В Латвии оценили "мягкую силу" Китая сквозь микроскоп демократии

© GREG BAKER / AFPФлаг Китая
Флаг Китая - Sputnik Латвия, 1920, 24.01.2022
Подписаться на
Yandex newsTelegram
В Риге представили новую книгу-исследование "Гибридные угрозы в странах Балтии и Тайване: общие черты, риски и уроки для малых демократий". Сборник аналитических статей на английском увидел свет при поддержке миссии Тайваня в Латвии
РИГА, 24 янв — Sputnik, Андрей Татарчук. Латвийский институт внешней политики (LIIA) презентовал этот труд в очень интересное время: после выхода Литвы из крупнейшего китайского проекта "17+1" в мае 2021 года и открытия в ноябре консульского представительства Китайской Республики (КР, Тайваня) в Вильнюсе противоречия нарастают как снежный ком. В борьбу с "пекинским драконом" ввязалась одна Литва, западные демократии и глобальные партнерские альянсы по большому счету с любопытством наблюдают и делают ставки.

Спецслужбы не дремлют!

Отрицательная динамика экономической конфронтации между Пекином и Вильнюсом сегодня даже больше разрыва между Пекином и Тайбэем – столицами, где жители говорят на одном языке и где лучше экономическое сотрудничество, чем в литовском кейсе. Объем грузов из Литвы на китайский рынок в годовом исчислении упал с 3,45 миллиарда евро до 433,45 миллиона, по данным таможенного управления КНР – литовский импорт в Китай уменьшился за год почти в восемь раз. Литовские предприниматели хотят просить правительство Ингриды Шимоните о дотациях для спасения, а также признать на официальном уровне, что Китай ввел против Литвы санкции для дальнейших контрсанкций ЕС против КНР – о помощи Вильнюс умоляет партнеров еще с ноября прошлого года. В Брюсселе молчат.
Разрыв литовско-китайских отношений наметился не в 2021-м, а еще в 2018 году, сообщается в совместном докладе литовских министерства обороны и Департамента государственной безопасности. Как пишет в книге LIIA доцент Международного университета Японии Вида Мацикенайте, "признаки появились в начале 2018 года, когда литовские спецслужбы выявили враждебную киберактивность Китая вместе с Северной Кореей и Ираном против государственных учреждений Литвы и ее энергетического сектора". В Латвии, по ее словам, соответственно, Служба госбезопасности включила Китай в свой ежегодный доклад в 2019 году, а в Эстонии госслужба безопасности указала на попытки китайской разведки завербовать граждан.
Вид на ночной Тайвань - Sputnik Латвия, 1920, 29.11.2021
Китай выразил протест из-за визита балтийских депутатов на Тайвань
В своей статье госпожа Мацикенайте сообщает, что уже "в 2020 году Литва уделяла значительно больше внимания Китаю как потенциальной угрозе", упоминая о попытках сбора технической информации о литовских информационных системах и получения доступа к критической инфраструктуре, а в 2019 году в Литве, по ее словам, активизировались кибератаки и экономическая разведка КНР". Тут перечислим "признаки вербовки китайскими спецслужбами" со слов Виды Мацткенайте: "вербовка через LinkedIn для участия в шпионской деятельности – это учетная запись LinkedIn с западным именем и китайской фамилией; поддельное фото, иногда сгенерированное искусственным интеллектом; абстрактное и часто бессмысленное описание компании, исследовательского или рекрутингового центра; обычно компания не имеет истории или не существует; бедный английский; большое количество подключений аккаунта. Среди признаков работы китайской разведки: предложение об оказании консультационных услуг; приглашение в Китай с покрытием всех расходов; встречи-собеседования; запрос аналитической оценки тенденций в данной стране; сводка общедоступной и непубличной политической или военной информации; предоплата и запрос на конфиденциальность; дальнейшие контакты через мобильные приложения (такие как WeChat) или по электронной почте; договоренность о следующей встрече в Китае. Выглядит серьезно!
Хотя объективное исследование всех аспектов литовско-китайского конфликта, к сожалению, пока не проведено или сделано недостаточно. Руководитель азиатской программы Латвийского института международных отношений, политолог университета П. Страдыня Уна Александра Берзиня-Черенкова в коллективном вступлении к книге LIIA отмечает, что "страны Балтии и Тайвань столкнулись с неопределенностью, вызванной рисками для политической легитимности, социальной устойчивости, критической инфраструктуры, энергетической безопасности и кибербезопасности".

