Последний видеозвонок: резидент рассказала о COVID-отделении, где умирают слишком многие

© Sputnik / Илья Питалев / Перейти в фотобанкМедицинские работники в отделении реанимации для больных с коронавирусной инфекцией
Медицинские работники в отделении реанимации для больных с коронавирусной инфекцией - Sputnik Латвия, 1920, 21.02.2021
Резиденту Улле Розенберге пришлось возглавить коронавирусное отделение с онкологическими и хирургическими пациентами после того, как все врачи в нем заболели; молодой медик говорит: к смерти привыкнуть невозможно

РИГА, 21 фев — Sputnik. По специальности Улла Розенберга — эндокринолог, но в Рижской восточной клинической университетской больнице она сейчас выполняет другие функции — руководит 67-м отделением, в котором на 24 койках размещены пациенты онкологии и хирургии с подтвержденным коронавирусом. О том, как пандемия стала временем резидентов, рассказал lsm.lv

Вызов

Такое назначение стало настоящим вызовом, признает Розенберга.

Медсестра идет по коридору в больнице - Sputnik Латвия, 1920, 12.02.2021
"Врач запретил разговаривать по-русски": медсестра рассказала, как выучила латышский

Как рассказал ее руководитель, глава Клиники неотложной медицины и приема пациентов Алексей Вишняков, все случилось быстро и по-своему безжалостно.

"Однажды рано утром мне позвонила руководитель отделения и сообщила, что все врачи в отделении заболели. Рядом со мной были два молодых врача, и я сказал им: девушки, вам надо забрать отделение. Мы за десять минут нашли врачей, которые будут там работать. Да, они резиденты, но у всех них есть менторы, которые им помогают", - рассказал Вишняков.

Он отметил, что отделение перешло молодым врачам в очень сложный момент, многие пациенты умирали. Это связано с тем, что сочетание онкологических заболеваний и коронавируса очень тяжелое, химиотерапию приходится прекратить.

"Здесь пациенты с лейкозами, лимфомой, те, кто недавно перенес химиотерапию. Возрастные группы различные. У каждого человека своя история. У них очень сильно ослаблен иммунитет. Это, конечно, плохо, особенно учитывая основное заболевание. Борьба очень тяжелая!" - рассказала Розенберга.

Даугавпилсская региональная больница - Sputnik Латвия, 1920, 04.02.2021
Переработка остается без доплаты: Даугавпилсская больница просит изменить порядок выплат

Она признает, что не стала бы специализироваться на гематологии, но сейчас у молодых врачей мало выбора — они идут и работают там, где их знания, молодость и определенное бесстрашие нужны больше всего. Пандемия — время резидентов, новыми отделениями не руководят люди в годах.

Сама Улла имеет сертификат интернатуры, но пошла в резидентуру эндокринологии.

"Теперь нас направляют на работу в коронавирусные отделения, потому что нужны дополнительные руки. Меня эта дорога привела в отделение гематологии. Но я считаю, что организм — это одно целое, мы рассматриваем каждого пациента комплексно. Есть консилиум с инфектологами, пульманологами, гематологами. Идет лечение с помощью эритроцитных и тромбоцитных масс", - рассказала Розенберга.

Последний видеозвонок

Улла, как и многие молодые врачи, считает, что привыкнуть к смерти нельзя, потому что в таких коронавирусных отделениях умирают слишком много людей.

Посещения запрещены, так что многие могут увидеть родных, только когда врач или медсестра приносят телефон или планшет.

"Либо мы сами, либо медсестры устраиваем видеозвонки. И тогда можно еще один, последний раз увидеть своих родных", - рассказала Улла.

Также она регулярно связывается с близкими пациентов, рассказывает об их состоянии и отвечает на десятки вопросов.

"Я регулярно созваниваюсь с близкими (пациентов). Есть те, с кем мы созваниваемся каждый день. Тяжело, но я пытаюсь не скрывать того, что пациентам стало хуже", - признает Улла.

Врач в операционной - Sputnik Латвия, 1920, 19.01.2021
Каждый год десятки юных врачей остаются за бортом резидентуры: как исправить ситуацию

Медиков пациенты тоже видят только в защитных белых костюмах.

