Обзор латышских СМИ

Sputnik знакомит с самыми интересными публикациями в печатных и интернет-изданиях Латвии на государственном языке.

В Латвии посчитали "хороших русских" и признали вину латышей. О чем писали латышские СМИ

© Sputnik / Андрей ТатарчукПамятник воинам-освободителям в Риге
Памятник воинам-освободителям в Риге - Sputnik Латвия, 1920, 02.04.2022
Подписаться на
Yandex newsTelegram
Из соседей - в "оккупанты", из "оккупантов" - в "предатели". Не все они плохие, каждый двухсотый - хороший. Мы хотим запретить русским быть русскими, правильно ли это сейчас? В Латвии обострились дискуссии по вопросам национальностей
РИГА, 2 апр — Sputnik. Агрис Пурвиньш, член правления "Партии справедливости", опубликовал свое мнение о "внутренних угрозах" Латвии на портале NRA.

Это еще "скрытых" не посчитали!

Как и ожидалось, в соответствии с результатами опроса и повседневными наблюдениями, по меньшей мере 20% проживающих в Латвии русскоязычных открыто поддерживают Россию. А на взгляд автора, количество скрытых сторонников составляет около 50%. Тем не менее "левые" либералы в едином фронте с "Согласием" и общественными СМИ разворачивают очередную пропагандистскую кампанию под названием "латыши сами виноваты".
Нас, латышей, пишет автор, обвиняют в том, что русскоязычных Homo sovieticus мы называли "оккупантами". Но, по мнению Пурвиньша, это "несомненный и нестираемый исторический факт". Объясняет он этот факт тем, что среди русскоязычных, которые после 1991 года остались в Латвии, было большинство "представителей КГБ, милиции, прокуратуры и судебной системы".
Депутат Сейма Янис Иесалниекс - Sputnik Латвия, 1920, 28.03.2022
"Латвия и так слишком русская": депутат Сейма против оппозиционеров из России
Во-вторых, отмечает Пурвиньш, "среди сторонников Российской шовинистической имперской войны потомки гражданских оккупантов - жителей России, Беларуси, других регионов СССР, которых с 1945 по 1991 год целенаправленно и систематически перемещали в Латвию, чтобы изменить этнический состав нашего государства, сократить количество латышей на их родине".
В-третьих, пишет автор, "оккупантами" латыши зовут только тех, кто "празднует оккупацию Латвии, демонстративно не говорит на латышском языке, презрительно относятся к латышской культуре и государственным символам, инициирует референдумы, чтобы восстановить роль русского языка в нерусских странах".
"Эти левые либералы и "Согласие" нас, латышей, упрекают, что эти 30 лет мы не говорили по-русски (что, к сожалению, очень далеко от истины), и поэтому мы не смогли обратиться к враждебно настроенной к независимой национальной Латвии общине", - возмущен член "справедливой" партии.
У латышей, признает автор, действительно есть в чем себя упрекнуть: "Мы были слишком мягкими и позволили "раку русского мира проникнуть в наш организм".
Пурвиньш считает, что "бороться с русским миром" нужно было еще в 1991 году. По его мнению, нужно было перевести школы и в детские сады Латвии только на латышский язык, отправить восвояси всех русских из Латвии, а также снести все советские памятники. Далее автор пускается в исторический экскурс, зачем-то приплетая туда Японию и США.

При чем тут японцы?

В 1920 году, вспоминает Пурвиньш, генерал Петерис Радзиньш в статье анализирует взаимоотношения США и Японии, где предполагается, что война между ними является только фактором времени. В этой статье он обращается к 5-й колонне Японии на территории Соединенных Штатов: "Так в 1906 и 1907 годах в Америку переезжает более 30 000 японцев. Эта японская иммиграция в Америке была угрожающей для американцев, поэтому был создан закон об ограничении въезда. Для американцев японцы крайне несимпатичны, потому что они не ассимилируются: куда бы он не приезжали, они остаются при своей национальности и создают в другом государстве "свою" страну.
Школьный коридор - Sputnik Латвия, 1920, 28.03.2022
Украинские школьники учатся в Латвии на русском. А местная русофобия дошла до ООН и ЕСПЧ
К какому же выводу в связи с этой исторической отсылкой приходит автор? Он предлагает задуматься о том, почему тридцать тысяч японцев "создали угрозу" США с более чем 200 миллионами американцев, а в Латвии, где менее 1,5 миллиона латышей и около 400 000 русскоязычных, по мнению "левых" либералов, никаких существенных угроз нет... Нужно только начать с ними разговаривать по-русски и создавать интересные программы ТВ - тогда все будет хорошо.
"Мне трудно сказать, - закругляется Агрис, - есть ли это идеологическая наивность или сознательное предательство государства... Возможно и так. Мы никогда не сможем сплотить свою страну, если к созданной и поддерживаемой Россией пятой колонне, не будем относиться как к пятой колонне. Против нее надо бороться всеми доступными в стране правовыми средствами. Уговоры, стремление задобрить ее и унижения не дадут ничего другого, кроме того, что она получит больше сил и энергии".

Самое безопасное место в мире...

