03:55 25 Ноября 2020
Прямой эфир
  • USD1.1865
  • RUB90.1119
Новости Латвии
Получить короткую ссылку
17161

Как осуществляются репрессии в современной Латвии и что таит в себе призыв не лечить "оккупантов", прозвучавший от некоего латышского автора под псевдонимом Фрейберга. Линдерман и Губин обсуждают самые острые темы

РИГА, 30 окт — Sputnik. Прокуратура Латвии направила председателю Европарламента просьбу рассмотреть вопрос об отмене иммунитета от уголовного преследования в отношении евродепутата, экс-мэра Риги Нила Ушакова, чтобы начать уголовное преследование. Ранее Бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией попросило Генпрокуратуру выдвинуть обвинение против Ушакова в связи с незаконным хранением устройства видеонаблюдения.

Напомним, что это устройство было обнаружено во время обыска в кабинете Ушакова в 2019 году в рамках расследования дела о взяточничестве в процессе закупки транспорта для Rīgas satiksme. Ушаков тогда заявлял, что найденное устройство "валялось на полках среди сувениров и разных подарков" и, безусловно, относится к их числу.

В Латвии приобретение, хранение и использование таких устройств под запретом и уголовно наказуемо для физических лиц. Поэтому встает следующий вопрос: чем обернется этот "сувенир" для бывшего мэра Риги? Выдадут ли европарламентарии своего коллегу латвийским властям?

В еженедельном обзоре событий для Sputnik Латвия публицист Владимир Линдерман и журналист Михаил Губин говорят на самые острые темы.

Унизительная статья

Как отметил Линдерман, если посмотреть статистику последних лет, процент депутатов Европарламента, выдача которых состоялась, составляет примерно 90%. Оставшиеся 10%, когда евродепутатов не выдавали, качались сугубо политически мотивированных дел. Кроме того, в тех случаях, преследование начиналось уже тогда, когда человек уже был депутатом ЕП, что не относится к Ушакову, который буквально ускользнул из Латвии в Брюссель.

Поэтому Линдерман считает, что шансы Ушакова на то, что депутаты ЕП встанут на его защиту и не выдадут - крайне незначительны. И если это произойдет, бывшему мэру грозит очень неприятный по своей сути процесс.

"Конечно, если Ушакова осудят, то у него будет судимость и будет ограничение общественно-политической деятельности. Но дело даже не в этом. Дело в том, что статья эта для него, можно сказать, шуточная, комичная. даже унизительная. И это послание о том, что свои иллюзии о возвращении в большую политику Латвии Ушаков может оставить. Мы в тебя вцепились, мы тебя не выпустим - так можно это трактовать", - пояснил Линдерман.

Публицист заметил, что кое-что из такого преследования бывший мэр Риги все же сможет выжать - политические гонения могут превратить его в лидера оппозиции. Но это, скорее, при условии, что он находится в Риге. Тем более, что амбиции Ушакова, скорее, направлены не на это.

Как Латвия осуществляет репрессии

Но бывший мэр не единственный видный деятель, за которого взялась прокуратура Латвии. Под раздачу попал также председатель правления Tet Юрис Гулбис. Его и еще четырех лиц подозревают в возможной причастности к мошенничеству при внедрении цифрового телевидения, точнее, при получении тендера. А причиненный ими ущерб оценивают в 7 585 533 миллиона евро.

Стоит учесть, что дело это далеко не свежее и тянется уже на протяжении 12 лет с переменным успехом, когда Tet еще назывался Lattelecom. Интересно еще и то, что именно Гулбис называл нелепой мерой запрет российских телеканалов в Латвии, предлагая вместо этого устраивать честное соревнование, повышая качество контента латышских телеканалов.

"Я думаю, это давнее уголовное дело, которое тихо угасало, но его реанимировали сейчас, чтобы наказать человека, который не хочет дуть в общую антироссийскую идеологическую дуду и придерживается рационального мнения. Это довольно распространенный ход для Латвии. Таким способом в стране осуществляются репрессии, которые применимы к влиятельным людям в том числе", - заметил Линдерман.

Он пояснил, что если кто-то не хочет участвовать в холодной войне простив России или желает сохранять более-менее нормальные отношения, на них всегда что-то находится, что-то вскрывается. Таким образом, мнению этих людей не дают восторжествовать над жесткими антироссийскими позициями властей.

К подобным репрессиям можно отнести и депортацию российского гражданина Владимира Норвинда. В его деле обозначены причина высылки - он был депортирован на основе мнения компетентного ведомства - Службы военной разведки и безопасности, что куда серьезнее и секретней привычной Службы госбезопасности.

