В шаге от экологической катастрофы: где случится следующее наводнение

© AFP 2023 / GINTS IVUSKANSЛедовый затор простирается примерно от Плявиняса до Екабпилса
Ледовый затор простирается примерно от Плявиняса до Екабпилса - Sputnik Латвия, 1920, 21.01.2023
Подписаться на
НовостиTelegram
Причиной стихийного бедствия могут стать четыре дамбы и две малые ГЭС на речке Берзе — притоке Лиелупе; почему активисты бьют тревогу
РИГА, 21 янв — Sputnik. Во-первых, из-за тромбов на реке в этом районе прямо сейчас, а тем более к началу весны может случиться паводок, поскольку вода по Берзе постоянно прибывает и не может сойти вначале в речку Свете, а потом и в большую Лиелупе, пишет газета "Сегодня".
Во-вторых, в районе Земгале и Курземе, где пролегает русло Берзе, размываются сельхозугодья, заболачиваются леса, окончательно разбиваются проселочные дороги.
В-третьих, сама курземско-земгальская речка Берзе, если напором воды на ней пробьет дамбы, может попросту стечь в Лиелупе и в итоге к лету полностью обмелеть.
Затопленные дома в Екабпилсе, 15 января 2023 года - Sputnik Латвия, 1920, 17.01.2023
"Спасение утопающих…" Что показало наводнение в Екабпилсе
Похожие истории в Латвии известны. Скажем, в Латгалии в нулевые годы пропало два притока Даугавы. Или почти полностью обмелело русло речки Тартак: из-за старой дамбы, снесенной напором во время паводка, вода ушла в Даугаву.
Проблемой уничтожения речки Берзе уже много лет занимаются тамошние активисты и, в частности, земгальский общественник Владислав Волентинс, который дошел не только до властей Добельского района, но и до Министерства среды. Но, как оказалось, спасением некогда живописной Берзе никто всерьез заниматься не намерен.

Наводнения по вине человека

Сейчас по всей стране объявляется повышенный уровень опасности из-за резкой оттепели — самого опасного времени в тех местах, где зимой навалило особенно много снега, который теперь интенсивно тает. Пример Екабпилса показал, что существует реальная угроза затопления не только лесных массивов и полей, но и населенных пунктов.
Там, где на реках стоят дамбы, уровень опасности вообще критический, поскольку как владельцы дамб, так и малых ГЭС не спускают воду, и она давит на конструкции и может в любой момент снести их. А с учетом того, что по всей стране на реках возведены сотни малых ГЭС и дамб, беда эта поистине вселатвийская, и речь уже идет не только "просто об экологии", но о жизни людей в глубинке.
Подробно о ситуации в родном Земгале рассказал Владислав Волентинс:
– На речке Берзе — некогда одной из самых живописных и диких в Курземе и Земгале, по которой в свое время туристы сплавлялись на байдарках и каноэ и в которой рыбы водилось вдоволь, построили аж четыре дамбы по всей реке. И теперь она просто умирает вместе со всеми ее обитателями. А кроме того, дамбы из года в год в конце зимы и весной грозят целому региону природной катастрофой.
Речка Берзе бежит в том числе и в Добельском районе. В годы моей юности здесь было полно рыбы: туда из Свете и большой Лиелупе шел на нерест лосось, перед тем как отправиться в море. А миноги было столько, что ее местные чуть ли не руками ловили. И угря было полно.
Еще в годы Первой республики там построили дамбу перед водной мельницей. Но тогда существовала достаточно грамотная система отводных каналов и шлюзов, которые во время оттепели и паводков поднимали, чтобы вода не давила на искусственные конструкции и сходила в Лиелупе. Однако уже в 1990-х старую дамбу переделали полностью, а затем построили две новые. Плюс малые ГЭС — и ситуация кардинально изменилась.
В годы Первой республики к природе в нашем регионе люди относились более трепетно, чем в современной Латвии: рыба тогда через систему каналов спокойно шла выше по течению Берзе и потом уходила в Свете и Лиелупе. В советские годы тоже следили за ситуацией и всегда вовремя сбрасывали воду, за что отвечали тамошние власти. Но в 90-е по всей Латвии ситуация изменилась. Новые собственники дамб реку буквально изуродовали.
Ледоход. Архивное фото - Sputnik Латвия, 1920, 16.01.2023
Как Екабпилс спасли от наводнения в 1995 году
Так, перед первой новой дамбой возле малой ГЭС перерыли пороги на реке. В результате дно стало заиливаться, а в таких местах ни лосось, ни минога, ни угорь не нерестятся. Некогда живая стремительная холодная Берзе местами уже напоминает болото с сине-зелеными водорослями, берега заросли осокой и густыми кустами. Вода потеплела и много где застаивалась, не очищаясь и не обогащаясь кислородом на высоких порогах.