Автор портала Pietiek Леонардс Инкенс пишет с помощью почти что художественных образов, поэтому его нельзя обвинить в разжигании розни, в русофобии и преступных призывах. Однако местами жутковато.
"Каждый из нас не только слышал, но и сам использовал этот метод - "ну, я этого не делал, меня там не было, он начал первым, не виноватая я он сам пришел... Мы ничего, такие были времена, тогда по-другому было невозможно. Во всем виноват Гитлер или Сталин. Они стреляли, они жгли", - вещает автор, подводя к мысли о коллективной ответственности русских.
Акция протеста против ограничений, связанных с COVID-19 - Sputnik Латвия, 1920, 17.03.2022
Украинцы "в шоке от русской атмосферы" в Латвии, а латыши шокированы их русским языком
Далее автор рассуждает о "врожденном грехе", как о некоем изъяне, передающемся по наследству от предков. И грехи, а также зависимости, "c которым рождаются российские граждане", оказываются, не такие, с какими рождаются люди в других странах.
На самом деле, неожиданно поворачивает Инкенс, люди больше боятся не смерти, а жизни. Кажется смешным, но именно так говорят психологи, отмечает автор. Во время жизни нас окружают разные люди с различными повреждениями и наклонностями, но после смерти все равны. Если хорошо подумать, то люди больше боятся света, а совсем не тьмы. Самое безопасное место - кладбище, даже если там похоронены преступники. Они больше никому не угрожают.
Свой опус Инкенс завершает таким постскриптумом: "В Вангажи, у магазина Elvi, слышал разговор двух подростков. По их мнению, нет такого, чтобы все русские были плохими. Из всех каждый двухсотый, все-таки, хороший".

"Чтобы не заварить кашу"...

Впрочем, не все латыши считают, что ближайший путь интеграции - на кладбище. "Запретив праздновать 9 Мая, мы оскорбим и тех русских, что на нашей стороне", объявил философ и публицист Артис Свеце на портале Satori, за что, впрочем, был подвергнут остракизму более патриотичными соотечественниками.
9 мая в Риге: площадь у памятника Освободителям - Sputnik Латвия, 1920, 01.04.2022
"Единственная цель нового закона - унизить": как теперь праздновать 9 Мая в Латвии
"Авантюра РФ обернулась злом и для русских вне России", - пишет Артис Свеце на портале в статье, посвященной размышлениям о праздновании 9 Мая. Но если в Британии это вопрос бизнеса нескольких банков и самоощущения российских эмигрантов, то в Латвии ситуация совсем иная, отмечает Свеце.
По его мнению, думать, что все русские без остатка растворятся в латышском обществе и потеряют свою идентичность, это фантазия, латышам и русским (а также русским и украинцам) придется жить в Латвии вместе, быть соседями. И нам всем нужно быть достаточно разумными, чтобы не заварить кашу, расхлебывать которую пришлось бы еще долго.
Так вот к вопросу о "проблеме 9 Мая", которая на самом деле "является целым узлом проблем", пишет автор.
"Во-первых, если я вообще что-то понимаю в жизни русской общины, то большинство латышей превратно понимают смысл 9 Мая или, точнее сказать, сильно его упрощают. Мы это событие, мне кажется, воспринимаем слишком буквально – как историческую дату и день поминовения павших в войне, или даже рассматриваем его как ностальгию по империи. Но легко заметить, что у празднующих есть и другие важные мотивы. 9 Мая стало для русских Латвии праздником их самоидентификации. И хотя в тот день поминают павших и проходит шествие "Бессмертного полка" - это не день скорби. Русские приходят просто побыть вместе с такими же как они", - рассуждает Свеце.
Далее он пишет, что если не ошибается в своих рассуждениях, то запрет 9 Мая русская община Латвии может воспринять как запрет русским быть русскими, кроме того, в неверной трактовке смысла этого праздника есть риск русских оскорбить. "Это и есть главная проблема, - отмечает автор. Человек может согласиться с санкциями, но он не может согласиться с отказом от подтверждения своей идентичности. Ведь и у латышей есть такие праздники, в первую очередь Лиго, которые выжили, даже когда советский режим пытался их запретить".
Памятник Освободителям в Риге утром 9 мая - Sputnik Латвия, 1920, 31.03.2022
Мероприятия 9 мая у памятника Освободителям запретили: Сейм Латвии одобрил поправки
Конечно, отмечает автор, можно задаться вопросом о том, почему "день идентичности" надо праздновать именно 9 Мая и именно у этого памятника, а не где-то еще. Потому что нет другой альтернативы, отвечает сам же Свеце, припоминая, что британский историк Орландо Файджес писал, что после революции российские эмигранты праздновали день рождения Пушкина как национальный праздник, потому что по всем остальным историческим датам единства в их среде не было. Но сегодня трудно представить широкое празднование дня рождения Пушкина, отмечает автор, хотя памятник ему в парке Кронвальда стоит.
"Проблема" 9 Мая это "не та проблема, которую могут решить латыши", считает Свеце. По его мнению, запрет праздника будет плохой идеей, ибо взамен ничего не предлагается. Очевидно же, что никто со стороны не может указывать русскоговорящим гражданам Латвии что и когда им праздновать. Поэтому Свеце в заключении своих философствований предлагает русским решать самим.
Лента новостей
0