22:47 02 Июня 2020
Прямой эфир
  • USD1.1174
  • RUB76.8001
Колумнисты
Получить короткую ссылку
Русские школы: языковой барьер или мост (517)
218

К полному переводу русских школ на государственный язык обучения готовы лишь политики, чего не скажешь о детях и учителях

Митинг протеста против реформы образования ставил перед собой цель — начать широкую дискуссию о самой реформе. Сейчас эти споры напоминают бурное море, в котором волны гнева смывают остатки разума. Давайте все расставим по полочкам, чтоб было понятно, почему дискуссия настолько остра и что в ней принципиально важно, кого реформа заденет напрямую и коснется ли она только русских.

Разговоры о реформе не свидетельство готовности к изменениям, но лишь следствие предвыборных политических игр, и здесь главное не путать лозунги с реальным положением дел. Будем честны: реформа образования — инструмент ассимиляции, и работает он плохо. По сути, пока введенная 13 лет назад система образования с пропорцией латышского языка к русскому 60/40 не выполнила поставленные задачи. Но впереди новая реформа, еще более смелая. Проблем у Минобразования под руководством Карлиса Шадурскиса много, они серьезные и системные.

Деньги и качество образования

Во-первых, неосвоенные европейские деньги. Не запросить средств на процесс передела системы образования — это убивать любые изменения на корню.

Во-вторых, качество образования в реформированных школах. Конечно, успехи есть, среди русских учеников не так уж и мало победителей олимпиад на латышском. Но будем честны: по данным самого министерства, латышский язык недостаточно хорошо знают 22% русских школьников. То есть реформировали-реформировали, а для каждого пятого школьника воз и ныне там.

И в то же время качество знаний предметов у русских школьников сильно упало. Если задача стоит понаделать из русских латышских дворников — то да, реформа работает. Во всяком случае, пока эти работники метлы не уезжают в Европу, где платят побольше, а язык проверяют поменьше.

Если же задача ассимиляции — сделать из русских новых латышских граждан, которыми можно гордиться, — увы и ах.

Вообще уровень образования падает — и среди русских и среди латышей. Мы все вместе движемся к статусу европейских дворников, и если кто-то видит в этом успех министерства образования, то я тогда не знаю, как выглядит неудача.

Серьезный системный вопрос: будут ли знания латышского лучше, если и дальше образование переводить на латышский? Готовы к этому 78% старшеклассников. Что же касается учеников младших классов и детсадовцев, то здесь совсем все плохо.

Без методики

Правда, тут у нынешнего министра образования все продумано. Можно вообще отменить домашние задания. То есть, понимаете, учителей мы оставляем тех же, методики те же, но домашних заданий не задаем. И эти родители больше не выступают со своими претензиями к качеству образования. Они просто не в курсе успехов своего чада.

А так как у нас деньги следуют за учеником, соответственно, учителя получают тем больше зарплату, чем больше учеников, то тихих двоечников, которые сидят, ничего не понимают, но и не хулиганят, из школы не гонят. Наоборот, создают им комфортные условия. А что после школы у нас половина выпуска будет способна выполнять только самую примитивную работу, так тут социальный дарвинизм. Умные будут находить возможности учиться, и такие будут и среди русских и латышей, а остальные — зачем на них тратить время учителей?

Мне, как гражданину, такой подход в образовании совсем не близок. Такая система может только убить латвийский народ, и никакая ассимиляция не спасет.

Самая же серьезная проблема министерства — это отсутствие учителей латышского языка. И это при том, что зарплата учителя латышского языка в русских школах больше, чем, к примеру, у учителя математики. Как можно говорить о следующем шаге реформы, когда существует серьезный дефицит основных исполнителей — мне не понятно.

Не все хорошо и с методиками. Говоря о переводе билингвальных школ полностью на латышский, правительство рассуждает о необходимости новых методик. На мой взгляд, корректно было бы эти методики к началу реформы не пообещать придумать, а все-таки уже продемонстрировать результаты. Показать опытные школы, в которых такая методика была опробована, а также результаты экзаменов и олимпиад. Это был бы серьезный разговор. А то, что мы видим сегодня, — популизм чистой воды.

Русские второгодники в латышских школах

Перед министерством стоит проблема сокращения школ. И над этой проблемой Карлис Шадурскис тоже работает. Например, его конфликт с Ушаковым заключается в том, что мэр хочет сохранить все школы, а нынешний министр образования желает сократить половину. Чтоб в каждом районе была одна средняя школа и несколько начальных.

Те латыши, которые поддерживают Карлиса Шадурскиса, наверняка будут немало обескуражены появлением в классах, где учатся их дети, русских школьников. Полагаю, это будет для них потрясением. Русские ученики чаще задают вопросы учителю, и, уж конечно, малый словарный запас будет причиной того, что большинство вопросов в школе будет связано с терминологией. Половина уроков уже латышских детей будет занято переводами с латышского на русский. А уж совсем "обрадуются" родители латышских школьников, вынужденных учиться с русскими второгодниками. Не все же родители смогут дома объяснить своим детям, чему их учили в школе на незнакомом языке. Кто-то сможет получать знания только в школе. И любому русскому родителю понятно, что без дополнительных занятий по той методике, по которой учат сейчас, — подготовиться к экзаменам смогут далеко не все дети. Кого-то придется и на второй год оставлять.

Отдельно отмечу, что никто из противников реформы необходимость знания латышского языка не отрицает. Никто. Хотя самый популярный вопрос среди латышей противникам реформы так и звучит "почему вы против изучения латышского?" О чем это говорит? Всего лишь о пропасти, разделяющей информационные пространства.

Без фиги в карманах

Что касается необходимости самой реформы, то здесь наиболее важно, по-моему, не держать фигу в кармане и говорить честно. Иначе, просто ни о чем не договоримся. Я — против этой реформы в принципе, потому что не считаю, что образование на русском языке — угроза латвийской государственности. Считающих так же среди граждан Латвии много. Однако большинство граждан Латвии все же считает иначе.

После перехода русских школ на билингвальное обучение среди русских школьников страх латышского куда меньше прежнего. Даже среди русских жителей Латвии есть сторонники ассимиляции, и их тоже много. Но, конечно же, те, кто не против ассимиляции — те за качественное образование, а этого нынешняя реформа дать не в состоянии.

Поэтому, если власть будет давить и ставить нереальные задачи ради получения политических бонусов, на улицы выйдут протестовать как те, кто против реформы в принципе, так и те, кто согласен ассимилировать детей, но только при условии сохранения их конкурентоспособности.

Тема:
Русские школы: языковой барьер или мост (517)

По теме

Шадурскис: часть учителей уволят, оставшиеся будут получать 1500 евро
Под окнами Шадурскиса вновь собрались сотни недовольных
Шадурскис: русские не глупее других народов и могут выучить латышский
Мамыкин о митинге: мы одержали маленькую тактическую победу
Теги:
Министерство образования и науки Латвии, реформа образования, латышский язык, русский язык, Карлис Шадурскис, Латвия

Главные темы

Орбита Sputnik