Леонид Пасечник: в Донбассе идет гражданская война в интересах США

© Sputnik / Игорь Маслов / Перейти в фотобанкГлава Луганской народной республики Леонид Пасечник
Глава Луганской народной республики Леонид Пасечник - Sputnik Латвия, 1920, 07.05.2021
На какие компромиссы в Луганске готовы ради мира в регионе, кому выгоден конфликт в Донбассе и возможно ли сейчас примирение запада и востока Украины - рассказал глава ЛНР Леонид Пасечник
Глава самопровозглашенной Луганской народной республики Леонид Пасечник рассказал в интервью РИА Новости, на какие компромиссы в Луганске готовы ради мира в регионе, кому выгоден конфликт в Донбассе, почему руководство ЛНР не звонит Зеленскому, о чем вообще с ним хотели бы поговорить, и возможно ли сейчас примирение запада и востока Украины. Он также сообщил, как сейчас обстоят дела с экономикой региона, и какое "наследство" ему осталось от украинских властей.
– Какая сейчас ситуация на линии соприкосновения? Если сравнить с апрелем, спокойнее стало?
– Ситуацию на линии боевого соприкосновения можно охарактеризовать как стабильно напряженную. Единственный момент, когда более-менее было затишье, это с 22 июля прошлого года, когда был принят комплекс дополнительных мер по перемирию, и до Нового года. На линии соприкосновения было относительное затишье. Во всяком случае, как минимум по нашей стороне не велись обстрелы из тяжелого вооружения, из минометов. То есть была относительная тишина.
После Нового года все вернулось на круги своя. Наша территория подвергается постоянным обстрелам из тяжелого вооружения, минометов. Наши службы фиксируют практически пятикратное увеличение обстрелов нашей территории после 19 февраля, когда прошло закрытое заседание СНБО Украины, на котором было принято какое-то решение по Донбассу. Мы точно знаем, что применение тяжелого вооружения однозначно каждый раз согласовывается с высшим военным командованием Украины. Поэтому я бы сказал так, что в последнее время обстановка обострилась, имеет тенденцию к росту количества обстрелов нашей территории.
– Когда со стороны смотришь за этим обострением, все время кажется, что дело идет к какой-то кульминации? Есть же какой-то смысл у этих обстрелов? Допустим, обстреляли и пошли вперед, например? Вот чего от этого ждать? То есть в чем смысл увеличения этих обстрелов?
– Судя по всему, кто-то пытается нагнетать обстановку, кто-то пытается еще больше обострить конфликт. Я так думаю, что, конечно же, конечная цель, наверное, – попытка разжечь и активные военные, боевые действия. И в данной ситуации, безусловно, основным выгодополучателем из этой ситуации является Америка. Безусловно, только им выгодна война на нашей территории.
Я больше чем уверен, что простые жители Украины войны, боевых действий не хотят. Я точно знаю, что жители Луганской народной республики также не хотят войны.
Но однако, я так думаю, что политическое руководство США, так сказать, заокеанские кураторы политического руководства Украины подталкивают постоянно ее к тому, чтобы развязать в Донбассе активные боевые действия. Во всяком случае, я не помню каких-либо инвестиционных проектов, которые на территории Украины были бы (США – ред.) реализованы – запуск заводов, организация каких-либо предприятий, производств, восстановление, строительство каких-либо направлений промышленности. Вот я не помню.
Единственное, чем помогают Украине, это вооружением, это боеприпасами, это каким-то обмундированием и так далее, беспилотными летательными аппаратами, (беспилотниками – ред.) "Байрактарами" и так далее, наращивая военную мощь Украины и подталкивая ее к тому, чтобы развязать войну на Донбассе.
– Чего в таком случае ожидать от визита в Киев госсекретаря США Энтони Блинкена? К чему он будет подталкивать руководство Киева?
– Если честно, нам бы очень хотелось, чтобы наконец-то здравый смысл восторжествовал. И мы, безусловно, хотим, чтобы (Америкой – ред.) была дана команда своим подчиненным в лице Зеленского и всей политической элиты Украины к тому, чтобы войну в Донбассе прекратить, прекратить активные боевые действия, и чтобы наконец-то на нашей земле восторжествовал мир, чтобы решать возникшие конфликты в рамках Минских соглашений, то есть мирным путем.
Однако я уверен абсолютно в обратном. Я уверен, что это абсолютно не отвечает интересам Соединенных Штатов. И я думаю, что все заявления, все решения, которые будут приниматься, все инструктажи, которые будут проведены, будут ориентированы однозначно на обострение ситуации на Донбассе, которое в конечном итоге должно будет привести к развязыванию военного конфликта.
– То есть получается, есть вероятность, что после его визита наоборот будет новое обострение?
– Во всяком случае улучшения точно не будет. А вот насчет того, что будет какое-то обострение, я думаю, что этого следует ожидать.
– Как вообще можно одним словом назвать нынешний статус конфликта? Он замороженный, тлеющий?
– Называть конфликт замороженным либо тлеющим, когда регулярно обстреливаются наши территории вооруженными силами Украины из тяжелого вооружения, минометов, стрелкового оружия, когда на нашей территории гибнут люди, – это абсолютно неправильно. Он далеко не тлеющий, далеко не замороженный. Я считаю, на сегодняшний день он является достаточно серьезным, острым конфликтом. Можно сказать, в стадии обострения вот в последние месяцы. И ни о каком перемирии военном, ни о каком соблюдении режима прекращения огня речи быть не может. И в срывах всех этих договоренностей виновата однозначно Украина.
– Можно ли происходящее в Донбассе назвать гражданской войной? Киев избегает такого определения. Там все время муссируется, что есть Россия, которая влияет на эту ситуацию, и что Киев воюет не со своими гражданами, а в основном с Россией. А все бывшие украинские граждане – это некие коллаборанты, которые просто помогают России.
– Я считаю это мнение абсолютно неправильным. Я больше чем уверен, что это – инструктаж, который отработан Киеву, в котором, очевидно, определено в каких-то параметрах, что можно говорить и что нельзя. И вот поэтому такая риторика Киева.
На самом деле да, безусловно, Российская Федерация помогает нам, жителям республики в плане гуманитарном. То есть гуманитарные конвои, гуманитарная помощь, медицинская помощь. Вот в последнее время – помощь по противодействию распространению коронавирусной инфекции COVID-19. Опять же слова огромной благодарности Российской Федерации за то, что они представляют наши интересы и защищают нас на международной арене. На этом, пожалуй, все заканчивается.
То есть говорить, что Россия является стороной конфликта – это совершенно неправильно. Но опять же – очень выгодно Америке затянуть Россию в этот конфликт.
На самом деле это самая настоящая гражданская война, и об этом стоит говорить вслух. И по-другому расценивать, я считаю, это абсолютно невозможно. Потому что по большому счету, как говорится, согласно тем же Минским соглашениям, де-юре мы являемся гражданами Украины на сегодняшний день. То есть получается, что вооруженные силы Украины стреляют по своим же гражданам только лишь потому, что мы не согласились с той политикой, которую нам пытались навязать политические власти, которые пришли к руководству Украиной незаконным путем.
Глава ДНР Денис Пушилин  - Sputnik Латвия, 1920, 03.05.2021
Пушилин: ничего хорошего Донбасс от Киева не ждет
Мы не согласились, что доминирующим началом должен быть фашизм. Мы не согласились, что нам необходимо переписывать нашу историю. Мы не согласились с тем, что нам надо однозначно забыть русский язык и прекратить дружить с Россией. Мы как раз были наоборот за то, чтобы мы могли свободно разговаривать на русском языке, мы хотели дружбы с Россией, мы хотели сохранить нашу идентичность, мы хотели сохранить нашу историю.
