01:38 10 Декабря 2019
Прямой эфир
  • USD1.1075
  • RUB70.5731
Шахматист Алексей Широв

Не под флагом Латвии: как Широв "прокатил" короля Испании и ушел из латвийских шахмат

© Sputnik / Александр Вильф
Новости Латвии
Получить короткую ссылку
1219

Не получил гражданство Латвии, ну и хорошо... Пожалуй, самый известный после Таля латвийский шахматист Широв рассказал, кому в Латвии невыгодно развитие шахматного спорта, почему он играет за Испанию, и может ли шахматист заработать так, чтобы не думать о деньгах

РИГА, 4 дек — Sputnik. Алексей Широв является самым известным шахматистом Латвии после Михаила Таля. Он и сам считает себя последователем мастера. До недавнего времени Широв защищал цвета Латвии на крупных международных турнирах, а теперь вернулся под флаг Испании.

Почему так случилось, каковы причины ухода, и собирается ли ныне испанский шахматист Широв вернуться в борьбу за шахматную корону. Об этом он рассказал в подробном интервью Sputnik Латвия.

Под флагом Латвии

- Конфликта с федерацией избежать было нельзя. Он начался еще в декабре 2016 года, а в мае 2018-го я уже выступал под флагом Испании. Все эти полтора года я формально оставался в Латвийской шахматной федерации (ЛШФ), хотя в официальных турнирах Международной шахматной федерации (ФИДЕ) под флагом Латвии не играл. На самом деле я пытался остаться в федерации Латвии, но это было невозможно, абсолютно.

Еще за год до конфликта я ощутил на себе насколько забавная создалась ситуация в федерации. С одной стороны там есть президент, это конкретный человек. А на деле руководит ею фактически совсем другой. В тот момент это еще не вызывало никаких проблем. С Андрисом Озолсом и его супругой Даной Рейзниеце-Озолой у меня были нормальные отношения. Но когда я видел, что Озолс зациклен на идее, чтобы Рейзниеце стала самой крутой не только в латвийской политике или там в светской жизни, но и в шахматах, это начало вызывать некоторые вопросы.

Потому что шахматистка она в общем-то неплохая, но в свое время мирового уровня не достигла. У нее другая основная работа, профессия. Шахматы для нее все-таки больше хобби, а все поведение сводилось к тому, что Дана Рейзниеце – главная шахматистка Латвии, а сам Озолс – главный шахматист страны, хотя он самый средний любитель, даже ниже среднего.

В 2016 году Латвия на шахматной Олимпиаде заняла 17 место - достаточно высокий результат. Хотелось идти дальше, но возникли сомнения, можно ли с таким руководством двигаться вперед. Для справки, в 2018-м году на такой же Олимпиаде Латвия уже заняла 45 место.

Подробности конфликта... У нас с Андрисом возник спор по одному не такому и важному поводу. Он заявил, что с ним не надо так разговаривать, я сказал, что буду говорить так, как считаю нужным... Ну, в общем, история абсолютно банальная. В результате я полтора года уже как играю снова за Испанию, и на последнем командном чемпионате Европы сборная этой страны заняла 7-е место.

Хотя считаю это неудачным результатом, но Латвия, так к слову, вообще там не выступала. Наверное, какая-то разница в профессиональном статусе все же появилась.

- Можно ли говорить о каких-то притеснениях по отношению к вам в Латвии как к спортсмену?

- Отвечу так: если я принадлежу латвийскому спорту, то должен стремиться как-то поднять латвийские шахматы в международной иерархии. Это моя задача как спортмена. С другой стороны федерация не хотела чтобы я играл на Олимпиаде, а в итоге там играла более слабая команда. Как это оценить? Лишение определенного статуса или это вообще что-то другое?

Расскажу еще одну историю. Сейчас она уже не кажется столь важной, но это все следствие одной цепочки событий. В 2015-2016 годах я дважды выиграл небольшой гандикап-турнир в Эстонии и естественно собирался принять в нем участие и в 2017-м. Но вдруг президент ЛФШ заявляет эстонской стороне, что Алексея Широва ни в коем случае нельзя приглашать, иначе латвийская сторона будет бойкотировать мероприятие. Ну это, знаете, такой ход из серии, которые Советская федерация шахмат делала в случае с Корчным в 70-80-е годы. В моем варианте это, конечно, совсем небольшой турнир, но притеснением это тоже можно считать.

