Ночные кошмары националистов, или День, когда в Латвии запретят говорить на латышском

Подписаться на
Националисты в Латвии обеспокоены, что латышей их собственная мягкотелость, конформистская позиция и непринципиальность по отношению к своим языку и культурным традициям заставит скатиться в "болото нигилизма". А как обстоит дело на самом деле?

После Праздника песни и танца журналистка Neatkarīgā Элита Вейдемане выступила с колонкой, в которой поделилась своей тревогой по поводу того, что латыши, оказывается, с нигилизмом относятся к этому святому для нации мероприятию.

"Объединенная, поднятая на крыльях, патриотичная и народная Латвия ушла в глубокое подполье очень быстро: это случилось уже через пару дней после заключительного концерта в Межапарке",— сетует Вейдемане.

Латвийская пресса - Sputnik Латвия
Латышей спасло нахождение в России и СССР: о чем писали латышские СМИ
К таким горьким размышлениям, в частности, ее подтолкнуло мнение латвийского режиссера армянского происхождения Айка Карапетяна, которому массовые танцы на заключительном концерте праздника показались более уместными, происходи они в тоталитарном государстве: "В первый раз видел это мероприятие, и мне стало страшно, это выглядело как праздник при диктаторском режиме".

Хуже всего то, что о празднике плохо отзываются сами латыши, сетует Вейдемане. Кто-то считает, что танцевать и петь можно у себя в гостиной и "нечего навязывать свои развлечения нормальным людям". Другие уверены, что этот праздник — "ложное проявление патриотизма", которое вместе с "врожденным превосходством" заставляет всех целовать твой флаг. Третьи уверены, что танец "Земля Мары" лучше было бы демонстрировать в Пхеньяне, Пекине или любой другой "народной республике".

Стоит ли удивляться, что молодое поколение, которое идет за такими вот ненавистниками, вырастает таким же. "Мы катимся все глубже в болото нигилизма", — заключает автор. Если так пойдет дальше, то следующим шагом может стать общение между латышами на каком-нибудь чужом языке, потому что латышский, не дай бог, будет "слишком сильным выражением патриотизма" или, еще ужаснее, приметой диктаторского режима.

Вот такие страхи, оказывается, живут в головах представителей латышской интеллигенции. В принципе, они не высосаны из пальца. Помните — всех нас сначала шокировали новости из просвещенной Европы, где, дабы не обидеть "ихних оккупантов", запрещают распятия, крестики, новогодние елки и короткие юбки. Но потом мы к ним привыкли. И по замыслу Элиты Вейдемане, если латыши будут слишком политкорректны по отношению к местным нацменьшинствам, а на свои традиции и язык наплюют, то похожий сценарий возможен и в Латвии.

Латвийский певец Интарс Бусулис - Sputnik Латвия
Бусулис о Празднике песни: русские и латыши поют вместе и радуются жизни
В психиатрии существует так называемый экспозиционный метод лечения фобий. Страх нагнетают до такой силы, что человек уже перестает бояться. Давайте продолжим фантазии нашей коллеги, доведя их до абсурда. Итак, до чего может довести латышей их собственная мягкотелость, конформистская позиция и непринципиальность по отношению к своим языку и культурным традициям?

2019 год. Сейм принимает закон, который обязывает все государственные и муниципальные учреждения иметь на своих домашних страницах в интернете, в дополнение к версиям на латышском и английском языке, аналогичные на русском.

2020-й. Закон обязывает чиновников и политиков общаться с русскоязычными избирателями и представителями русскоязычной прессы на русском языке.

2022-й. В общественных местах запрещается использовать латышский язык, а также герб, флаг и гимн Латвии, так как это может оскорбить представителей национальных меньшинств. С этой же целью на Празднике песни запрещено использование национального костюма. А то представителям нацменьшинств завидно.

2023-й. За использование обидного слова krievs разрешено штрафовать на 150 евро. Правильное обращение — русско-латыш или латвийский русский.

2024-й. Возвращаются таблички с названием улиц на русском языке.

2025-й. В музеях и зоопарках появляются дублирующие надписи на русском — "Мама, эта рыбка называется рыба-клоун!"

2026-й. Нацобъединение вносит в Сейм законопроект, обязывающий работодателей при приеме на работу требовать знание русского языка.

2050-й. Все в Латвии вымирают из-за демографического кризиса и неурожая тмина.

Русский язык в Латвии - Sputnik Латвия
Врать или "интегрироваться": чего Латвия хочет от русских
Но пока такая антиутопия имеет место только в ночных кошмарах латышских националистов. В действительности же происходит с точностью наоборот. Это по отношению к русским работникам сферы обслуживания звучат требования, чтобы в разговоре с собой они общались на латышском. Не дай бог, их разговор на русском услышит посетитель-латыш. Ему это может нанести душевную травму! Это русскоязычных латвийцев продолжает коробить, что все интернет-страницы госучреждений, муниципальных контор, учреждений культуры и т.д. имеют латышскую и английскую версию, но здесь демонстративно отсутствует русская. Как будто русских в Латвии нет вообще.

В этой стране до сих пор, например, листовки от Минздрава с приглашением на бесплатную проверку на рак груди женщины получат только на латышском, ведь Центр госязыка не дремлет. А русская учительница в школе вынуждена учить русских же детей на чужом языке.

Это страна, где таблички типа "Не влезай — убьет", "Тонкий лед", "Опасно для жизни" или "Окрашено" не переводят на русский. Убило, вымазался в свежей краске — сам виноват, надо было учить государственный.

И все это делается с высокомерной гримасой, исключающей всяческую возможность какой-либо интеграции.

Латвийская пресса - Sputnik Латвия
Будем делать с русскими что хотим, у нас власть: о чем писали латышские СМИ
Впрочем, кошмарные сны Вейдемане из области подсознательного все же проявляются в реальности легкими тревожными звоночками. На днях правительство утвердило информационный доклад "План реализации политики национальной идентичности, гражданского общества и интеграции на 2019—2020 гг.".

Сделано это с существенными изменениями идеологических установок. В плане отказались от "латышского культурного пространства", заменив его на "национальное культурное пространство". А ведь в предыдущем плане была поставлена задача укрепить именно латышское культурное пространство. В чем дело? Куда катимся?

Как пояснила министр культуры и представитель Нацобъединения Даце Мелбарде, "мы живем в условиях гибридной войны, и необходимо сплотить общество, поэтому одной из упомянутых в плане задач является укрепление национального культурного пространства".

Понятно, о какой национальности тут идет речь. Но получается, что называть ее вслух уже неполиткорректно? Вряд ли это сделано из нежелания обидеть нелатышей, они здесь ко всему привыкли. Неужели этого требуют в Брюсселе?

Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
В ЭФИРЕ
Заголовок открываемого материала