Мы на сегодняшний день – я очень этому рад – имеем возможность свободно мыслить, свободно думать и жить вот, скажем так, в той плоскости исторической, в которой мы жили до периода 2014 года. То есть для нас как были героями наши ветераны, наши деды и прадеды, которые отстояли независимость нашей Родины, так они и остались. И только лишь за то, что мы не мыслим так, как мыслят они (сторонники линии Киева – ред.), в нас стреляют. Безусловно, вынужденно защищая свои интересы, вынужденно обороняясь, мы тоже взяли в руки оружие. И таким образом началась гражданская война, самая настоящая гражданская война, которая длится уже семь лет на территории Донбасса.
– Не секрет, что на той части Украины, особенно на западной, идет героизация тех, кто воевал против Красной армии, против СССР. То есть Степана Бендеры, УПА и так далее. Как вы считаете, возможно ли какое-то примирение двух частей Украины? Возможно ли, что обе стороны скажут: давайте это оставим в истории, будем дома вспоминать своих дедов, хоть они и с разных сторон воевали, а дальше будем вместе строить общее будущее, настроимся на конструктив?
– Вы знаете, я боюсь, что такое невозможно, потому что именно к этому расколу и подталкивает Америка украинских националистов. Я думаю, что именно вот эта ситуация, о которой вы сейчас сказали, она и явилась яблоком раздора. Она и явилась причиной вот той войны, которая сегодня происходит на территории Украины. То есть здесь, на нашей территории, на территории Донбасса.
Вообще, если честно, лично мое мнение – в идеале было бы, конечно: ну, пусть их деды будут для них героями, хотя мы знаем, что они воевали на стороне немецко-фашистской Германии, воевали против наших дедов, против России, против советской власти на тот момент. Но я думаю, что в принципе наша основная задача на сегодня – это однозначно прекратить боевые действия на линии соприкосновения, сделать так, чтобы перестали гибнуть люди. Сделать так, чтобы прекратились обстрелы наших территорий. Потому что в результате этих обстрелов страдают не только позиции народной милиции Луганской народной республики, но достается также еще и простым мирным гражданам. Поэтому я считаю, что как первый шаг к примирению можно было бы рассматривать и такую ситуацию, в том числе.
Но еще раз повторюсь, что в этом не заинтересована Америка. Они создавали эту ситуацию сами, они создавали эту ситуацию на Украине. Они подогревали эти националистические настроения. И они сейчас, конечно, эту ситуацию не выпустят из своих рук, они будут продолжать подогревать, придумывать различные другие исторические поводы для того, чтобы вбивать клин между нами и остальной частью Украины.
– Когда Владимир Зеленский победил на выборах президента Украины, он выглядел, как компромиссная фигура. С одной стороны, в "Квартале-95" смеялся над Россией, но, с другой стороны, сам – русскоязычный. И такой современный, вроде бы, парень, с автоматом не бегал в зоне АТО. Жители Украины, про которых вы сами говорите, что не хотят войны, естественно, считали, что он такой президент мира по контрасту с Петром Порошенко. Эти надежды остаются?
– Эти надежды развеялись буквально сразу же. Если честно, то у меня таких надежд и не было. Я был абсолютно уверен, что ничего не изменится от того, что придет к власти президент Зеленский, либо станется Порошенко, либо придет кто угодно – Яценюк, любой политический деятель Украины. Ничего не изменится. Потому что, еще раз повторяюсь, на сегодняшний день Украина является политическим инструментом в руках Америки и Западной Европы.
Площадь Независимости в Киеве - Sputnik Латвия, 1920, 23.04.2021
Россия расставила точки над Україной
И основная их задача и основная их цель – втянуть Российскую Федерацию в этот конфликт. Основная задача – это, конечно же, ослабление мощи России посредством Украины. Чем больше мы будем друг в друга стрелять, чем острее будет здесь конфликт, чем тяжелее будет здесь противостояние, тем для них ситуация будет казаться наиболее выгодной и наиболее хорошей.
Поэтому я уверен, что президент Украины Владимир Зеленский не является самостоятельным человеком, он выполняет волю своих заокеанских хозяев. И поэтому рассчитывать, что с его приходом что-то изменилось бы, на мой взгляд, было бы не совсем корректно и не совсем правильно.
В общем-то, я не ошибся, мои предчувствия меня не подвели, так оно и получилось. Поначалу он говорил (о мире – ред.). Возможно, это были предвыборные речи для того, чтобы набрать как можно большее количество голосов, наверное, это те же политтехнологии. Нужно было сменить картинку, нужно было убрать Петра Порошенко, который осуществил переворот в Украине, был одним из лидеров, который принимал участие в незаконном захвате власти в Украине. Картинку поменяли, народ проголосовал за Зеленского, но по факту внешняя политика Украины, по отношению к Российской Федерации, по отношению к конфликту на Донбассе абсолютно никак не изменилась.
– Можно ли сделать прогноз на следующие президентские выборы Украины? Зеленский может остаться на новый срок, или его поменяют, а если поменяют, то на кого?
– Я не знаю, на кого могут поменять Зеленского, может ли он остаться, наберет ли он какое-то достаточное количество голосов. Пока не ослабнет влияние Америки на украинскую элиту, на украинскую власть, я думаю, что ничего не изменится в Украине. И без разницы, кто придет к власти, это абсолютно не имеет никакого значения.
Там может быть и абсолютно неизвестное никому лицо. Наверняка, никто не мог предположить, что президентом Украины станет Зеленский. По большому счету он артист, артист такого комического жанра. Он пришел к власти. Да, возлагали на него надежды, возлагали на него мечты украинцы, что они, наверное, хорошо заживут, наверное, закончится война на Донбассе, наверное, западные партнеры начнут вкладывать инвестиции, развивать Украину, делать ее процветающей страной, мощной, самостоятельной державой. Но мы видим, что этого не произошло, и в принципе, в прогнозах, ну, наверное, было бы неправильно рассчитывать на это.
Федор Лукьянов: судьба Донбасса решена - Sputnik Латвия, 1920, 15.04.2021
Видео
Федор Лукьянов: судьба Донбасса решена
Не будут пришедшие в косвенном отношении к власти в Украине какие-то американские или британские политологи, политтехнологи, олигархи развивать экономику Украины для украинцев. Ну, не будет такого, понимаете. Однозначно, это будет сырьевым придатком, однозначно, из Украины высосут все, что можно, угробят землю, как пример, тот же сланцевый газ, который, на сегодняшний день, насколько я знаю, уже начинают добывать под Славянском. Угробят землю Украины, на том все закончится.
И будут ее до последнего использовать для того, чтобы как можно больше ослабить мощь Российской Федерации. Поэтому я не знаю, имеет ли шансы господин Зеленский. Но я уверен, кто бы не пришел, в ближайшее время ситуация на Украине не изменится. Внешне во всяком случае, в направлении внешней политики. Да и внутренней, скорее всего тоже.
– А Петр Порошенко может вернуться?
– Я не знаю. По большому счету, риторика у них абсолютно одинаковая, что у одного, что у другого. И Петр Порошенко, он даже, кажется, более кровожадный и более решительный в плане агрессивных таких настроений по отношению к народу Донбасса, по отношению к России. Поэтому я думаю, что, скорее всего, у него шансов нет. Я уверен, что народ Украины тоже устал от боевых действий, народ Украины тоже устал от войны, тоже устал от этой нищеты постоянной, когда о народе никто не заботится, о нем никто не думает.
Президент РФ Владимир Путин - Sputnik Латвия, 1920, 06.05.2021
Путин сравнил российские вакцины от COVID-19 с автоматом Калашникова
Самый простой пример – это прививки от коронавируса, вакцина "Спутник V". Украина отказалась приобретать эту вакцину только лишь потому, что она произведена на территории Российской Федерации. Ну, ведь это не более, чем удовлетворение каких-то политических амбиций того же Зеленского и его команды. Либо выполнение команды, какого-то указания своих заокеанских хозяев.