- В чем по-вашему главная причина такого поведения руководства ЛФШ по отношению к вам?

- На мой взгляд, это чистый гонор, желание власти... Я даже не знаю, вопрос, наверное, больше к руководству федерации. Мне уже как-то все равно, я перестал об этом думать. Может не нравилось, что я в латвийских шахматах номер один.

Со мной всегда конкурировал Игорь Коваленко, у нас были похожие рейтинги, но поскольку он приехал сравнительно недавно из Украины, а я все-таки здесь родился и, можно сказать, был последователем Михаила Таля, то с исторической точки зрения для шахмат Латвии и латвийского спорта я значу все-таки несколько больше, чем Коваленко. По каким-то причинам семье Озолсов это не нравилось. А по каким понять сложно. Наверное, это какая-то мелкая человеческая глупость.

Кто в Латвии против

- В Латвии большие шахматные традиции, но сейчас номером один стал крепкий, но все-таки, как вы упомянули, приезжий Коваленко. А где местные таланты?

- Ну почему, неплохими гроссмейстерами стали Артур Нейкшанс, главный тренер Рижской шахматной школы, и Никита Мешков. В отдельно взятой партии они могут обыграть кого угодно, и меня, и почти что Магнуса Карлсена. Но стабильности в игре у них пока не наблюдается. От первой мировой сотни они довольно далеко и больших лавров не снискали. Может быть, при другой ситуации развития шахмат в Латвии, как это, например, было в советское время, когда шахматы были общественно значимым делом, они могли достичь и большего.

У латвийского государства просто нет никакого интереса чтобы латвийские шахматы встали на более высокий уровень. А почему его нет? На этом я отчасти заострил внимание. Тогда, видимо, позиции самой Даны Рейзниеце стали бы опускаться в этой иерархии, им не интересно чтобы в латвийских шахматах кто-то значил больше, чем она.

Причем, мне кажется, это интересно даже не столько ей самой, сколько ее мужу. Она то в принципе адекватный человек, при всем моем несогласии с ее политической деятельностью я не хочу навешивать на нее дополнительных ярлыков. Как шахматистка она себя вела вполне адекватно. Все дело в ее муже.

- За последние годы, которые вы играли под флагом Латвии, не возникало желание взять латвийское гражданство?

- Помню, в 2013 году был короткий разговор следующего содержания: мне казалось, что вернувшись играть за Латвию и защищая честь страны на очередной Олимпиаде, я вполне могу претендовать на звание почетного гражданина страны, при этом не теряя испанского подданства. Но это идея здесь особо никому не понравилась и развиваться не стала. А просто поменять гражданство... Пока я оставался в латвийском спорте такие мысли возникали, но спешки в этом вопросе точно не было.

Граждансто ЕС дает возможность нормально здесь жить и никаких бытовых проблем в связи с этим не возникает. Прямо передо мной такой вопрос, чтобы я обязательно менял гражданство, тоже не ставился. Ну и в итоге оказалось, что очень даже хорошо, что я испанское гражданство сохранил.

Замахнуться на Олимп

- Вам сейчас 47 лет, позади достаточно большие успехи в спортивном плане, были взлеты, которые чередовались падениями. Готов ли Алексей Широв еще раз замахнуться или хотя бы попробовать взобраться на шахматный Олимп?

- Давайте без резких движений, скажем так. В какой-то момент у меня шахматная карьера не могу сказать, что закончилась, но оказалась не на самом профессиональной уровне. Я не входил даже в число первых ста шахматистов мира и приглашения, которые мне доставались на турниры, в основном были в качестве свадебного генерала, учитывая мои предыдущие заслуги.

Мне этого вполне хватало, я мог на тот момент продолжать какую-то деятельность. В декабре прошлого года после полуторагодичного перерыва мне удалось снова войти в топ-100, и это неплохой все-таки показатель. После я достаточно успешно играл и дальше хочется держать себя все-таки высоко и во внутренней испанской иерархии.

