно сказать, что до сих пор ИФ — самая ненавистная организация для латышских политиков, хуже КГБ.

В их устах само слово interfronte стало нарицательным ругательством в адрес других партий. А "возвращение Интерфронта" — политической страшилкой.

Пикет противников во время съезда Интефронта, из газеты Советская молодежь, 1989
© Photo газета "Советская молодежь"
Пикет противников во время съезда Интефронта, из газеты "Советская молодежь", 1989

Бывшим членам ИФ не дают доступа к государственной тайне. А если они состояли там после 13 января 1991 года, то неграждане лишены возможности натурализоваться, а граждане — избираться в Сейм и местные органы власти.

И это совершенно неудивительно. Ведь историю пишут победители. А эта история, усилиями победителей, весьма смахивает на классическое фэнтези.

С одной стороны, светлоликие эльфы из Народного фронта — все как один творческие личности: поэты, писатели, композиторы, музыканты. Даже в минуты смертельной опасности они продолжали петь и танцевать.

С другой стороны — мрачные орки: инженеры, рабочие, люди, далекие от искусства. Говорящие на варварском восточном наречии. Они вылезли из шумных и дымных корпусов заводов и фабрик, где с грохотом клепают страшное оружие, чтобы уничтожить свободолюбивых эльфов. Понятно, кто победил.

Думаю, примерно так это выглядит для юного поколения латышей. И это не так уж далеко от действительности. Если Народный фронт был создан латышскими деятелями культуры и членами творческих союзов, то Интернациональный фронт — детище русской технической интеллигенции, которой в Латвийской ССР было немало.

И это не только всемирно известный РКИИГА, но и Центральный научно-исследовательский институт автоматизированных систем управления Гражданской авиации, НИИ радиоизотопного приборостроения, научно-производственные объединения "Альфа", "Коммутатор", ВЭФ, "Радиотехника", РАФ. Предприятия Елгавы, Даугавпилса, Вентспилса. Не трудно понять, почему их больше не существует.

Неслучайно читатели латышских газет возмущались в письмах: почему на съезде Интерфронта не выcтупил ни один писатель? Ни один музыкант? Особо возмутился Союз композиторов, услышав на съезде утверждение, что в Латвийской консерватории обучение можно освоить только на латышском языке.

"Уже с момента основания консерватории в 1919 году, была возможность учиться одаренной молодежи любой национальности", - заявили композиторы. И, кроме того, назвали абсурдным предложение Белайчука не указывать национальность в официальных документах.

Исповедь коммуниста

Как ни странно, латвийские коммунисты относились к ИФ так себе. Об этом вспоминает в своих мемуарах, вышедших в прошлом году, бывший первый секретарь рижского горкома компартии Латвии Арнолдс Клауценс: "Как член бюро ЦК компартии Латвии я могу свидетельствовать, что инициатива образования ИФ не исходила из ЦК, секретари Центрального комитета, отделы аппарата никаких документов по этому вопросу не готовили. Более того, общая атмосфера в ЦК партии была более благоприятной к НФЛ, нежели к ИФ. Неслучайно, на учредительном съезде Интерфронта выступил А. Горбунов - член бюро ЦК КП Латвии, председатель Президиума Верховного Совета Латвийской ССР, а не первый секретарь ЦК Я. Вагрис, также принявший участие в работе съезда".

Клауценс пишет: "Несмотря на то, что с самого начала своего появления ИФ провозглашал необходимость укрепления руководящей роли КПСС в обществе и, в отличие от НФЛ, не претендовал на взятие власти в республике, отношение секретарей ЦК к Интерфронту нельзя назвать товарищеским, скорее — холодным. Более того, некоторые из них с самого начала заняли критическую, а вскоре и откровенно недружественную, даже, пожалуй, враждебную позицию.

Секретари ЦК не воспринимали Интерфронт как помощника и политического партнера в борьбе за сохранение и укрепление руководящей роли КПСС в обществе. В то же время с Народным фронтом Центральный комитет КП взаимодействовал более тесно и системно, прежде всего, через члена ЦК и члена Думы НФЛ Я. Петерса. Члены ЦК не только появлялись на митингах и других мероприятиях НФЛ, но и выступали на них".

