20:38 03 Апреля 2020
Прямой эфир
  • USD1.0785
  • RUB82.8075
Новости экономики Латвии
Получить короткую ссылку
1713

Хроника краха латвийского экономического чуда

РИГА, 14 ноя — Sputnik, Михаил Губин. В ноябре исполняется десять лет, как в Латвии начался экономический кризис, часть кризиса мирового, возникшего в США.

Считается, что кризис 2008 года по масштабам и последствиям сопоставим лишь с Великой депрессией 1930-х годов. Мировой ВВП впервые со времен Второй мировой войны показал отрицательную динамику, рекордно сократилась мировая торговля, рост безработицы достиг рекордного показателя – 199 миллионов человек, средний класс во всем мире был резко ослаблен, а в некоторых странах почти исчез.

Напрасная молитва

Надо сказать, что латвийские жители что-то предчувствовали. Опубликованные 26 декабря 2007 года результаты исследования показали, что 29% жителей Латвии опасались наступления в 2008 году экономического кризиса в стране, который тяжело скажется на всем населении, а 52% опрошенных считали, что Латвия уже сейчас переживает экономический кризис. Лишь 3% респондентов были уверены в том, что кризиса не будет вообще или что его ощутят только представители некоторых сфер, например спекулянты недвижимостью.

Впрочем, латвийцев предупреждали.

Седьмого ноября 2007 года утром премьер-министр Айгарс Калвитис в интервью Латвийскому радио заявил, что пока еще не наблюдается ни одного признака кризиса. А вечером после встречи с президентом Валдисом Затлерсом он сообщил, что покинет пост 5 декабря.

Четырнадцатого ноября 2007 года тот же Калвитис в передаче "900 секунд" на телеканале LNT сказал, что, возможно, экономический кризис в Латвии еще впереди. По мнению главы правительства, ни одна тенденция не указывает на то, что наступил серьезный кризис, однако не исключено, что он наступит в будущем.

Седьмого ноября 2008 года президент Валдис Затлерс присутствовал на молитвенном завтраке, уже третьем, это была традиция, заимствованная у президента США, и на Затлерсе в Латвии она пока закончилась. Президент отметил значение молитвы, веры и человеческой любви в борьбе со злом и враждой, сообщили в его пресс-службе. Девиз молитвенного завтрака в том году был следующий: "Богу. Отечеству. Свободе", а сам завтрак был посвящен девяностой годовщине провозглашения Латвийской Республики, за которую и молились.

"Мы в аду"

Очевидно, Господь не услышал президентской молитвы.

На следующий день, 8 ноября, стало известно, что правительство Латвии решило перенять третий по величине активов (к 1 октября 2008 года — 3,14 миллиарда латов) банк - Parex bankа, купив контрольный пакет (51%) его акций.

Новый премьер Иварс Годманис в интервью Латвийскому телевидению сказал: "Латвийская банковская система в целом стабильна. Если говорить о подавляющем большинстве банков, то признаков нестабильности нет".

Годманис пояснил, что в отношении Parex bankа правительству пришлось опередить ситуацию и перенять контрольный пакет, пока показатели его ликвидности и достаточности капитала отвечают требованиям, поскольку по разным причинам начался отток вкладов из банка.

Он отметил, что правительство не могло медлить с решением о перенятии Parex banka, чтобы нестабильность, возникшая там, не распространилась на другие банки.

Началось все, конечно, не в ноябре. Как пишет в своей книге исследователь латвийских миллионеров Лато Лапса, владельцы Рагех запросили у правительства Латвии двести миллионов латов еще 10 октября 2008 года, для выравнивания ситуации с оттоком средств вкладчиков. Реально же переговоры с правительством начались только 21 октября.

"Что происходило в эти одиннадцать дней? Звонки паникеров росли в геометрической прогрессии. Первыми деньги вынули чиновники: знаете, один знакомый позвонил другому, тот — еще двум... Когда было принято решение о национализации банка, было уже поздно", — считает Лапса.

До 7 ноября вкладчики забрали 465,6 миллиона латов.