Дамбы как тромбы

– Экологи совершенно верно сравнивают дамбы на реках с тромбами в сосудах человеческого тела, — продолжает мой собеседник. — Тромбы мешают нормальному току крови в организме, а дамбы — проточности воды на реках.
Собственники новых ГЭС с дамбами, разумеется, не делают каналов для миграции рыб и воду вовремя не спускают, что понятно, ведь чем сильнее напор воды, тем шустрее вращается турбина на станции, вырабатывая электричество.
А узнать, кому именно теперь принадлежат новые дамбы и ГЭС, рядовым районным общественникам не удается, как бы мы ни старались: информация, как правило, не публичная, да и собственники дамб и ГЭС то и дело меняются — попробуй за ними уследи, если ты не являешься сотрудником особых ведомств. Тем более когда обычно эти владельцы связаны с партиями власти. Хозяйка хутора, который расположен выше по течению Берзе, давно пытается добиться сноса первого "тромба", поскольку из-за него постоянно заливается не только ее территория, но и все проселочные дороги в районе. Однако безуспешно.
Я обращался в правление Добельского края, чтобы там решили проблему регулировки уровня воды в Берзе, но безрезультатно. Максимум, что в ответах на мои запросы говорилось: "Мы приняли к сведению ваше обращение" и, мол, будем думать, как решить проблему.
Примерно такие же ответы были и от управляющего волости Бирзе. Напрямую с собственниками дамб связаться общественникам не удается.
Наводнение - Sputnik Латвия, 1920, 05.08.2021
Ученые предупредили о стремительном росте числа пострадавших от наводнений
А в Министерстве среды ответ один: мол, в Латвии нет законов, которые бы предварительно оценивали вред дамб и малых ГЭС с точки зрения экологии. Да, можно, конечно, проводить биологические экспертизы в водоемах, а также рассматривать угрозу рекам — но лишь постфактум, когда река уже убита и территория вокруг изуродована окончательно. И этим пользуются владельцы тех же малых ГЭС.

Коридоры кончаются стенкой

А вот что рассказал один из руководителей Латвийской ассоциации рыболовов Алвис Бирковс, а также ведущий проектов Латвийского общества орнитологов эколог Роланд Лебус, уже более двадцати лет воюющий с малыми ГЭС:
— В нашей стране с каждым годом становится все актуальнее проблема сохранения рыбных ресурсов. Меньше становится не только лосося и другой красной рыбы, но и прочей — "простой". Причина ясна: во-первых, мы пожинаем плоды бездумного промышленного лова, а во-вторых, оставляет желать лучшего качество воды в реках, которую портят малые гидроэлектростанции и дамбы, причем точное количество последних никому неизвестно.
Экологи уже не один десяток лет требуют, чтобы структуры при Министерстве среды проверили ситуацию по всей Латвии, благо в госструктуре, в отличие от общественных организаций, и сил, и средств вполне хватает. Парадокс в том, что по сей день неизвестно точное количество дамб на реках Латвии с учетом не только новых, но и построенных в годы Первой республики.
Важно провести полный аудит этого "достояния республики", чтобы затем очистить реки — насколько это теперь в принципе возможно.
Дело в том, что дамбы — это реальные преграды на пути миграции рыбы, ведь ни минога, ни лосось с кумжой и хариусом — не акробаты. Они не в состоянии перескакивать через дамбы, где нынешние владельцы тромбов на реках не проделывают, казалось бы, обязательные "рыбные коридоры".