В данной ситуации я бы на его месте, безусловно, думал бы в первую очередь о здоровье народа. Что необходимо развивать общественный иммунитет. Что надо уберечь как можно больше жизней, которых может забрать эта болезнь, эта чума 21-го века. Об этом никто не думает. Это очень плохо. Это говорит о том, что, к сожалению, никто о народе на той стороне не думает. Думает только о том, как удержаться у власти как можно дольше.
– Кстати, а как в Луганске идет вакцинация? Сколько уже сделали прививок, и сколько планируется сделать всего?
– На сегодняшний день у нас сделано порядка 30 тысяч прививок, привито у нас, скажем так, первой составляющей этой вакцины. И порядка 15 тысяч привито и первым, и вторым компонентом вакцины. Поэтому прививки у нас идут планово, насколько нам позволяют наши возможности, потому что хранение прививок подразумевает под собой определенные условия, их нужно делать в специально организованных местах.
У нас организованы 19 точек, где прививаются жители нашей республики. В поставках прививок с территории Российской Федерации в наш адрес проблем никаких нет. Мы эти прививки абсолютно спокойно получаем и прививаем наше население, за что, безусловно, Российской Федерации тоже слова огромной благодарности.
– Какие планы до конца года – вакцинировать сколько человек? Может быть, ждете какие-то новые поставки?
– До конца года у нас заказано порядка 300 тысяч вакцин. Мы идем в плане, и я думаю, что мы выполним стоящие перед нами обязательства и задачи.
– Триста тысяч – это дополнение к этим 30 тысячам?
– Да, да.
– Возвращаясь к Зеленскому. Имело большой резонанс ваше и Дениса Пушилина предложение Зеленскому встретиться лично. Какие-то получили вы ответы с той стороны: да, нет, где, когда?
– К большому сожалению, с той стороны мы получили отказ. Хотя в общем-то прямой диалог между республиками Донбасса и Украины, он прописан в Минских соглашениях.
Я считаю, что в данной ситуации время, место не особо имеют значение. То есть если люди хотят говорить о мире, я думаю, что они найдут удобное для себя и место, и время. Когда речь идет о том, что необходимо принимать решения, которые спасут жизни сотен или тысяч граждан, как Луганской народной республики, так и территории Украины, я считаю, что место найти всегда можно.
Но, к большому сожалению, мы получили отказ, и я больше чем уверен, что господину Зеленскому опять же пока на эту встречу не дают разрешения его заокеанские хозяева. Это еще раз говорит о том, что он человек не самостоятельный. Ну как можно не принимать предложение о мире, провести переговоры, на которых обсудить точки какие-то напряжения, поискать какие-то точки соприкосновения и принять решение, в результате которого перестанут гибнуть люди твоей страны? Как можно отказаться от такого предложения? Ну лично я не совсем понимаю. Это совершенно неправильно и это, на мой взгляд, еще раз говорит о том, что человек не самостоятельный и его однозначно подталкивают к войне.
– А отказ на каком уровне был дан? Кто вам сказал: извините, нет?
– Мы прочитали это в средствах массовой информации, то есть конкретно в наш адрес никаких письменных подтверждений не отправлялось, звонков тоже никаких не было. Было сказано, что с представителями республик Донбасса встречаться никто не будет.
Есть предложение – хочет, имеет желание господин Зеленский встретиться с президентом РФ Владимиром Владимировичем Путиным. Но опять же, возвращаясь к уже сказанному мною, я хочу сказать – при чем здесь Россия, если конфликт между нами, между Востоком Украины и практически остальной частью Украины? Между Донбассом и вот той частью, которая в одночасье перекрасилась и почему-то стала верить в другую историю, почему-то у них там появились новые герои, которыми правит нацистская элита.
Безусловно, я больше чем уверен, что большая часть населения Украины мыслит так же, как и мы. Но они запуганы именно той меньшей частью, которая на сегодняшний день представляет собой какие-то нацистские батальоны, нацистские движения, нацистски настроенные. Просто запугали здравых людей. Они смогли запугать людей, потому что они находятся у власти, это раз. Два – у них в руках находится оружие. И третье, безусловно, – их поддерживают заокеанские их кураторы, их хозяева и помогают им держать эту власть.
– Если бы такой разговор состоялся с президентом Зеленским, какую конкретику вы могли бы ему предложить? То есть, помимо хороших и правильных слов, что надо, чтобы люди перестали гибнуть? Что можно ему сказать с учетом всех этих обстоятельств: его зависимости, его несамостоятельности? И что вы хотите от него услышать?
– Есть такое понятие в психологии: как правильно локализовать конфликт, убрать его. Конфликт возникает из-за чего-то, возможно, из-за какого-то очень маленького противоречия. Потом к этому противоречию каждая сторона начинает подтягивать… тех, кто ее поддерживает. Каждая из сторон – своих единомышленников и так далее. И в конечном итоге конфликт разрастается в огромное какое-то противостояние, которое непонятно, как решать.
Так вот для того, чтобы решать конфликт, на мой взгляд, нужно освобождаться постепенно от друзей своих, соратников, единомышленников и прийти к тому зерну, маленькому зерну, которое явилось основанием, яблоком раздора.
На мой взгляд, пересмотр нашей истории, пересмотр отношения к результатам ВОВ и явилось яблоком раздора. То есть Западная Украина, на которую были сделаны ставки, куда и вбивался клин между нашими отношениями, считают, что их деды – это герои.
Я считаю, что для того, чтобы перестали гибнуть наши люди, ну и пусть они себе считают так, а мы будем считать по-своему. То есть, как говорится, по умолчанию для меня мой дед является героем, является победителем, он и такие, как он, спасли мир от фашизма, остановили фашизм.
Если они считают по-другому, может быть, стоит все-таки пойти на какой-то компромисс. Ну и пусть себе так считают. Не будем навязывать им свою идею, не будем ломать их через колено. Пусть они считают так, мы будем считать так. Я считаю, что это не должно быть тем яблоком раздора, которое приведет нас к обострению конфликта и приведет к еще большим жертвам, которые на сегодняшний день уже имеются на территории республики и на территории Украины, в том числе. Я считаю, что можно было бы пойти на вот такой компромисс.
Вот как пример – Франция, где стоят памятники и хорошим, и плохим. То есть это история. Но каждый в душе, согласно своему воспитанию, обучению, идет и несет цветы в определенный день тому человеку, которому поклоняется, кому он верит ему больше остальных.
Я бы готов был это предложить только лишь для того, чтобы прекратить конфликт в Донбассе, прекратить стрелять друг в друга. Это не значит, что мы начнем завтра уже вместе жить, что мы вернемся в Украину, что они нас простят или мы их простим или о чем-то. Это ни о чем вообще не говорит. Мы просто должны прекратить стрелять друг в друга. Мы должны развести вооружения и перестать обстреливать территорию. Украина должна перестать обстреливать нашу территорию, в результате чего, я еще раз повторяюсь, страдают не только позиции Народной милиции, но достается и гражданскому населению. Вот мне кажется, что об этом можно было бы во всяком случае разговаривать. Можно было бы предложить еще один момент.
Президент Украины Владимир Зеленский - Sputnik Латвия, 1920, 31.12.2020
Украина и Донбасс: провальный год Зеленского и тупик после перемирия
Помимо вот этих вот дискуссий по истории, мне кажется, что в Украине есть чем заниматься. Но если бы там сказали, что там полностью отстроены дороги, работает инфраструктура, сильная экономика, страна имеет политический вес на международной арене, что люди живут зажиточно, богато, что все там хорошо и вот остается только лишь одна проблема – это Донбасс и Россия, я может быть где-то, как-то попытался бы понять эту ситуацию.