Риски, угрозы и санкционная нерешительность Евросоюза

Литовский кризис, выросший на ровном месте в 2021 году, является тестовым для всех стран западной демократии в Европейском союзе и США. Аллегория уместна такая: правительство Шимоните уговорили броситься под грузовик на китайском экономическом хайвее в Европу – а это стало очень жестким уроком. Внешняя политика Китая на глобальном западном рынке далеко не настолько компромиссная, какой, наверное, ее хотели бы видеть мы. Слово – авторам нового стратегического исследования, изданного при поддержке консула Тайваня в Латвии и Литве Эрика Хуанга.
Флаги США и Китая - Sputnik Латвия, 1920, 10.11.2021
Остров раздора: США нарвались на гнев Пекина из-за Тайваня
Отмечая успехи развития демократии Китайской Республики с 1987 года, когда на Тайване в результате "перестройки" завершилась эпоха монопольного правления партии Гоминьдан и ее сменила многопартийная демократическая и сменяемая политическая система – кстати, как в России и в других социалистических республиках Центральной и Восточной Европы, авторы статей LIIA отмечают риски, связанные с укреплением политики КНР среди населения Тайваня в КР. В частности, в коллективной статье группы политологов научной среды китайских эмигрантов в университетах США этот факт отмечен. Растущая экономическая и политическая роль Пекина в глобальной политике является, возможно, все более привлекательной для молодых жителей Тайбэя, живущих через пролив от Фучжоу, Цюаньчжоу и других городов развитого юго-восточного побережья КНР.
Как заявляют исследователь гарвардского Центра Фербанк Сюань-Ю Лин, глава кафедры международных исследований и современных языков в хьюстонском университете Сент-Томас Яо-Юань Йе и другие, "тайваньская политика все еще находится под влиянием поляризации по различным вопросам, прежде всего, отношений с Китаем. Растущая поляризация бросает вызов этому новому демократическому строю и может подорвать доверие общества к правительству".
Вместе с этим для исследователей очевидны преимущества политического строя демократии западного образца при Су Чжэньчане (сегодняшний премьер-министр Тайваня, Демократическая прогрессивная партия) и лидера КНР Си Цзиньпина, которого авторы статьи связывают с авторитаризмом. Стоит отметить умеренный, даже дипломатичный уровень критики – то, как на Западе говорят о Китае сегодня, похоже на шепот. Это как "заговор молчания" – "не надо подсказывать Си Цзиньпину, что делать, а то китайские коммунисты возьмут и так сделают". При этом риски и угрозы демократического прогрессивного Тайваня, вероятность путем электоральной поддержки его присоединения к материковому Китаю большей частью экспертного сообщества почти игнорируются именно по этой причине. Не стоит будить лихо!