Молодой врач и сама переболела коронавирусом.

"У меня была сильная слабость, усталость, я не могла встать с дивана. Но тогда мне не с чем было сравнить. Теперь, когда я вижу пациентов в отделении, я могу сказать, что у меня болезнь прошла в легкой форме", - говорит Улла.

Во время болезни она потеряла и вкус, и обоняние.

"Я поняла это во время еды. Потому что я больше не чувствовала вкуса. Тогда я пошла понюхать бутылочку духов, она не пахла. Так я поняла, что потеряла и обоняние", - вспоминает медик.

Болели они вместе с мужем, но выяснить, где заразились, не удалось. Через месяц после болезни она привилась.

Без зарплаты и гарантий

Улла Розентале — платный резидент. Это значит, что свои многочисленные часы работы она по сути дарит пациентам, больнице и государству, потому что платным резидентам, в отличие от бесплатных, за работу в больнице не платят ничего.

Студенты на занятиях на кафедре анатомии - Sputnik Латвия, 1920, 03.11.2020
Кулдиге удалось заманить к себе молодого врача в обмен на стипендию

Но Улле в некотором роде повезло — ее учебу оплачивает Объединение медицинских центров.

"Но зарплаты у меня нет. Это больной вопрос, потому что это работа с утра до вечера без каких-либо социальных гарантий", - говорит Улла.

Как отмечает Вишняков, резиденты больницы очень отзывчивы.

"В принципе сейчас все резиденты всех специальностей осваивают тяжелое искусство инфектологии. А это не то, что они выбрали изучать. Конечно, их консультируют, проводятся серьезные консилиумы. Но нужно понимать, что здесь не работают никакие руководящие линии, потому что у каждой болезни они свои. Наши молодые талантливые врачи с ними справляются!" - рассказал Алексей Вишняков.

Улла добавляет, что они уже не являются подростками, которые могли бы просить деньги у родителей, - нужно зарабатывать самим, а это непросто.

До коронавирусного отделения она работала в Клинике неотложной медицины и приема пациентов.

"Прекрасный коллектив! Я там многому научилась. Там бы я хотела работать и после резидентуры", - рассказала врач.

Вишняков считает, что платная резидентура абсурдна.

"Мы говорим о наших молодых врачах, на которых будет основываться наша будущая медицина! Наше мнение таково: практику платной резидентуры нужно прекратить!" - заявил Вишняков.

Правда, за работу в коронавирусном отделении Улле платят как за опасную — такую работу оплачивают всем, в том числе и платным резидентам. В ближайшее время Минздрав обещает решить и вопрос оплаты труда всех остальных платных резидентов.

Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
В ЭФИРЕ
Заголовок открываемого материала
InternationalEnglishАнглийскийMundoEspañolИспанский
Европа
DeutschlandDeutschНемецкийFranceFrançaisФранцузскийΕλλάδαΕλληνικάГреческийItaliaItalianoИтальянскийČeská republikaČeštinaЧешскийPolskaPolskiПольскийСрбиjаСрпскиСербскийLatvijaLatviešuЛатышскийLietuvaLietuviųЛитовскийMoldovaMoldoveneascăМолдавскийБеларусьБеларускiБелорусский
Закавказье
АҧсныАҧсышәалаАбхазскийԱրմենիաՀայերենАрмянскийAzərbaycanАzərbaycancaАзербайджанскийХуссар ИрыстонИронауОсетинскийსაქართველოქართულიГрузинский
Ближний Восток
Sputnik عربيArabicАрабскийTürkiyeTürkçeТурецкийSputnik ایرانPersianФарсиSputnik افغانستانDariДари
Центральная Азия
ҚазақстанҚазақ тіліКазахскийКыргызстанКыргызчаКиргизскийOʻzbekistonЎзбекчаУзбекскийТоҷикистонТоҷикӣТаджикский
Восточная и Юго-Восточная Азия
Việt NamTiếng ViệtВьетнамский日本日本語Японский俄罗斯卫星通讯社简化中文Китайский (упр.)俄罗斯卫星通讯社繁體中文Китайский (трад.)
Южная Америка
BrasilPortuguêsПортугальский