Но ведь у них там все очень, очень плохо. И начинать нужно, наверное, все-таки с экономики. Потому что если быть президентом своей страны, то нужно в первую очередь думать о благосостоянии своего народа. То есть, как будет жить народ. Чтобы была достойная заработная плата. Чтобы этой заработной платы хватало на уплату коммунальных услуг. Чтобы обязательно оставались деньги на питание, на одежду, на обучение детей, на все нужды, которые испытывает человек в процессе жизни. Об этом никто не думает. И, безусловно, одно из составляющих, наверное, счастливой жизни человека – это отсутствие каких-либо боевых действий на территории его страны. Вот поэтому я бы, наверное, в этом направлении тоже подумал и поработал.
– Когда обсуждается этот конфликт, часто звучит мнение, что надо ввести миротворцев ООН. Это возможно?
– Во-первых, для того, чтобы миротворческие войска ООН вошли на нашу территорию, должно быть международное решение, которого на сегодняшний день нет. Это первое.
Второе. Я считаю, что у нас народ, если честно, устал от войны. Особенно жители, как мы их называем, прифронтовых районов, которые проживают в непосредственной близости к линии боевого соприкосновения. Они устали от того, что постоянно люди в военном, что постоянно движется военная техника. Место, где они проживают, постоянно подвергается каким-то обстрелам, они живут в каком-то в постоянном страхе. То есть, я не думаю, что еще какие-то дополнительные военные каким-то образом положительно скажутся, в том числе, на психологическом здоровье наших граждан, а ведь это тоже немаловажный такой момент. Люди устали.
Ну и третий момент. Вы знаете, мы и сами достаточно эффективно справляемся со своей безопасностью. Наши подразделения Народной милиции – это далеко уже не те разрозненные отряды ополченцев 2014 года, которые не имели ни связи, ни оружия, ни единого командования. На сегодняшний день – это достаточно подготовленная, достаточно боеспособная боевая единица, которая эффективно защищает рубежи нашей Родины.
Поэтому я считаю, что на сегодняшний день вот такой острой необходимости и целесообразности введения на нашу территорию миротворческих сил ООН нет.
Как показывает практика, которую мы изучали, там, куда заходят миротворческие войска ООН, конфликты затягиваются на десятилетия. Ну и, наверное, каждый решает какие-то свои задачи, каждая политическая сила на территории конфликта. И, я еще раз повторяюсь, к этому конфликту присоединяются еще какие-то составляющие. Еще раз повторяюсь – это чистая психология. Для того чтобы локализовать конфликт, нужно убирать составляющие и прийти к началу конфликта. Вот к тому маленькому зернышку, к тому яблоку раздора, которое и явилось основой конфликта.
Поэтому чем больше мы будем сюда приводить миротворцев, еще кого-то привлекать на свою сторону – каких-то друзей и товарищей, знакомых, единомышленников, тем будет сложнее распутать этот конфликт.
– Еще одна организация – ОБСЕ – работает здесь семь лет. Как вы оцениваете их эффективность и объективность?
– Эффективность работы ОБСЕ у нас вызывает много вопросов. Если посмотреть на эту проблему с другой стороны, то лучше, конечно, что они присутствуют на нашей территории, чем если бы их не было. Да, они являются "глазами" международной организации ОБСЕ на нашей территории. Я образно скажу – да, пусть иногда они в темных очках, но это все равно глаза. Да, они получают в принципе информацию, которая, ну, наверное, анализируется международными организациями. Но к большому нашему сожалению, каких-либо выводов по данной информации не делается.
Само наличие Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ предусмотрено Минскими соглашениями, которые, к большому сожалению, не очень эффективны ввиду того, что Украина постоянно их саботирует. А у международного сообщества нет какого-то международного механизма принуждения стороны-нарушителя или стороны, которая не соблюдает эти соглашения – в данном случае это Киев, это Украина – принудить их все-таки к выполнению этих соглашений.
Такой пример. СММ ОБСЕ отфиксировала совсем недавно передвижение Киевом в сторону линии боевого соприкосновения более чем 500 единиц тяжелой боевой техники. Ну и никаких, к огромному сожалению, санкций в отношении Украины принято не было. Хотя это запрещено минскими соглашениями. В общем-то никто на это и внимания не обратил, кроме России. Тут политика такая, что они фиксируют эти нарушения, но каких-либо санкций в отношении Украины принять не могут, потому что нет действенного механизма принуждения к выполнению этих соглашений.
– Сейчас много сообщений, что обстреливают их беспилотники, как они пишут, с неподконтрольных Киеву территорий. Кто это делает?
– СММ ОБСЕ зафиксировала перемещение более 500 единиц тяжелой техники в сторону линии боевого соприкосновения. А потом вдруг неожиданно их беспилотники стали подвергаться глушению, стали подвергаться воздействиям радиоэлектронной борьбы с ними. Может быть, они увидели что-то лишнее на той территории, на украинской, поэтому их начали глушить. То есть, я считаю, что здесь целиком и полностью вина также лежит на украинской стороне. У нас вопросов к беспилотникам миссии ОБСЕ абсолютно никаких нет. Установлен порядок их применения, и пожалуйста, насколько я знаю, они абсолютно спокойно здесь реализовывают свои планы.
– То есть с вашей стороны их не обстреливают?
– Нет, мы ничего подобного в отношении беспилотников не предпринимаем. Есть определенный порядок: перед тем, как использовать беспилотный летательный аппарат, логично было бы поставить нас в известность – в каком районе он будет летать, в каком районе он будет использоваться, и что он будет смотреть. Эти моменты необходимо согласовать, потому что мы же не знаем, чей это беспилотник, и каждому солдату тоже не объяснишь. Появление беспилотника нового может быть расценено как беспилотник, который прилетел с украинской стороны, как беспилотник-разведчик, который разведывает наши позиции. Ну, вариант, конечно, такой не исключен.
Я еще раз повторяюсь, в случае соблюдения всех требований и норм, которые определены по применению беспилотных летательных аппаратов, проблем быть никаких не должно.
– ОБСЕ соблюдает этот порядок?
– Насколько мне были доклады, в общем и целом да. Но бывают, конечно, моменты, когда не соблюдают, бывают и казусы, когда и военные наши, не понимая, чей это беспилотник, могут применить, конечно, и оружие в отношении него. Но таких случаев очень мало.
– Продолжая тему международных организаций: когда в 2014-15 годах здесь гибло много мирных граждан, звучали фразы, что мы безнаказанным это не оставим, будем обращаться в международные инстанции, в Международный уголовный суд. Есть статистика, сколько уже в такие международные суды передано дел из Луганска?
– Категорию этих дел у нас рассматривают два силовых ведомства: это МГБ и генеральная прокуратура Луганской народной республики. МГБ ведет дела по геноциду, а генеральная прокуратура рассматривает дела о воинских преступлениях. Значит, порядка 100 томов уже задокументировано по преступлениям в отношении жителей республик Донбасса в МГБ и тоже в районе около 100 – в генеральной прокуратуре.
Боец ополчения ДНР на линии разграничения - Sputnik Латвия, 1920, 05.03.2021
"Перемирие сломалось": что началось в Донбассе
Но на сегодняшний день говорить о каком-то конкретном количестве еще очень рано, потому что наша территория подвергается каждодневным обстрелам со стороны вооруженных сил Украины, в том числе, с применением тяжелого вооружения. Мина, прилетевшая на нашу сторону, не разбирает, военные это или не военные. И однозначно в результате применения этого оружия гибнут люди, получают увечья.