Пока все тихо

Чаще, чем кейс Китай - Тайвань в новом сборнике LIIA (где Эстония, Латвия, Литва и Тайвань в этот раз типологически объединены в группу "малых демократий"), звучат дорожные карты угроз и рисков со стороны России и – совсем немного – Беларуси. Актуальная специфика! Такое впечатление, что Тайвань для экспертов на Западе становится практически вторичным: во-первых, исследовательским центрам ЕС и США очень сложно избавиться от привычного антироссийского нарратива, а во-вторых – мозговые центры коллективного Запада стараются максимально уворачиваться от даже теоретических возможностей эскалации напряжения с Пекином. Напротив, занимающая географически более трети европейского континента Россия исторически давно является частью общеевропейского дискурса и порицания. Россия – привычный геополитический и экономический партнер, с которым можно вести критические переговоры, часто с позиций обвинения. С Китаем труднее: сейчас западная дипломатия понимает, что кейс "вычеркнутой Литвы" Пекин принципиально может легко повторить с другими государствами в Европе, но также очевидна высокая военная мобильность НАК.
Ром - Sputnik Латвия, 1920, 10.01.2022
Назло Китаю: Тайвань научится пить литовский ром
Страны Европы, включая государства в составе блока НАТО и Европейского союза, как Венгрия и Хорватия, три страны Прибалтики, являются партнерами союза "16+1". В 2016 году в Риге на правительственном уровне очень тепло принимали премьера Госсовета КНР Ли Кецяна. В Греции в рамках развития "Морского шелкового пути" китайская компания China COSCO Shipping Co. Ltd при кризисном правительстве "Сириза" премьера Алексиса Ципраса выкупила через Греческий фонд приватизации госимущества (HRADF) контрольный пакет второго крупнейшего морского порта в Средиземноморье – афинского порта Пирей. Он является ближайшим глубоководным портом в континентальной Европе к китайским портам Шанхаю и Циньдао, а также транзитным хабом для китайских и прочих судов в Атлантическом, Индийском океанах и Черном море, соединяя Балканы, Черное море, Южную, Западную, Центральную и Восточную Европу. Греция после этого тоже вступила в альянс "16+1". Китайцы подписали 35-летнюю концессию на контейнерные терминалы в Афинах, а китайский стивидор "Пирейская компания контейнерных терминалов" планирует сделать порт первым по грузообороту портом Средиземноморья.
Китайская экономическая экспансия на рынке объединенной Европы и НАТО – очевидный факт, который можно признать почти завершившимся. Фактор Тайваня – это не более чем соломинка в колесе машины, мчащейся по хайвею. Меры экономического протекционизма, попытки политически остановить экспансию стратегий "Один пояс – один путь", "16+1" в регионе China-CEEC (центрально- и восточноевропейские страны), все это блокировать уже невозможно без катастрофических последствий для макроэкономики рынка ЕС.

Вопрос Тайваня китайцы не обсуждают

А 30 декабря прошлого года посольство КНР в Латвии выпустило релиз, заявив, что Тайвань является неотъемлемой частью Китая, а тайваньский вопрос является исключительно внутренним делом. Указано, что политика Демократической прогрессивной партии (ДПП) на Тайване в сговоре с внешними силами провоцировала "независимость Тайваня", что является основной причиной нынешней напряженности и волнений в Тайваньском проливе. "Если сепаратистские силы за "независимость Тайваня" будут провоцировать нас, насиловать или даже переходить красную черту, мы будем вынуждены принять решительные меры. Китай обладает твердой решимостью, твердой волей и мощным потенциалом для защиты национального суверенитета и территориальной целостности", – сообщается в заявлении китайской дипломатии в Латвии.
Подобные релизы на Новый год получили правительства всех стран ЕС – кроме Литвы, которую Пекин на виду Запада демонстративно вычеркивает из большинства партнерских программ. Разумеется, Латвия не хочет повторения литовской катастрофы, поэтому о Тайване – тихо, шепотом. Усиление роли Китая в глобальной политике не обходит вниманием НАТО. Как сообщает в статье старший эксперт Центра коммуникаций НАТО "Стратком" в Риге Элина Ланге-Ионатамишвили, Латвия, Литва и Эстония сталкиваются со схожими угрозами: российским и китайским влиянием в когнитивной войне.
"Хотя Китай не является лидером в общественном информационном пространстве и использует другую тактику, чем Россия, восьмерка стран региона могла бы выиграть от более тесного сотрудничества. Страны Балтии также могут укрепить свою демократию, стратегически увеличивая интеграцию со своими скандинавскими соседями, которые лидируют в мировых рейтингах по свободе СМИ. Но слова должны быть последовательно подкреплены делами, чтобы принести позитивные изменения в наши общества и уменьшить уязвимость", – указывает Ланге-Ионатамишвили. В принципе, все говорит о намерении Запада избежать фазы эскалации "холодной войны" и красных линий с Китаем, чтобы не расширять существующие фронты. Такие действия и бездействие Запада только подталкивают остров "малой демократии" к интеграции с материком.
Лента новостей
0