Двадцатого ноября премьер Иварс Годманис и министр финансов Атис Слактерис заявили, что в настоящее время темпы оттока вкладов из Parex bankа существенно уменьшились и ситуация стабилизировалась. Однако до начала декабря, по подсчетам Госконтроля, со счетов банка утекло уже 537,8 миллиона латов.

Третьего декабря правительство на внеочередном заседании приняло решение перенять 84,83% акций Parex banka - дополнительно к 51% акций взять также и 34% акций, принадлежащих прежним крупнейшим акционерам банка Валерию Каргину и Виктору Красовицкому. Впоследствии банк был разделен на части, условно говоря, хорошую и плохую, но бренд Parex перестал существовать, став для латвийцев символом начала кризиса.

Государство вложило в спасение банка примерно 1,7 миллиарда евро, уверяя, что в противном случае потери составили бы много миллиардов. А кризис тем временем крепчал.

Премьер Годманис, отвечая в программе "Что происходит в Латвии?" на вопрос, почему заседания правительства проходят за закрытыми дверями и в итоге народ не знает, "находимся мы в аду или в раю", сказал: "Мы в аду".

Тридцать первого декабря 2008 года Иварс Годманис в новогоднем обращении призвал преодолевать кризис, как пингвины в Антарктиде. Они переживают суровые зимы и снежные бури, тесно прижавшись друг к другу, а если кто-то из них отбивается от стаи, то остальные возвращают его обратно.

Скорая помощь

Девятого ноября 2008 года президент Банка Латвии Илмарс Римшевичс и министр финансов Атис Слактерис после внеочередного заседания правительства сообщили, что у Латвии нет необходимости в помощи Международного валютного фонда (МВФ). Однако в декабре к МВФ обращаться пришлось. И тут премьер Годманис удивил.

Руководитель балтийско-польского региона МВФ Кристофер Розенберг в интервью газете "Бизнес&Балтия" сказал: "Да. Я сам был удивлен. Особенно вашим премьер-министром. Он выдающийся лидер и образованный экономист".

Тогдашний президент Валдис Затлерс сначала Годманиса очень ценил. И даже говорил: "Было бы идеально, если бы у нас было десять Годманисов и все они входили в правительство".

Однако население этой радости не разделяло. Особенно после того, как 12 декабря 2008 года парламент одобрил увеличение НДС до 21 процента.

Тридцатого декабря 2008 года на счет Государственной кассы поступило 589,570 миллиона евро - первая часть займа у Международного валютного фонда. Всего на стабилизацию экономической ситуации в стране международные кредиторы выделили 7,5 миллиарда евро. Предупредив, что эти деньги Латвия может получить, только проводя болезненные реформы и сократив в течение трех лет дефицит своего бюджета на 1,5 миллиарда латов.

В феврале 2009 года президент Затлерс заявил, что Годманис потерял его доверие и отправил премьера в отставку.

Тут свою помощь предложила Россия, где распространился слух, что следующим главой латвийского правительства может стать Петр Авен, президент российского Альфа-банка, внук латышского стрелка.

В Латвии к этому никто серьезно не отнесся, а вот, например, директор Института экономики переходного периода Егор Гайдар в эфире радиостанции "Эхо Москвы" говорил, что Авен на посту премьер-министра может помочь Латвии пережить последствия экономического кризиса.

"Во-первых, Авен — латыш по-национальности, во-вторых, Латвия находится в тяжелом экономическом кризисе, и, в-третьих, Петр Авен — квалифицированный менеджер", — утверждал Гайдар.

Именно Авен еще до кризиса вел переговоры о покупке Parex banka, но не сошелся в цене с Каргиным.

На дне

Новым премьером стал Валдис Домбровскис, ярый борец с кризисом. Он сразу заявил, что Латвия стоит на грани банкротства. Домбровcкису пришлось выдерживать тяжелые переговоры с представителями МВФ. Например, в апреле 2009 года стало известно, что на встрече с министрами и премьером, в присутствии нескольких представителей парламентских фракций, руководитель делегации МВФ позволил себе кричать на премьер-министра.