Но наши правоохранительные органы в этом вопросе работают достаточно слаженно и организованно, мы документируем все преступления, мы знаем конкретные фамилии лиц, которые отдают приказы обстреливать нашу территорию. И я уверен, что эти лица рано или поздно понесут заслуженное наказание. Я уверен, что эти дела будут рассмотрены и по ним будет принято верное решение. Ну, возможно, не в международных каких-то судах, а в трибунале, который будет основываться на принципах законности, справедливости и примет правильное справедливое решение в отношении преступников, которые убивают безоружных людей, которые убивают своих жителей.
– Получается, что в международные инстанции еще эти материалы не переданы?
– Насколько я знаю, еще мы не передавали ничего.
– За годы существования ЛНР бывали резонансные убийства знаменитых полевых командиров: Павла Дремова, Алексея Мозгового, начальника управления Народной милиции Олега Анащенко. По этим делам в каком состоянии сейчас следствие?
– По данным резонансным делам возбуждены уголовные дела. Подразделения министерства внутренних дел, министерства государственной безопасности занимаются расследованием этих уголовных дел.
По делу одного из руководителей народной милиции Луганской народной республики Олега Анащенко найдены убийцы. Безусловно, они осуждены и уже несут заслуженное наказание. Исполнители найдены, а по заказчикам и организаторам следствие еще ведется. То есть через этих заказчиков и организаторов мы, возможно, выйдем и на другие заказные убийства.
По остальным делам расследование продвигается. В какой стадии – мне не хотелось бы озвучивать это, потому что это является, безусловно, тайной следствия, в том числе. Но поверьте, что однозначно в этом направлении мы работаем и убийцы будут найдены.
– По Дремову и Мозговому пока не найдены?
– Пока конкретных результатов нет.
– Как вообще сейчас ситуация с точки зрения опасности каких-то новых терактов, новых диверсий, особенно в преддверии праздников, в том числе, 12 мая – Дня республики?
– Безусловно, диверсионная опасность, опасность на нашей территории диверсионно-террористических актов со стороны вооруженных сил Украины существует. Было определенное обострение зимой, после 19 февраля. Я уже точной даты не помню, но были морозы, и у нас произошло два таких резонансных диверсионно-террористических акта по подрыву газопровода, в результате чего два дня без тепла у нас находилась часть Лутугинского района, и около суток часть Луганска находилась без газа и тепла, соответственно. Поэтому такая опасность существует регулярно, в общем-то и угрозы со стороны Украины следуют в наш адрес, которые говорят о том, что одна из разновидностей ведения войны на нашей территории – это будет именно диверсионная война. Поэтому в преддверии праздников, таких как 9 мая, 1 мая, 12 мая – День независимости, Дня республики, дня проведения референдумов мы активизируем работу всех наших правоохранительных органов, активизируем работу военнослужащих, народной милиции по выявлению и недопущению проникновения на территорию нашей республики диверсионных, террористических групп противника.
– Подрыв газопроводов был квалифицирован как теракт? Нашли исполнителей?
– Безусловно (как теракт – ред.). Нет, опять же уголовные дела возбуждены по фактам пока, расследованием данных уголовных дел занимаются подразделения министерства государственной безопасности.
– В 2014 году сюда еще приезжали украинские журналисты посмотреть, что действительно здесь происходит, услышать вашу сторону. Как вы думаете, это может повториться? Что приедут представители, может быть, оппозиционных каналов, и вы их пустите, аккредитуете?
– У нас на территории республики разработан механизм аккредитации СМИ, разработан он Министерством связи и массовой коммуникации Луганской народной республики. Практически любое СМИ имеет возможность подать соответствующую заявку установленной формы и получить разрешение на работу на нашей территории. Либо не получить аккредитацию. То есть там есть определенные критерии, которые необходимо пройти.
Я обращаю внимание, что мы живем в непростых условиях. На территории республики у нас введено военное положение. К примеру, приблизительно в 20 километрах от нас проходит линия боевого соприкосновения, но это, наверное, самая дальняя точка. Самая близкая здесь, наверное, километров 10, не более того. Поэтому, давая определенные аккредитации, давая разрешение на работу на нашей территории, мы, безусловно, учитываем и риски, в том числе, беспокоясь о сохранении жизни журналистов, которые будут работать на нашей территории. Но каких-либо черных списков, того что мы не пустим украинские СМИ, у нас ничего подобного нет. То есть в установленном законом порядке, пожалуйста, пусть приезжают, получают аккредитацию, и пусть смотрят, как мы живем. Мы, в общем-то, не возражаем.
– В течение последнего года обращались за аккредитацией?
– Нет, пока не было. Таких, к сожалению, обращений не было, насколько я знаю.
– Почему? Стесняются?
– Может быть, они стесняются увидеть, что мы здесь далеко, как они привыкли там везде рассказывать и писать, не террористы и сепаратисты. Что мы здесь простые люди, которые, в общем-то, абсолютно не хотят войны. Хотят жить со своей историей, со своими, так сказать, обычаями, разговаривать на русском языке и дружить с Россией.
Мы – обыкновенные люди, которые пашут землю, сеют хлеб, собирают этот хлеб, пекут этот хлеб, добывают уголь, восстанавливают заброшенные, запущенные наши заводы и фабрики, восстанавливают инфраструктуру республики, восстанавливают дороги, восстанавливают линии электропередач, восстанавливают жилые дома, восстанавливают водоводы, которые, в общем-то, достались нам в очень разрушенном состоянии от предыдущей власти. То есть мы – обыкновенные люди, которые хотят жить и созидать. Других задач у нас нет.
– А с оппозиционными украинскими политиками, с такими, как Виктор Медведчук, не было контактов? Они заявляли, что готовы быть посредником между Донбассом и президентом Зеленским.
– Однажды мы встречались с Виктором Медведчуком в Минске. Это когда шел вопрос об обмене военнопленными, которые содержались как на территории Украины, так и на нашей территории. Это был единственный контакт. Больше у меня каких-либо контактов не было ни с какими оппозиционными силами, ни с Виктором Медведчуком, ни с какими другими представителями.
– Может это не личный контакт – может, они звонят вам, пишут?
– Нет, не звонят и не пишут.
– А вы согласились бы на их посредничество, если бы поступило такое четкое желание с их стороны, четкий сигнал?
– Если это абсолютно конкретные какие-то обоснованные предложения, которые несут в себе рациональное звено, реализацию мер или какие-либо рациональные, действенные меры, реализация которых вела бы к разрешению конфликта в Донбассе мирным путем, я готов разговаривать с кем угодно. Если это, я еще раз повторяюсь, каким-то образом поможет прекратить войну и сделает так, чтобы не гибли жители нашей республики.
То есть я в первую очередь беспокоюсь о жителях нашей республики. Я хочу, чтобы им было на территории республики комфортно, уютно, чтобы они жили богато достаточно и свободно, не боялись войны и были уверены в завтрашнем дне. Вот это основная задача, которая, безусловно, мною преследуется. Поэтому я готов разговаривать, я еще раз повторяюсь, хоть с Зеленским, хоть с Медведчуком, хоть с представителями оппозиции, с кем угодно, если это будут какие-то действенные разговоры, которые приведут к какому-то реальному результату.
– У вас не было когда-нибудь желания просто взять и позвонить в приемную Зеленского? Представиться, пригласить его к телефону?
– Знаете, если честно, нет. Если честно, желания не было. Я думаю, все-таки есть какой-то установленный порядок. И я готов с ним встречаться, я готов беседовать. Формально, неформально. Я еще раз повторюсь, очень важно решить вопрос прекращения огня в Донбассе и решения конфликта мирным путем. Но мысли позвонить не возникало.