Надо сказать, что сам Арнольд Петрович, что бы он ни писал сейчас, на пленуме Рижского городского комитета компартии Латвии 13 апреля 1989 года говорил: "С Интерфронтом связывают и новое явление в нашей жизни, такое, как забастовки... Их можно оценить только как проявление крайнего экстремизма, чуждого нашему социалистическому государству. Это не тот путь. Он несет за собой большие материальные потери, неуверенность в завтрашнем дне. И поэтому те, кто призывает бастовать, не найдут у нас поддержки.

В прошедших от имени Интернационального фронта митингах проявилась опасность шовинизма, ультимативных требований к компартии Латвии, правительству республики".

А вот НФЛ, наоборот, хвалил за "активное участие в принятии жизненно важных законов и постановлений республики".

История неуспеха

Что же такого сделал Интерфронт, что так напугал всех, и от этого страха некоторые не могут избавиться до сих пор?

Ну, например, издавал газету "Единство", чтение которой в общественном транспорте могло привести к серьезной конфронтации с окружающими латышами. Выпускал на Латвийском радио пятнадцатиминутную еженедельную программу "Ракурс", которая подвергалась жесточайшей цензуре. Мало того, что из нее вырезались фрагменты, так еще после нее до сих пор известный диктор хорошо поставленным голосом опровергал сказанное.

Уже 9 января 1989 года руководители Интерфронта на пресс-конференции заявили о готовности сотрудничать с НФЛ, "чтобы найти совместные пути решения проблем, в том числе по вопросам консолидации народа Латвии".

А 18 января газета Padomju Jaunatne опубликовала открытое письмо председателя Народного фронта Латвии Дайниса Иванса, который отверг возможность сотрудничества НФЛ и Интерфронта, потому что "деятельность Интерфронта направлена против прав латышской нации".

На выборах народных депутатов СССР в марте 1989 года представители ИФ и КПЛ получили голоса всего в восьми из 42 избирательных округов. В депутаты прошли Белайчук, Клауценс и Виктор Алкснис, который заявил о подтасовках при создании избирательных округов, но его не услышали.

Ну а 18 марта 1990 года Интерфронт принимал участие в выборах в Верховный Совет ЛССР, наилучшие результаты были получены в Риге. Его сторонники, в их числе и Алкснис, победили в 23 из 60 округов города. Но Народный фронт в целом получил голосов больше. Что и сказалось на результатах главного голосования — о независимости Латвии.

1 мая 1934 года, Улманис уже задумал переворот. Фотография из журнала Атпута
фото из личного архива Михаила Губина

Кроме того, ИФ проводил митинги, первый — уже 23 февраля 1989 года в Риге, против закона о государственном языке. Тысячное шествие прошло по центру города к памятнику Освободителям. Но закон о государственном латышском языке был принят 5 мая.

Там же на сессии Верховного Совета Латвийской ССР министр культуры Раймондс Паулс заявил с трибуны, что культурные жители Латвии уполномочили его потребовать, чтобы Верховный Совет признал деятельность руководителей Интерфронта Игоря Лопатина и Анатолия Алексеева нежелательной для Латвии и он попросил бы Российскую Федерацию разрешить им прописаться в Пыталовском районе Псковской области.

В апреле ИФ объявил было о всеобщей забастовке, этот призыв дружно осудили Дума Народного фронта, Бюро ЦК КПЛ и Бюро Рижского городского комитета партии. Забастовки не вышло.

Так, 15 декабря 1990 года III съезд Интерфронта принял обращение к съезду народных депутатов СССР с просьбой рассмотреть вопрос о введении президентского правления в Латвии. Но Горбачев не откликнулся.

Самый крупный митинг сторонников Интерфронта прошел 15 января 1991 года на стадионе СКА в Риге. Участвовало примерно десять тысяч человек. В этот же день Верховный Совет ЛР принял постановление о восстановлении прав граждан Латвийской Республики и основных правилах натурализации.