"Да, он говорил не просто на повышенных тонах, а именно кричал. Эмиссар обвинил правительство в медлительности, отсутствии политической воли, нежелании выполнять обязательства. "Вы что думаете, мы просто так будем вам помогать?" — сокрушался представитель МВФ. Особых аргументов у премьера не было. Да и возражать кредиторам затруднительно, поскольку Латвия полностью от них зависит", — рассказал депутат Сейма Юрий Соколовский.

Международные кредиторы требовали от Латвии совершить невозможное.

Например, Всемирный банк предлагал отказаться от финансирования спорта как от ненужных расходов. Что позволило бы латвийскому бюджету сэкономить 14 миллионов латов. Предлагалось прекратить финансирование Сигулдской санно-бобслейной трассы, почти двух десятков спортивных баз, а также Мурьянской спортивной гимназии.

Антон Шраг, представитель Генерального директората Европейской комиссии по вопросам региональной политики, занимающейся надзором за освоением фондов ЕС, упрекал Латвию в сохранении неперспективной текстильной отрасли. Это заявление нанесло удар по текстильной промышленности — она лишилась заказов на 10—15 миллионов латов, а государство — 4—5 миллионов латов налогов.

Семнадцатого июня 2009 года премьер Валдис Домбровскис заявил, что ситуация в стране сейчас критическая, поэтому у правительства нет другого выбора, кроме как принимать тяжелые решения, в том числе о снижении зарплат, пенсий, о закрытии учебных заведений и больниц.

"Это время — решающее для нашего государства, и возможностей выбора у нас немного. Латвия стоит на пороге банкротства, спастись от которого мы можем, только резко сократив государственные расходы и надеясь на международный заем. Второе возможное решение было бы несравнимо более тяжелым, поскольку в таком случае пришлось бы еще серьезнее сократить расходную часть бюджета, и вызванные социальной напряженностью последствия стали бы непрогнозируемыми", — говорилось в заявлении.

С началом 2009/2010 учебного года в Латвии было закрыто 54 школы, а 66 — реорганизовано. В школах Риги вынужденно ушли с работы 570 человек, в Латвии в целом — около 1700. Система образования Латвии находилась на грани развала, считало большинство, или 57%, участников опроса в июле 2009 года. Жители критически оценивали закрытие маленьких школ. Так, 67% считали, что в этом случае многие дети не смогут посещать школы; 47% заявили, что снизится уровень культуры в сельских районах; 45% считали, что повысится уровень безработицы учителей; 43% думали, что ухудшится качество образования. Поддержали бы забастовки учителей 63% респондентов.

Пятнадцатого апреля 2009 года министр здравоохранения Иварс Эглитис сообщил, что больниц в стране сейчас слишком много, поэтому уже выработаны критерии, по которым будет оцениваться их расположение. Количество койко-мест в больницах тоже слишком велико, считал министр.

"Жители в этом не виноваты, и моя задача в условиях кризиса — реформировать их, — сказал он. — Маленькие провинциальные больницы были закрыты, зарплаты медикам сокращены на 20%, Финансирование больниц к лету 2009 года сократилось на 57%.

Министр обороны Имантс Лиегис 28 июля указал, что бюджет оборонной системы будет еще раз существенно урезан, поэтому придется пересмотреть ряд ее функций. Было решено ликвидировать Госагентство оборонного имущества и сократить количество работающих в этой системе. А также расформировать оркестр Сухопутных войск в Даугавпилсе, против чего выступили городские власти, указав, что оркестр является не только составной частью НВС, но и частью культурной жизни Латгалии.

В мае 2010 года командующий Национальными вооруженными силами Юрий Маклаковс сообщил, что латвийским НВС не хватает денег на покупку боеприпасов и на учениях приходится использовать резервы, предназначенные для обороны страны.

Не лучше дело обстояло и с министерством иностранных дел. МИД Латвии задолжал 155 826 латов за аренду помещений и не имел денег на взносы в ОБСЕ и гражданский бюджет НАТО. Было объявлено о приостановлении ротации дипломатов, о сокращении числа работников посольств на 130 человек.