Речные тайны

Всего экологи проверили в 1990-х и в начале нулевых несколько десятков дамб в разных регионах Латвии. Большинство из них не помечены ни на одной карте. Зачастую об их существовании знают лишь жители окрестных поселков и хуторов.
Еще во времена Первой республики в Латвии насчитывалось от 600 до 900 дамб, на которых работали водяные мельницы. Большинство из них оказались основательно разрушены во время Второй мировой, и потом, уже в советские годы, их состояние только ухудшалось. Восстанавливать дамбы тогда не стали — посчитали нецелесообразным расходовать средства, поскольку строили каскад ГЭС на Даугаве, на что уходили основные силы.
Потом, уже с середины 90-х, нашлось немало новых хозяев территорий, и многие дамбы отгрохали заново, увеличив и расширив их. Плюс построили малые ГЭС, однако до сих пор в реках полно старых "тромбов", мешающих проточности воды.
В Латвии вот уже лет 30 никто толком не анализировал ситуацию с дамбами, хотя в советское время был специальный мелиорационный институт при Министерстве сельского хозяйства ЛССР, где специалисты следили за ситуацией, вели учет и держали большую базу данных. Однако после развала ведомства в 1991-м практически все документы словно испарились, имеются лишь некоторые цифры за 60–70-е годы.

В тихом омуте деньги водятся

Экологи убеждены, что сносить дамбы необходимо — и как можно скорее. Это надо, чтобы вода в реках текла непрерывно, не "спотыкалась" о дамбы, не застаивалась возле них, могла бы самоочищаться на порогах.
Национальные вооруженные силы (НВС) Латвии привезли в Екабпилс специальную машину-амфибию для помощи в доставке людям продуктов, а также в эвакуации населения - Sputnik Латвия, 1920, 20.01.2023
Почему не объявили ЧС в Екабпилсе
Печально, но большинство владельцев дамб и малых ГЭС не понимают, что река без искусственных преград может принести владельцам территорий значительно больше прибыли.
Если дамбу сносят, то владелец участка территории, по которой протекает река, может заработать неплохие деньги от водного или эко-туризма. В том числе когда в реках возрастет количество красной рыбы, удастся успешно заниматься бизнесом на продаже лицензий на лов лосося и кумжи, как это делают во многих странах Европы. Рыболовный туризм в мире — один из самых популярных и прибыльных.
По сути начало строительства малых ГЭС, бум которого пришелся на середину 90-х, было пролоббировано тогдашними представителями находившихся у власти партий, заранее просчитавшими личную выгоду.
Кроме того, не секрет, что многие малые ГЭС — это прачечные для отмывки денег, ведь четко проконтролировать работу гидроэлектростанций невозможно в принципе…

Где взять профессионалов

Впрочем, вернемся к Берзе. Это приток Лиелупе, которая, в свою очередь, впадает в Балтийское море. Таким образом, удобрения с размываемых полей попадают в Балтику. А в итоге уже ухудшается экология нашего моря.
И такая ситуация теперь по всей Латвии. Неслучайно в прошлом году Латвийское отделение Всемирного фонда природы (WWF) объявило о начале новой экологической акции "Живая вода".
Впрочем, в ее рамках с отдельно взятыми дамбами и ГЭС на малых реках никто не пытается разобраться, поскольку не хватает специалистов в данной сфере. Об этой проблеме много раз говорили в Латвийской ассоциации рыболовов, которая по мере сил участвует в разных экологических проектах, но тоже не в состоянии решить проблему малых ГЭС и дамб, поскольку, опять же, нет специалистов, способных четко и всесторонне оценивать проблему и грамотно бороться с губителями природы.
Что уж говорить об общественных организациях, когда даже в Министерстве среды ощущается дефицит профессионалов, способных поэтапно решать проблему дамб и малых ГЭС.
И вот итог: то и дело раздаются тревожные сигналы по всей Латвии, как, например, сейчас из Добельского района, где уничтожают речку Берзе. Не раз о похожей проблеме вашему корреспонденту говорили активисты-общественники из Лигатне, где уничтожается прекрасная речка Салаца. И даже били в набат представители Национального парка "Гауя", поскольку из-за малой ГЭС в районе Карли страдает Амата — одна из самых живописных малых рек Латвии.
Лента новостей
0