Латвийские фермеры нашли плюсы в российских санкциях

© Sputnik / Said Tsarnayev / Перейти в фотобанкКоровы мясо-молочной породы в фермерском хозяйстве
Коровы мясо-молочной породы в фермерском хозяйстве - Sputnik Латвия
Подписаться на
Yandex newsTelegram
Прожив почти два года в условиях санкционных войн, латвийские сельскохозяйственники признают: никакой внезапной катастрофы не случилось, крестьянские хозяйства умирают медленно и мучительно. Перспективы две: либо полный упадок, либо, наоборот, расцвет на новых и доселе неизведанных рынках.

РИГА, 22 апр — Sputnik, Марина Петрова. В самом начале российского продуктового эмбарго было понятно: наиболее активные торговые отношения приходятся на соседствующие страны, а, значит, от российских контрсанкций в первую очередь пострадают соседи — Прибалтика и Польша.

Литовцы говорили о возможной потере 4% от ВВП — настолько активно южные прибалты торговали в России своими молочными продуктами. Сегодня ситуация близка к критической: литовские производители молока выходят на пикеты, а парламент то вводит ограничения на закупочную цену молока, то отменяет их.

Помощь должна быть постоянной

В Латвии ситуация не столь драматична: законодательное вмешательство парламента пока не потребовалось. Однако, как говорят местные политики и производители, просвета впереди не видно: кризис наступил, и в дальнейшем он будет только углубляться. Особенно уязвимыми оказались все те же молочники, а вместе с ними — свиноводы. За два года санкционных войн закупочные цены на молоко упали на 27% (второе по величине падение в ЕС), закупочные цены на свинину — на 22%.

Коровы на молочно-товарной ферме - Sputnik Латвия
Закупочные цены на молоко в Латвии - самые низкие в ЕС

"Ситуация в молочной отрасли сложная, и те мероприятия, которые были проведены до сих пор, не могут стимулировать стабилизацию рынка, — говорит министр земледелия Латвии Янис Дуклавс. — Цены продолжают падать, а убытки производителей молока — расти. В свиноводстве ситуация тоже тяжелая. Схема частного сохранения в начале этого года не дала ожидаемого эффекта на цены. Со стороны Европейского союза необходимы экстренные меры в виде финансовой поддержки — для предотвращения дальнейшей угрозы".

С ним согласна заместитель председателя организации "Крестьянский Сейм" Майра Дзелзкалея-Бурмистре, которая считает, что помощь сельскому хозяйству пострадавших стран надо оказывать регулярно — тогда ситуацию еще можно будет улучшить.

"Фермерские организации стран Балтии в начале марта направили комиссару ЕС по сельскому хозяйству Филу Хогану письмо с просьбой компенсировать некомпенсированные убытки в молочной отрасли. Реакции пока не было. В этом году выделено примерно на 20-21 млн евро помощи меньше, чем в прошлом", — говорит она Sputnik.

"Крестьяне ожидают, что помощь в этом году будет на таком же уровне, как и в прошлом. Плюс прошла неделя с последней встречи министров сельского и рыбного хозяйства стран-участниц ЕС в Брюсселе, где стороны договорились о дополнительной интервенции на порошковое молоко и другие продукты, но крестьяне сразу этого не почувствуют", — продолжает Майра Дзелзкалея-Бурмистре.

Ниже себестоимости

По словам представителя Совета по сотрудничеству сельскохозяйственных организаций Гунтиса Гутманиса, даже прошлогодней помощи от ЕС и латвийского правительства было недостаточно.

Покупатели у прилавка с сырами - Sputnik Латвия
О бедном молочнике замолвите слово

"Были предприняты различные варианты — и выплата субсидий, и предоставление авансов, и финансовая помощь со стороны ЕС молочникам, пострадавшим от кризиса. Но этой помощи всегда недостаточно. Если мы работаем по себестоимости, то, как говорят сами сельскохозяйственники, находимся в режиме выживания. Если спад цен на мировом рынке продлится, то, думаю, часть молочников обанкротятся. Год назад закупочная цена на молоко составляла 0,26 евро за литр, а сейчас — 0,22 евро. В среднем по Европе закупочная цена на молоко составляет где-то около 0,30 евро. Мы считаем, что себестоимость в Латвии составляет где-то около 0,28 — 0,30 евро", — поясняет Sputnik эксперт.

Ситуация усугубляется тяжелыми для молочников процессами на мировых рынках.

"В Европе в целом цены на молоко упали, и это произошло не только в связи с эмбарго, а связано с ценами на мировом рынке. Это дало вторую волну трудностей для представителей отрасли", — продолжает Гунтис Гутманис.

Новые горизонты

Все это стало причиной ряда банкротств в молочном хозяйстве. Правда, по словам нашего собеседника, речь пока идет о единичных случаях — например, тех, где на общую ситуацию повлияли не вовремя взятые кредиты. Остальные крестьянские хозяйства пытаются стать более эффективными и надеются на лучшее. Переработчики, со своей стороны, расширяют географию сбыта.

Производственная линия по упаковке молока - Sputnik Латвия
Молочная отрасль готовится к худшему

"Латвийские переработчики молока за это время нашли 14-18 новых рынков. В странах Восточной Европы очень хорошо покупают нашу биологическую продукцию. А Food Union вышел на китайский рынок и продает там мороженое, — признается Гунтис Гутманис. — Но все это происходит в очень маленьких объемах. У каждого государства — свои потребности и свой ассортимент продукции. Им нужно привыкнуть к латвийским продуктам. Я думаю, что это долгий процесс. Плюс, цены на новых рынка ниже".