Бойцы рижского ОМОНа на Домской площади в августе 1991
© Foto : из личного архива Дмитрия Машкова

Митинг 15 января вообще крайне таинственное событие. Как известно, именно на нем созданный накануне Вселатвийский комитет общественного спасения (ВКОС) объявил о переходе в его руки всей государственной власти и поручил президиуму ВКОС образовать правительство. Но ничего не произошло, более того, это мало кто заметил, так начались "баррикадные дни".

Клауценс в своей книге высказывает предположение, что идея перенятия власти у Народного фронта через ВКОС с помощью частей Прибалтийского военного округа была разработана в Москве и согласована с самим Михаилом Горбачевым. И даже получила его поддержку. Но после событий в Вильнюсе, Горбачев, как всегда, отказался от своих слов и обещаний.

После всего

В августе 1991 года ИФ поддержал ГКЧП как "единственную меру, способную остановить и вернуть развитие общества к цивилизованным формам жизни, остановить катастрофу государства и бедствие советского народа", говорилось в заявлении исполкома ИФ.

Само собой, 10 сентября 1991 года решением Верховного Совета ЛР Интернациональный фронт трудящихся Латвийской ССР был запрещен. Формальная причина — поддержка ГКЧП.

Достоверных данных о численности Интерфронта нет, так как членство в нем было не фиксированным. В 1989 году называлась цифра 300 тысяч человек, позднее в интефронтовцы засчитывали всех участников митингов.

После запрета организации судьбы его руководителей сложились по-разному. Председатель совета ИФ Игорь Лопатин создал организацию Союз коммунистов Латвии, притом что компартия была запрещена. В интервью того периода он высказывал надежду, что трудности начавшегося дикого капитализма мобилизуют народные массы на борьбу. Но не дождался. Уехал в Москву, где и умер.

Председатель президиума ИФ Анатолий Алексеев как наследник купеческого рода Мочалкиных после денационализации и реституции оказался крупным домовладельцем. Он вернул себе пять домов, самый большой - на углу Кр. Валдемара и Ханзас. От него ждали льготных условий аренды для политических единомышленников, но напрасно.

Председатель президиума ИФ Анатолий Алексеев, из газеты Единство, 1990
© Photo газета "Единство"
Председатель президиума ИФ Анатолий Алексеев, из газеты "Единство", 1990

Такова вкратце трагическая история Интернационального фронта трудящихся Латвийской ССР.

Можно сказать, что положение этой общественной организации заранее было проигрышным, просто тогда никто этого не предполагал. Но партийное руководство, которому они клялись в верности и подталкивали к решительным действиям, отвернулось от них, причем как на уровне Москвы, так и Риги.

Бывший первый секретарь ЦК КПЛ Янис Вагрис все-таки не зря в 2010 году был награжден Орденом Трех звезд. А за "заслуги в деле завоевания независимости".

Интерфронт подвергся беспрецедентной в тот время травле в латышских средствах массовой информации. Карикатуры, статьи, телевизионные сюжеты. На демонстрации 7 ноября 1989 года несли лозунг "Интерфронт — интернацисты", соответствующий плакат можно было видеть на выставке.

Хватало всякого, но в заключение приведу анекдот, опубликованный 7 января 1990 года латышским юмористическим журналом "Дадзис".

"Трое поехали рыбачить на озеро. Один был из Народного фронта, второй — из Интерфронта, а третий, еврей, ни в каком фронте не состоял. Поймали золотую рыбку. Та просит, чтобы ее отпустили обратно, а она выполнит по одному желанию каждого. Первым свое желание сказал народофронтовец: "Пусть на нашей земле не останется ни одного мигранта!" "Пусть завтра не станет ни одного националиста!" — отвечает интерфонтовец. Третий подумал и спрашивает: "А ты, рыбка, их желания исполнишь? - Да! - В таком случае, мне, пожалуйста, кофе!"

По теме

Латышей спасло нахождение в России и СССР: о чем писали латышские СМИ
Представителей Латвии и Эстонии оскорбило сравнение ЕС и СССР
"Жигули", колбаса и четырехкомнатная квартира от государства: латыш скучает по СССР
СССР дал Латвии все, сейчас она потеряла независимость: о чем писали латышские СМИ
Теги:
независимость, Латвия

Главные темы

Орбита Sputnik