Глава МИД Марис Риекстиньш в марте 2009 года подсчитал, что за счет закрытия посольств можно сэкономить шестьдесят тысяч латов. В апреле МИД сократил свой бюджет, на 15% урезав зарплаты, на 10% сократив число штатных рабочих мест в центральном аппарате, пересмотрев арендные и лизинговые договоры и расходы на телефонные разговоры.

Дальнейшая экономия уже привела бы к неспособности Латвии отстаивать свои интересы и ограничила возможности страны как субъекта международного права, заявил председатель комиссии Сейма по иностранным делам Андрис Берзиньш.

В целях экономии в апреле 2009-го была даже ликвидирована целая спецслужба — Служба анализа информации (САИ). Она занималась оценкой угроз государству, насчитывала 19 сотрудников. Годовой бюджет САИ превышал 500 тысяч латов.

По данным Госагентства занятости, в течение 2009 года уровень безработицы вырос более чем вдвое — с 7 до 16%. Это стал один из самых высоких показателей среди стран ЕС. Двадцатого февраля директор Госагентства занятости Байба Пашевица сообщила, что количество вакантных рабочих мест в Латвии достигло лишь 2400—2500.

"Вакансии сейчас достигли низшей точки, поскольку меньше двух тысяч вакансий теоретически быть не может", — сказала она.

Первого июля 2009 года вступил в силу закон, предусматривающий снижение пенсий на 70% для работающих латвийских пенсионеров и 10% для неработающих. В декабре 2009 года Конституционный суд Латвии признал положения закона об урезании пенсий неконституционными.

По итогам 2009 года ВВП Латвии упал на 17,8%, что являлось самым худшим показателем динамики ВВП в мире.

Опрос, проведенный осенью 2009 года, показал, что в Латвии под влиянием кризиса резко увеличилось число пессимистов и жителей, уставших от повседневных забот, что в целом изменило их сексуальную жизнь.

Кто виноват?

Кто же был признан виновным в кризисе?

Пятнадцатого декабря 2008 года президент Валдис Затлерс в интервью передаче телеканала LNT "900 секунд" сказал, что не считает целесообразным сейчас искать виноватых в кризисе. В то же время 18 июня 2009 года тот же Затлерс, обращаясь к депутатам на последнем пленарном заседании весенней сессии Сейма, призвал их говорить с обществом, признать допущенные ошибки и извиниться за них.

"Это все необходимо признать и принять на себя ответственность. Необходимо отметить, что действия были ошибочны, что плохо управляли своим государством", — сказал президент, подчеркнув, что об этом нужно говорить не только премьеру, но каждый представитель властей должен извиниться перед жителями за принятие недальновидных в хозяйственном отношении решений.

А депутат Европарламента Сандра Калниете, участвуя в международной дискуссии об условиях кризиса в странах Евросоюза, упрекнула зажиточные западные страны в необдуманной экономической политике, жертвой которой стала ее страна. Она указала, что за глобальный экономический кризис в первую очередь несут ответственность богатые западные страны, а жертвой кризиса в результате допущенных ими ошибок пала Латвия.

Председатель правления Народной партии Кристиана Либане-Шкеле 26 августа заявила в интервью телепрограмме "900 секунд", что латвийское государство стоит на пороге масштабного кризиса, который может оказаться настолько глубок, что государство прекратит выполнять некоторые функции. Либане-Шкеле заявила также, что, если ситуация в Латвии останется столь же сложной, лидер Народной партии Андрис Шкеле, ее супруг, может вернуться в политику.

Сам же Шкеле еще в марте 2009 года в интервью газете Latvijas Avīze указал, что следует думать и о привлечении правых русских политиков.

"Это было бы необходимо, чтобы инородцы, удельный вес которых здесь велик, тоже поняли, что ошибки случаются не у "плохих латышей", а у некомпетентных руководителей, которыми могут оказаться как латыши, так и русские", — сказал Шкеле. Мысль ясна — привлечь русских и свалить все на них.

Президент Латвии, а тогда министр охраны среды, на съезде своей "Зеленой партии" заявил: "Сейчас — не время искать виноватых". Хотя и признал, что "банкротство латвийского государства было бы очень опасным не столько с экономической точки зрения, сколько унизительным для национального самосознания".