– Хотел еще отдельно поговорить про нормандский формат и про Берлин и Париж. Как вы считаете, их роль насколько конструктивна?
– Я уверен в том, что и Берлин, и Париж наверняка устали от недоговороспособности Киева. Они в последнее время проводят в жизнь такую политику, когда за что-то хорошее они Киев хвалят, но за что-то плохое они его просто не ругают. И они упорно пытаются не замечать старания Киева переписать минские соглашения. Вот это, мне кажется, не очень хорошо.
Я не слышал ни одного заявления по поводу того, что представители СММ ОБСЕ зафиксировали факт движения Киевом тяжелого украинского вооружения в сторону линии боевого соприкосновения. Вот ни от Берлина, ни от Парижа ни одного заявления по данному поводу не было. Однако было очень много заявлений по поводу того, что в Воронеж прибыло большое количество танков на внутрироссийские учения. Как-то достаточно странно.
Такое поведение не совсем соответствует, скажем мягко, образу посредников в решении этого конфликта и гарантов выполнения Минских соглашений. Вместе с тем порядок "нормандской четверки" прописан, он существует, он работает. И мы очень надеемся на то, что все же здравый смысл восторжествует. Конечно же, хотелось бы, чтобы это произошло пораньше и все-таки странами-гарантами принимались какие-то более жесткие меры по отношению к нарушителю, по отношению к той стране, которая не выполняет минские соглашения. К Украине.
– Представители Киева в трехсторонней группе и сам президент Зеленский говорят, что в нынешнем виде "нормандский формат" не работает, давайте его расширим, нужно Америку включить или еще каких-то влиятельных игроков. Они действительно переживают, что он не очень эффективен? Или у них какие-то другие цели? Можно ли повысить его эффективность, включив США и еще кого-то?
– Я далек от мысли о том, что включение туда еще какого-то количества игроков – одного, двух, Соединенных Штатов, еще кого-то – приведет к какому-то положительному результату. У меня просто складывается впечатление, что Украина пытается затянуть в нормандский формат еще своих союзников, чтобы как можно более эффективно оказывать давление на Российскую Федерацию, которая говорит: ребята, садитесь за стол переговоров вместе с Донбассом. Украина пусть садится, представители политического руководства Украины пусть садятся с руководителями Донбасса и решают все возникшие противоречия.
– То есть просто затянуть решение?
– Возвращаясь к психологии конфликта, чем больше в конфликте сторон и участников, тем хуже. В конфликт втягивается все большее и большее количество участников, что ведет не к разрешению конфликта, а к его нагнетанию и усугублению. Это мое мнение.
– Зеленский тоже недавно фразу обронил, что нужно изменить последовательность выполнения Минских соглашений, а может быть даже и выйти из них. Что они хотят на самом деле? Может быть от них поступает какая-то конкретика на минских переговорах?
– Да никакой конкретики от них, к большому сожалению, не поступает. Все те предложения, которые мы делали в рамках минских соглашений, в рамках отдельных заявлений, которые были направлены на мирное урегулирование конфликта в Донбассе, украинская сторона не приемлет. Для них самое важное, что они хотят переписать это. Конечно же, в первую очередь установить контроль над границами, и здесь нам потом устроить резню. Или что с нами делать, я не знаю. Какой-то сценарий, наверное, предусматривают свой.
Вместе с тем, в минских соглашениях все написано: что, в какой последовательности должно происходить. И Украина эти подписанные ею же соглашения не приемлет и соблюдать не хочет. Цели они могут преследовать только одни – получив указания своих заокеанских хозяев, дальше нагнетать и обострять конфликт. То есть каких-либо действенных предложений, которые бы были направлены на разрешения конфликта мирным путем, со стороны Украины, к большому сожалению, не поступает. Все наши предложения, которые, на наш взгляд, являются действенными и могли бы положительно повлиять на данную ситуацию, Украина всячески отвергает.
– В то же время если взять и выполнить Минские соглашения, то по сути, получится так, что Донбасс вернется в состав Украины. Не подразумевают Минские соглашения, что Донбасс выйдет из состава Украины и станет самостоятельным или частью России. Если немножко помечтать, и Владимир Зеленский или следующий президент Украины начнет их выполнять, то к чему мы бы пришли в результате выполнения этих самых соглашений?
– Я очень далек от мысли, что все-таки Владимир Зеленский либо его последователь когда-либо выполнят эти соглашения, потому что они их абсолютно не устраивают. Еще раз повторюсь, что для них важна война. А если соглашения полностью выполнить, то Донбасс получает самые широкие полномочия, так сказать, самостоятельности. У нас практически своя народная милиция, у нас своя полиция, у нас своя избирательная система. То есть, мы абсолютно самостоятельны, вплоть до того, что мы уже в таком случае сможем провести, наверное, референдум и принимать решение, проситься, чтобы нас присоединили к территории Российской Федерации. У нас вектор движения один – к Российской Федерации, интеграция с Российской Федерацией. Ну, я так считаю.
Конечно, безусловно, самый хороший вариант был бы, если бы в Киеве к власти пришли нормальные люди, которые нормально бы относились к РФ, были бы ориентированы на дружбу с РФ, вернули бы все на круги своя, либо каким-то образом локализовали эти конфликты. И мы бы жили дружно, вот так, как жили до 2014.
То есть чтобы не было вот этой русофобии, которая на сегодняшний день витает практически в воздухе Украины, и ее насаживают, практически насаждают всем, кому только можно и кому нельзя. Вы понимаете? То есть, если русский, значит – это враг однозначно.
Такого быть не может. Ну ведь мы жили сколько лет душа в душу, и сколько лет мы были вместе. Нас связывают не только общая история, не только, наверное, наша культура, наши традиции, наш быт, вплоть до того, что родственники живут и на той, и на другой стороне. Ведь очень много общего. Но, к сожалению, я считаю, что это американцам удалось вбить клин в наши отношения. Я думаю, что эту ситуацию нужно решать мирным путем, в любом случае.
– А Донбасс готов ли в качестве компромисса остаться в составе Украины на правах автономии, например? То есть примерно по образцу того, как было с Крымом – будет автономная республика Донецкая, автономная республика Луганская, но, все-таки, в составе Украины. Может такое произойти?
– В общем-то, весь этот порядок, он прописан в Минских соглашениях. И если полностью Минские соглашения от самого начала до самого конца будет выполнены, мы будем выполнять эти соглашения, конечно.
– Вы говорили уже, что здесь восстанавливаются предприятия, добывается уголь. Как сейчас экономическая ситуация в республике в целом? Насколько я понимаю, с Украиной экономические связи сейчас очень мизерные. Есть блокада, есть нарушенные экономические цепочки. Есть ли какой-то дефицит в чем-то, в каких-то продуктах или в каком-то сырье?
– Да нет, вы знаете, дефицита в продуктах у нас абсолютно никакого нет. Все товары, которые мы закупаем, мы закупаем на территории Российской Федерации. То есть в чем-либо мы не нуждаемся, в предметах первой необходимости нужды республика абсолютно никакой не несет.
Какое хозяйство нам досталось? В принципе, я уже немножко коснулся этого вопроса. Это разбитые дороги, которые не ремонтировались приблизительно с 90-х годов прошлого столетия, это практически пришедшие в негодность водоводы, которые не работают и рвутся постоянно: мы не можем воду доставить людям. Конечно, мы предпринимаем все усилия для того, чтобы люди были с водой. Это касается водовода, допустим, Молодогвардейск - Ровеньки. Практически около 200 дней идет ремонт водовода в году. То есть представляете, сколько дней люди без воды? Нами организована доставка машинами, мы развозим.