Кроме того, как пояснил Линдерман, есть такой момент - если иностранца депортируют на основании правонарушения или каких-то несостыковок в документах, он имеет право отстаивать свою правоту в суде. Но если его депортируют на основании мнения разведывательных или контрразведывательных органов, у него нет права на судебное обжалование. Есть только право пожаловаться в Генпрокуратуру, где ему попросту напишут отказ.

Этот пункт противоречит европейским правилам. И Конституционный суд (КС) Латвии выступил за изменение этого противоречащего пункта. Потому что в таких случаях люди также должны иметь право на открытый состязательный процесс. До первого марта Сейм должен отреагировать на решение КС, что повышает шанс Норвинда, считает Линдерман.

Тем временем ополченец самопровозглашенной Донецкой народной республики, гражданин Латвии Бенес Айо, гонимый на родине, сообщил, что получил временное убежище в России.

Линдерман пояснил, что Айо дали убежище на год. И желательным для него было бы за этот год озаботиться получением российского гражданства, потому что Россия не выдает своих граждан. А в Латвии у Айо несколько серьезных при этом очевидно политических обвинений, так что если он вернется, то тюрьма ему гарантирована.

Почему буксовала реформа?

Линдерман и Губин также вспомнили о 29 декабря 1998 года, когда Сейм Латвии дал старт реформе образования. Какие итоги можно подвести на сегодняшний день, спустя 22 года?

Решение о переводе на латышский всех русских школ Латвии было принято 29 октября 1998 года. То есть 22 года назад. Почему оно тормозило? Потому что на третий - четвертый год в стране вспыхнули протесты, и именно они приостановили эту реформу, напомнил Линдерман. А потом был референдум за присвоение русскому языку статуса государственного. И также был подъем со стороны русского населения.

Но к 2018-19 году латышские националисты все же взяли верх. И это произошло потому, что они поняли,что русское сообщество больше не в состоянии сопротивляться. Кроме того, свою лепту внесло "Согласие", которое внушило мысль русскоязычным - сидите тихо и идею о том, что на улицы выходят только клоуны.

"Когда окончательно был принят закон о латышизации русских школ, власти чего-то опасались. понимая, что у "Согласия" еще были позиции, главным образом в Риге. И если бы "Согласие" прекратило соглашательство, то, возможно, на улицы вышло бы очень много людей А потом латышские власти убедились, что партия Ушакова окончательно сдулась", - пояснил публицист.

Теперь, пояснил Линдерман, дело в руки взяли правозащитники. Они выбрали путь обращений в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ). Родители школьников и дошкольников отправляют туда письма, указывая на ущемление в правах. И этому примеру может последовать каждый, кто недоволен. Ознакомиться можно на сайте Parents.lv. На данном этапе другого пути борьбы с дискриминацией нет, считает публицист, особенно, в условиях пандемии, когда невозможно выйти на протест.

Дух нацистских легионеров

Между тем с пандемией в Латвии все тоже стало очень сложно. В стране, где ежедневный прирост числа инфицированных выглядит удручающе, Минздрав признал, что в чрезвычайных обстоятельствах (загрузка аппаратов ИВЛ на 90%) пожилым пациентам (старше 75) и хроническим больным врачи смогут отказывать в лечении на законных основаниях.

После этого на портале Pietiek.com было опубликовано письмо некой Стейдзиты Фрейберги. Автор под этим псевдонимом предложил "простой и справедливый" подход к лечению под названием "позитивная дискриминация". Это значит, что сначала надо лечить латышей, а потом уже всех остальных. И последними в очереди "всех остальных" стоят латвийские русские.

Линдерман пояснил, с если смотреть с позиции Минздрава, то есть такие ситуации, когда врач вынужден руководствоваться принципом по которому нужно спасти как можно больше людей, то есть не бросать все силы на критически тяжелых больных, потому за то время, пока будут помогать им, пациенты средней тяжести тоже перейдут в категорию тяжелых. Но это принцип медицины катастроф.

Другое дело то, что написала автор под псевдонимом Фрейберга. Это послание, по мнению Линдермана. нельзя воспринимать всерьез, а нужно расценивать как показатель.

"Что касается заявления этой Фрейберги, то оно просто свидетельствует о том, что откровенно нацистские настроения существуют в Латвии. Но вряд ли это касается медиков. Я не сталкивался с таким никогда. Возможно, если пандемия закрутит гайки, то люди в панике и начнут наставить на том, что в первую очередь надо лечить латышей. Но я думаю, что власти Латвии все же соблюдают разумный подход, и мнение этой дамы можно считать маргинальным", - заключил публицист.

По теме

Депутаты "Согласия" задали главе МВД вопросы о депортации Норвинда
Безработица по регионам Латвии: кризис COVID-19 обрушился на города и пощадил село
Урбанович считает политическим дело против Ушакова о картонке с камерой
Теги:
оккупация, латышский язык, Латвия

Главные темы

Орбита Sputnik