Сейчас я почти уже в топ-50 шахматистов мира (в настоящий момент Широв в рейтинге ФИДЕ 51-й). То есть каких-то локальных достижений за последнее время я добился. И это меня вполне устраивает. Буду естественно стремиться еще повысить свои позиции. Из ближайших планов – хорошо выступить на мировом первенстве по быстрым шахматам, который пройдет в декабре.

- Вам более интересны быстрые шахматы, чем классические?

- Они всегда мне были интересны и я считаю, они более соответствуют именно понятию шахматного спорта. Когда идут классические турниры, ты делаешь ход, соперник думает, ты встаешь из-за доски, куда-то уходишь, смотришь как играют другие. Это не совсем уже спортивный процесс. В быстрых шахматах все происходит за доской, идет полная концентрация и полное погружение в процесс. Меня это всегда привлекало больше.

Понятно, что с возрастом в те же быстрые шахматы играть сложнее, особенно с молодыми, но я по-прежнему отношусь к ним как к очень важной составляющей шахматного спорта.

- Этим летом в Риге прошел крупный отборочный Гран-при ФИДЕ. В тот момент вам было еще далековато до приглашения на такой турнир. Сколько надо добрать, чтобы получить билет в компанию претендентов?

- Насколько я помню нижняя планка рейтинга там в районе 2720-2730, у меня сейчас – 2684. Еще полтора года назад было 2630. Если так смотреть, то получается, больше половины пути я прошел, а дальше не будем загадывать.

Шахматы вместо "Лолиты"

- Вы автор двух книг. Когда увидим третью?

- Да, первая вышла еще в 90-х, вторая – в 2004-м году - сначала на испанском, потом на английском. Ее, как Набокову "Лолиту", мне удалось написать сразу на двух языках. С тех пор мне с писательством пришлось закончить, но я собираюсь продолжить. Единственное, сейчас у меня чисто спортивные задачи.

Для меня очень важно выступление сборной Испании на следующей шахматной Олимпиаде (пройдет в августе 2020 года в Москве). Лучший результат был в 1996 году, когда я сыграл за них в первый раз – 6 место. Теперь хотелось бы его наконец улучшить. Тем более, что сейчас у Испании подобралась сильная команда, но к сожалению на последнем командном чемпионате Европы у нас был сильный сбой на четвертой доске.

Важно, чтобы на Олимпиаде этого не случилось и сборная сыграла по максимуму. Вот до этого момента хочется находиться в спортивном тонусе, сохранять форму. А потом надо подумать, потому что действительно есть желание находится больше дома на Югле, гулять по лесу в Шмерли и разрабатывать какие-то другие проекты. В том числе и написания новой книги.

Многие, помня о предыдущих изданиях, говорят, что уже заждались. Наверное, пора этим заняться. Но чуть позже.

Конфликт интересов

- Есть ли в планах открытие собственной школы?

- В настоящий момент приходится сказать, что по милости господина Озолса внутри Латвии все свои проекты мне пришлось закрыть. Даже на политическую деятельность это так или иначе влияет, потому как, например, в следующем году муниципальные выборы. Руководство Русского союза Латвии (РСЛ) предложило мне тоже в них участвовать, но как я могу будучи испанским спортсменом и гражданином баллотироваться на муниципальных или парламентских выборах в Латвии? Получается конфликт интересов. Также, к сожалению, и со школой.

В общем-то понятно: где-то на определенном уровне мне надо создавать школу или академию... Но, во-первых, это очень сложная работа, а во-вторых, непонятно, ради чего? Ведь я должен думать в первую очередь о развитии испанского спорта. А испанский спорт – это не пустое слово, учитывая успехи страны в футболе, теннисе и во многих-многих других видах. Опять же, шахматам хочется занять свою нишу.

В Испании я школу создавать не намерен, но я поддерживаю многие другие проекты там. В августе, например, принял посильное участие в крупном детском лагере в Галисии. Есть в планах поработать с молодежью в Каталонии.

- Как в сборной Испании решается внутри команды вопрос, кому играть за 1, 2 или 3-й доской на командных чемпионатах?