Все возможное от нас мы делаем. Но и сами дома... Крыши текут, электричество не работает, провода, столбы. Все это, конечно же, требует скорейшей замены. Все это хозяйство нам досталось от наших предшественников, бывших руководителей Украины, которые, к большому сожалению, о своем народе абсолютно не думали, приоритеты были, наверное, – заработать побольше денег и куда-то уехать жить в более хорошие страны. Я не знаю, но если так в жизни бывает... Я лично думаю, что такого быть не может. Невозможно быть счастливым в стране, которую ты ограбил и привел вот к такому состоянию, в котором она нам досталась.
Луганск. - Sputnik Латвия, 1920, 14.04.2021
Война или мир, ракеты или жито: украинский кейс стал вызовом для европейской демократии
Плюс к этому, безусловно, на состояние республики повлияла и война 2014 года. То есть те боевые действия, которые прошли по нашей территории, они тоже бесследно не исчезли. Получили разрушения крупные заводы, которые работали на нашей территории, фабрики и школы, и жилые дома, и учреждения. Все это мы на сегодняшний день приводим в порядок, все это мы ремонтируем.
В прошлом году нами проведена реорганизация угольной отрасли, в результате которой создано единственное в республике предприятие "Востокуголь", которое, на мой взгляд, работает эффективно. Мы регулярно выплачиваем заработные платы, мы выполняем план по добыче угля, мы реализовываем этот уголь. То есть у нас в принципе получается.
Достаточно эффективно развивается сельское хозяйство. Это и посевные, наши зерновые культуры, которые мы сеем, которые мы собираем. Вот совсем недавно мы открывали огромный комплекс по разведению свиней. Инвестор, который к нам зашел в данный проект, собирается вложить порядка 12 миллионов евро. То есть это будет комплекс построен такой, которому в принципе на Украине аналогов нет, на территории России таких ну очень-очень немного.
Наш самый главный ориентир – мы делаем ставки на собственного производителя. Я хочу, чтобы наш внутренний рынок наполняли по максимуму товары собственного производства, чтобы минимизировать завоз на территорию республики каких бы то ни было товаров извне. В этом-то и заключается независимость, в том числе, от тех санкций, которые в отношении нас вводятся, и тех экономических блокад, которые нам устроила территория Украины.
Да, безусловно, все это очень сложно, потому что когда-то вся эта экономика была завязана в единый узел. То есть у нас добывался уголь, который использовался на тепловых электростанциях, которые расположены в глубине Украины. На сегодняшний день Украина отказалась от нашего угля и завозит уголь, если я не ошибаюсь, из Конго. Но ведь это величайшая глупость, там и логистика, там и транспортные расходы, там и все остальное прочее. В то время как вот здесь, в Луганской народной республике до ТЭС в поселке Счастье 25 километров. То есть сами понимаете – доставка угля, и какова будет его себестоимость. Было бы удобно и им, и нам. Но этот механизм не работает.
Касаясь ввоза товаров извне. Я считаю, что мы не должны зависеть от импорта товаров, мы должны быть абсолютно независимыми. У нас должно быть все свое. И я хочу сказать, что подобная схема – она, безусловно, позитивно влияет на развитие экономики. Ну я приведу пример – Черныхинская птицефабрика, развитием которой мы занимались. Есть два варианта, как обеспечить республику мясом птицы. Ну, в частности, мясом птицы. Это либо привезти извне, закупить и привезти сюда, либо сделать самому. Но когда мы делаем сами, мы и сами развиваемся, и деньги остаются в республике, которые потом используются и для развития остальных отраслей экономики. А когда мы завозим извне, мы, безусловно, деньги из республики вывозим. То есть я задачу поставил своим производителям такую: вот если мы повезем нашу курицу в Польшу, вот это будет наша победа. А пока мы везли оттуда, вот тут нашей победы нет. Безусловно, от импорта товаров никто не откажется, потому что полностью производить все это очень, очень сложно. Но я думаю, что импорт необходимо минимизировать.
– Сейчас на сколько процентов вы себя обеспечиваете?
– Мясом курицы, я думаю, мы себя обеспечиваем где-то процентов на 90. То есть мы около 10% завозим мясо курицы из-за границы – это Беларусь, Краснодар. Дабы защитить своего производителя, мы ввели квоты на растаможку ввозимого мяса курицы. То есть так называемая заградительная пошлина, мы защищаем своего производителя.
Пшеницей мы практически обеспечиваем себя на 100%, масло подсолнечное – где-то минимум процентов на 50, хлебом, соответственно, на 100%. То есть продовольственная безопасность республики, она на таком достаточно серьезном высоком уровне. Все это мы стараемся делать собственными силами.
– Эта польская курица пресловутая и остальные товары, они идут через Украину, или все это можно только через Россию?
– Нет, это все только через территорию Российской Федерации. С Украины к нам не заходит практически ничего.
– А уголь с вашей стороны они может быть как-то через Россию завозят все-таки?
– Насколько я знаю, нет. Насколько я знаю, они принципиально отказались от нашего, от российского угля и везут уголь из Конго.
– Возвращаясь к предыдущим темам. Вот вы говорили, что Украина сосредоточила серьезные силы. Пятьсот единиц техники Украина стянула к линии соприкосновения. Сейчас вся техника там же остается или нет, или что-то они отвели?
– Я не готов ответить сейчас на этот вопрос, какими-то конкретными цифрами, конкретными данными я не располагаю. Возможно, эта техника находится на вторых рубежах, где-то больше вглубь Украины. Не совсем в глубине Украины, ну так скажем, на каком-то определенном отдалении от линии боевого соприкосновения. Но вот из тех докладов, которые мне делали военные вот буквально на днях, особого сосредоточения в непосредственной близости на линии боевого соприкосновения мы не отмечаем.
– То есть нет такого ощущения, что ВСУ со дня на день готовы к наступлению?
– Я думаю, нет.
– В России широко обсуждается возможная встреча президентов США и РФ. И вот когда они договорились о встрече, было такое мнение у серьезных экспертов, что до этого точно не будет никакого обострения в Донбассе, потому что оно испортило бы фон такой встречи. Вы согласны с мнением, что ожидание этой встречи дает вам такую передышку, гарантию, что пока все хорошо?
– В принципе да, я согласен с прогнозом, да. Я думаю, что до встречи вряд ли что-то будет. Ну вы знаете, просто мне кажется, что мы дошли уже до крайней черты, я не знаю, как это назвать. Америка, она доводит до последней черты, практически до абсурда доводит ситуацию, да? Но вот все-таки, наверное, существует черта, через которую переступать нельзя. Вот та красная черта, о которой говорил и президент РФ Владимир Путин, что мы сами будем определять, где находится эта черта.
Президент Украины Владимир Зеленский во время визита в Донбасс - Sputnik Латвия, 1920, 22.01.2021
Украина не осилит войну с Россией. Только "пупок развяжется"
Он правильно сказал, безусловно, правильно. Ну нельзя переступать через эту черту, потому что, наверное, в мире помимо простого тяжелого вооружения есть еще такое оружие, которое не дай бог, так сказать... В этот конфликт будут втянуты слишком серьезные силы, и не дай бог начнется война с применением, в том числе, и атомного, ядерного оружия. Но она, наверное, будет последней на земле, эта война. И я думаю, что до абсурда доводить ситуацию никто не будет.
Поэтому я очень надеюсь на то, что все-таки здравый смысл, он восторжествует, и та же Америка одумается. И мне кажется, что лучше дружить и развивать как-то экономику. Я думаю, очень много точек соприкосновения в изучении мира, в котором мы живем, в использовании природных ресурсов, в защите экологии, очень много можно найти тем для взаимодействия, чем искать темы какие-то для войны. Лучше делать изобретения, которые будут двигать человечество и прогресс вперед, чем изобретать оружие, которое будет убивать как можно больше людей.