Замещение экспортных рынков пока не достигло тех масштабов, которые для латвийских молочников представляли российские покупатели. К восточному соседу уходило около 40% молочной продукции: часть напрямую, часть — через Литву. Однако, как говорит Майра Дзелзкалея-Бурмистере, надежда на лучшее, все же, есть.

"Согласно статистике, было открыто 13 новых рынков. Недавно немного приоткрылся китайский рынок, но мы считаем, что это не самый простой рынок. Скандинавия и та же Германия, Казахстан, Узбекистан и Грузия — эти страны нам ближе по менталитету. Нам все равно, куда свою молочную продукцию отправлять. Мы будем только счастливы от того, что наша продукция востребована и кому-то нравится", — поясняет она.

Еще одна политика

Летом 2015 года Россельхознадзор усугубил ситуацию в пищевой промышленности Латвии, расширив список запрещенных к ввозу товаров за счет рыбных консервов. Изначально шпроты не значились среди продуктов, попавших под российские контрсанкции — тогда местные рыбопереработчики вздохнули с облегчением. Потом, правда, их раздосадовал упавший курс рубля, что существенно снизило конкурентоспособность продуктов из ЕС. А следом в дело вмешались российские контролирующие органы, которые провели проверки на нескольких латвийских предприятиях и обнаружили там условия, способствующие скоплению в рыбе "лишнего" бензопирена.

Латвийские шпроты - Sputnik Латвия
Спасение в России - Латвия шпротив

Сами консервы проверку не проходили, но, как говорили ответственные лица с латвийской стороны, это вполне нормальная практика. Правда, в хорошие времена все проблемы на предприятиях устранялись без перебоев в экспорте — а тут Россельхознадзор решил прекратить поставки в Россию латвийских шпротов. Кстати, не в первый раз.

"Россия уже вводила запреты в отношении Латвии несколько раз — и в 2009 году, и 2008 году, и в 1996 году. Сейчас уже действует четвертый и пятый российский эмбарго в отношении Латвии. После этого вкладывались средства в рыбное хозяйство самой России, чтобы там развивалось производство консервов и чтобы продукция российского производства замещала ту часть, которую экспортировала Латвия", — говорит Sputnik президент Латвийской ассоциации рыбохозяйственников Инарий Войтс.

В этот раз драма разворачивалась на фоне общего похолодания отношений и войны санкций, когда Министерство земледелия буквально разрывается между отраслями и не знает, кому помогать в первую очередь. В итоге рыбаки, как и молочники, начали искать выход самостоятельно.

Рыбные консервы из Латвии - Sputnik Латвия
В Японии медленно, но верно растет спрос на шпроты
"Латвийские переработчики рыбы раньше жили в тепличных условиях — Россия покупала очень много продукции и они ни о чем не думали, только штамповали консервы и отправляли их в Россию, — рассказывает эксперт. — В мае я буду подавать проект на возведение в свободной экономической зоне Вентспилсского порта больших холодильных складов для рыбной продукции. Уже заключил договор об аренде земли на 45 лет. Таким образом я подготавливаю рыбаков на будущее. Мы не только будем продавать свежую рыбу, но и сами будем ее обрабатывать и обеспечивать весь мир. Сами рыбаки уже вкладывают деньги в переработку рыбы, уже построили посол для рыбы и заключили договоры на отправку в Украину, Молдову и другие страны. Мы начали сертифицировать кильку на MRC, поскольку Европа спрашивает этот сертификат. И если мы его оформим, то по всей Балтике мы станем первой страной, у которой он будет. Соответственно, страны старой Европы будут покупать у нас кильку уже как пищевую рыбу, а не просто как рыбу для муки".

В ближайшее время представители Россельхознадзора должны приехать в Латвию и проверить те предприятия, на которых вроде как были найдены нарушения. По идее, при позитивном исходе проверок ограничения на ввоз шпротов могут быть сняты. Но в Латвии в это не верят.

"Это все было надуманно. Это все — большая и грубая политика. Это будет просто командировка Россельхознадзора. Положительного решения не будет. Наша продукция еще лежит на складах в России. Пока она не будет вычищена с этих складов до последней коробки, пока Россия не почувствует, что калининградцы, которые делают шпроты на всю страну, не могут обеспечивать этот рынок, и политические круги уже начнут получать об этом сигналы, до тех пор не стоит ожидать каких-либо решений. А пока наша продукция лежит у них на складах, на полках магазинов, никакого положительного решения не будет. Это логично. Так было всегда, так будет и в будущем", — считает президент Латвийской ассоциации рыбохозяйственников.

Производители консервов тоже решили переориентироваться — вслед за рыбаками. До сих пор около половины всех консервов уходили в Россию, вторая половина — в 43 страны. Но ситуация меняется. Не все страны горят желанием запускать латвийских производителей на свои рынки. Яркий пример — Бразилия, куда пытаются попасть местные переработчики. Зайти на этот рынок не удается. Но есть и позитивные примеры.

"В Америку и Канаду латвийские шпроты идут уже давно, только это было небольшое количество и только несколько предприятий поставляли — для этого нужны сертификаты, процесс стоит денег и занимает до двух лет. Некоторые латвийские предприятия уже сертифицировались и поставляют свою продукцию в Японию, четыре предприятия сертифицировались на китайском рынке", — уверяет Инарийс Войтс.

Лента новостей
0