- Чтобы не было никаких обид есть очень простая схема: чисто по рейтингу. Кто выше, тот на первой доске и по порядку. Но скажем, перед командным ЧЕ-2019 Давид Антон, Франсиско Вальехо и я играли на одном большом турнире в Англии. Когда оставался один тур, мы втроем сели и поговорили о многих вещах, решив: раз у Давида этот турнир получается лучше, чем у двух остальных, то почему бы ему не сесть на ЧЕ за первую доску.

Фактически внутри коллектива приняли решение и сообщили его руководству и капитану команды. Те не возражали и так получилось, что Антон играл на первой доске, первый номер Испании сейчас, Вальехо – за второй, я – на третьей. Ну а как будет в следующем году, думаю, ближе к делу сами и решим.

- Зависят ли призовые от того на какой доске ты играешь?

- Если и зависят, то это настолько символические суммы, что об этом даже не стоит думать. Все-таки главная задача – выступление команды, создать в ней должный настрой и на выходе получить хороший результат.

- Можете припомнить свой самый большой заработок в шахматах?

- Наверное, в 2000 году на официальном чемпионате мира ФИДЕ по нокаут-системе, где я дошел до финала против Ананда и уступил там. Тогда призовой фонд был намного выше, чем теперь в Кубке мира. Благодаря заработкам тех лет я могу не сильно беспокоиться, много ли я заработаю сейчас. Это конечно дает некоторое преимущество, когда можешь позволить себе думать больше о творческой составляющей. Но в этом есть и недостаток. Если человек напрямую не зависит от размера своего заработка, то он начинает больше лениться.

Я часто замечал, если у меня дела в шахматах не очень шли, вместо того, чтобы себя мобилизовать, я начинал лениться еще больше, считая, мол, зачем, я свое уже отыграл. Сейчас, слава Богу, такого нет и я настроен на абсолютную жизнедеятельность независимо от экономических моментов.

Рейтинг, король, Каталония

- Что вас подталкивает в последние полтора года поднять еще выше свой рейтинг?

- Ну как ни странно очень сильно меня мотивировал переход в Испанскую федерацию шахмат. Видимо потому, что испанский спорт - это более серьезная структура нежели латвийский. Хотя и в Латвии очень много знаменитых спортсменов, но они идут по одиночке. То есть такого структурного отношения к спорту и спортсменам в Латвии нет, а в Испании – есть. Хотя, конечно, шахматисты в Испании – совсем пешки на уровне по-настоящему популярных видов спорта. Но все равно, мы должны бороться за своем место.

- Каков интерес к вам со стороны испанским СМИ? Есть ли он вообще?

- Конечно, популярность шахмат в Испании в какой-то момент резко упала. И во многом это была вина моя и Вальехо, как двух ведущих игроков страны. В конце 90-х-начале 2000-х мы недостаточно поддержали эти процессы, слишком были заняты собственной жизнью. Это стоит признать.

Такой простой пример: два или три раза я был приглашен на прием к испанскому королю и по каким-то своим личным причинам так на него и не попал. Наверное, все-таки надо было попасть. Прием был специально для спортсменов. В таких мероприятиях все же надо участвовать.

- Теперь вряд ли пригласят, особенно после слов о независимости Каталонии...

- Я и тогда говорил подобное, и одно с другим не связано. Все-таки, опять же, в традиционной Европе умеют различать политические взгляды и собственные достижения.

- А среди ваших коллег каталонцы есть?

- Начнем с того, что руководство Национальной

шахматной федерации Испании практически все – каталонцы, и президент, и исполнительный директор, и капитан сборной.

- А федерация в Мадриде?

- Хороший вопрос. Президент федерации и ее исполнительный директор живут точно в Барселоне. Месторасположение федерации раньше действительно было в Мадриде, а сейчас я даже не знаю где. То есть после возвращения под испанский флаг я еще там и не был.

Продолжение интервью читайте здесь>>>

По теме

Шипов рассказал о "гигантских" возможностях чемпиона Гран-при World Chess в Риге
Шахматный турнир в Риге без шахматистов из Латвии: Дворкович о Гран-при World Chess
Российских инвесторов в Латвию привлекут шахматы: глава World Chess о Гран-при в Риге
Теги:
гражданство, шахматы, Испания, флаг, Латвия

Главные темы

Орбита Sputnik