– А как вы думаете, на таком саммите будет вопрос Донбасса затрагиваться?
– Я думаю, обязательно. Потому что, на мой взгляд, на сегодняшний день, может быть, мне так кажется, потому что я проживаю на территории Донбасса, Донбасс – это одна из самых горячих точек на Земле. Здесь столкнулись интересы, и конфликт, мне кажется, очень такой серьезный. Здесь затронуты интересы практически всей Западной Европы, здесь затронуты интересы наши, здесь пытаются втянуть в эту ситуацию Россию, здесь в этой ситуации интересы Америки. То есть здесь слишком много интересов сошлось в одной точке. Поэтому я думаю, что эта тема очень серьезная для обсуждения, и я думаю, что она однозначно будет затронута на встрече Байдена с Владимиром Владимировичем Путиным.
– И последний вопрос – про НАТО. Не так давно, Зеленский неожиданно вот эту тему стал достаточно активно развивать, Турция его поддержала, что нужно все-таки Украине двигаться в сторону НАТО, даже надо план действий членства в НАТО разработать. Более того, Зеленский заявил, что этот план, если его хорошенько разработать, он поможет урегулировать конфликт на Донбассе. Как вы думаете, насколько это реально?
– Ну, то, что Украину примут в НАТО, это вполне реально с учетом того, кто находится на сегодняшний день там у руководства. А по поводу урегулирования конфликта на Донбассе путем вступления Украины в НАТО... Ну, я еще раз говорю, чем больше в конфликте участников и сторон, тем конфликт больше усугубляется и напрягается, и обостряется. Поэтому не решится проблема на Донбассе от того, что Украина вступит в НАТО.
А то, что они могут вступить... Ну, это, наверное, вполне реально, потому что такое решение будет принято, такую команду получит Зеленский и политическая элита Украины, и они примут такое решение. И все.
– Почему вообще Зеленский настолько зависит от США? Он же президент большой страны, у него есть свои спецслужбы, своя армия, своя экономика. Пусть не блестяще дела идут, но почему он не может как-то сказать: вы извините, я буду действовать, как считаю нужным, а не как вы мне говорите?
– Вы знаете, потому что, на мой взгляд, на сегодняшний день в Украине есть еще, наверное, политические и военные силы, которые сформированы из числа националистов, которые страшно ненавидят Россию. И для них гораздо большим, наверное, другом и товарищем является Америка, нежели Россия. И они, очевидно, имеют очень серьезный вес на территории Украины, очень серьезную силу, которую, на мой взгляд, в том числе, боится и президент Зеленский. Это первый момент.
Второй момент – это, безусловно, экономика, которая зависит от Америки. Будет послушным президент Зеленский, значит он получит очередной транш. Каким-то образом Украина, хорошо или плохо, но сможет прожить какой-то определенный период времени. Будет непослушным – транш не получит. Ну, чего греха таить, вот она экономика Украины. Мы, в принципе, видим ее отражение на территории Донбасса, ну, ведь это зеркальное отражение. Ведь мы же в общем-то были частью Украины до 2014 года, частью ее экономической системы. То есть в каком состоянии наши заводы, фабрики, мы все прекрасно видим – все в разрушенном состоянии практически, в заброшенном. Никто ничего нового не построил, никто никаких проектов не делает, никто в экономику деньги не вкладывает. Денег хватает только для того, чтобы выплатить социальное пособие, чтобы выплатить пенсии, чтобы выплатить зарплаты и чтобы как-то не допустить социального взрыва. Поэтому, безусловно, он сидит на определенной игле в финансовом плане, от которой зависит. И поэтому его зависимость, в общем-то, и определена от Соединенных Штатов Америки, от Европы и так далее.
– А спецслужбы американские, ЦРУ, насколько они влиятельны в Киеве? Могут они реально угрожать Зеленскому?
– Опять же, насколько я читал в средствах массовой информации, насколько осведомлен, на здании СБУ на Владимирской в городе Киеве висит флаг НАТО. Они занимают там целый этаж, на который они уже не пускают сотрудников СБУ. Я не знаю, чем это все закончится. Мне так кажется, что там уже по большому счету и Украина украинцам скоро при таком подходе будет просто не принадлежать.
Они уже приняли закон о торговле землей, да. Я, например, очень далек от мысли, что землю купит простой украинец. Ну, я далек от такой мысли. А с учетом того, как относится, так сказать, политическая элита Украины к своим заокеанским хозяевам, я с большой долей вероятности уверен, что эту землю скупят именно вот эти хозяева заокеанские. И все – в общем-то украинцы будут жить на земле, которая по большому счету им уже и не принадлежит. А как же они сохранят свою идентичность, как тогда они будут отстаивать свои права и отстаивать все те ценности – ну, это для них ценности, – за которые они выходили на Майдан в 2014 году?
НАТО превращает Украину в пороховую бочку. Сможет ли Россия обезопасить Донбасс? - Sputnik Латвия, 1920, 15.04.2021
Видео
НАТО превращает Украину в "пороховую бочку". Сможет ли Россия обезопасить Донбасс?
Придя хозяевами на Украину и получив землю, западные кураторы, хозяева не будут развивать экономику Украины для украинцев, понимаете? Однозначно, это будет сырьевой придаток. Все товары будут вывезены за пределы Украины и Украине же проданы втридорога. И, в конечном итоге, просто оттуда высосут все, что можно, и бросят. Поэтому, если это не понимает простой народ Украины, если этого не понимает товарищ Зеленский, ну, это очень плохо и очень плачевно. Ну, не помогут им ничем. Я еще раз говорю: ни одного инвестпроекта я не слышал, чтобы начали какое-то строительство на Украине. Ничего нет. Кроме того, что помогают оружием и боеприпасами, обмундированием и так далее, и подталкивают Украину к войне, больше им никто ничем не помогает. Народ никому не нужен.
– А есть какие-то поставки оружия от США или НАТО, о которых мы не слышим, в каких-то таких объемах, которые не звучат?
– В принципе, я об этом не знаю. Только лишь из средств массовой информации мы как бы получаем эту информацию. И те боеприпасы, которые прилетают на нашу территорию, то, что мы видим, какая техника расположена на той стороне. Вот, в общем-то, так сказать, основываемся на базе вот этих данных.
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
В ЭФИРЕ
Заголовок открываемого материала
InternationalEnglishАнглийскийMundoEspañolИспанский
Европа
DeutschlandDeutschНемецкийFranceFrançaisФранцузскийΕλλάδαΕλληνικάГреческийItaliaItalianoИтальянскийČeská republikaČeštinaЧешскийPolskaPolskiПольскийСрбиjаСрпскиСербскийLatvijaLatviešuЛатышскийLietuvaLietuviųЛитовскийMoldovaMoldoveneascăМолдавскийБеларусьБеларускiБелорусский
Закавказье
АҧсныАҧсышәалаАбхазскийԱրմենիաՀայերենАрмянскийAzərbaycanАzərbaycancaАзербайджанскийХуссар ИрыстонИронауОсетинскийსაქართველოქართულიГрузинский
Ближний Восток
Sputnik عربيArabicАрабскийTürkiyeTürkçeТурецкийSputnik ایرانPersianФарсиSputnik افغانستانDariДари
Центральная Азия
ҚазақстанҚазақ тіліКазахскийКыргызстанКыргызчаКиргизскийOʻzbekistonЎзбекчаУзбекскийТоҷикистонТоҷикӣТаджикский
Восточная и Юго-Восточная Азия
Việt NamTiếng ViệtВьетнамский日本日本語Японский俄罗斯卫星通讯社简化中文Китайский (упр.)俄罗斯卫星通讯社繁體中文Китайский (трад.)
Южная Америка
BrasilPortuguêsПортугальский