Тем не менее 23 мая 2009 года глава Союза рыбопереработчиков Арнольдс Бабрис сообщил, что несколько граждан подали заявление в Полицию безопасности с просьбой начать уголовный процесс по факту доведения страны до банкротства.

"Авторы заявления в полицию требуют выявить тех должностных лиц, кто умышленно или по неосторожности, но довел государство до неплатежеспособности. Очень надеюсь, что на сей раз одной "политической ответственностью" политики не отделаются, поскольку речь уже идет об уголовном преступлении!" — рассказывал Бабрис. Наивный.

Впрочем, британское издание The Guardian еще в январе 2009-го опубликовало список из 25 видных деятелей, которые, по мнению газеты, виновны в возникновении и развитии финансового кризиса. Там не было ни одного латыша, зато имелись целых три кавалера ордена Трех звезд ― высшей награды Латвийской Республики.

Это известный финансист Джордж Сорос и два бывших президента США ― Билл Клинтон и Джордж Буш-младший. При Клинтоне был принят ряд законов, позволяющих менее состоятельным слоям общества получать разрешение на получение ссуд в банках для покупки жилья, а Джордж Буш не только не остановил этот процесс, но и увеличил его масштабы. Сороса же издание обвинило в том, что он видел наступление кризиса, но молчал. The Guardian утверждала , что кризис — это не явление природы, а созданная человеческими руками катастрофа, "и все мы в этом отчасти виноваты".

С божьей помощью

Министр финансов Эйнарс Репше 20 мая 2009 года на заседании парламентской комиссии по бюджету заявил: "Этот кризис с божьей помощью мы скоро преодолеем или по крайней мере находимся на пути к этому".

Министр утверждал, что кризис в Латвии будет развиваться по сценарию V-типа. Дело в том, что тип выхода из кризиса принято обозначать латинскими буквами. Которые по виду совпадают с графиками падения или роста экономики. Например, L-тип — падение и долгая стагнация, U-тип — падение и не такая долгая стагнация, W-тип — так называемый двойной кризис, то есть упали, поднялись и снова туда же.

После заявления Репше патриоты и начали носить красно-бело-красные ленточки в виде буквы V, и носят до сих пор.

А год спустя премьер Валдис Домбровскис указал, что настроения жителей свидетельствуют об окончании кризиса. И действительно, тогда были опубликованы результаты исследования, согласно которым жители Латвии стали более оптимистично оценивать экономическую ситуацию в стране, а также возможности преодоления финансового кризиса. На шесть процентных пунктов — до 40% — снизилось число респондентов, считающих, что экономическая ситуация в Латвии продолжает ухудшаться. Несмотря на тот факт, что в целом 85% респондентов до сих пор в целом негативно оценивали работу правительства, пик недоверия — позади, свидетельствовали данные исследования.

Премьер-министр Валдис Домбровскис и "международно признанный экономист" Андерс Аслунд 27 мая 2011 года торжественно презентовали книгу "Как Латвия преодолела финансовый кризис". На английском языке. Из аннотации: "Авторы книги анализируют обстоятельства и решения, приведшие Латвию к кризису платежеспособности в конце 2008 года, и то, как он был преодолен, — как латвийское правительство действовало в условиях финансового кризиса, как принимались тяжелые решения, вернувшие страну на путь роста".

Хотя, например, американский экономист Марк Вейсброт, указывал, что брать с Латвии пример при разработке модели преодоления кризиса опасно, потому что это вызовет его новую волну. И экономист Пол Кругман о том же предупреждал.

Экс-президент Вайра Вике-Фрейберга в интервью Латвийскому радио 4 июня 2009 года говорила, что ей было бы стыдно, если бы Латвию включили в учебники в качестве примера страны, лопнувшей, как пузырь. Сейчас все достижения выскальзывают из рук, поэтому следует мобилизоваться и прекратить падение. Одной из причин кризиса является нехватка политической воли, сказала Вайра. За последние месяцы расходы в Латвии были урезаны, но о реформах говорить не приходится. У международных кредиторов складывается впечатление, что латвийский политик "зубами и когтями" вцепился в свое министерство и "готов устроить наводнение грехов, лишь бы только не выпустить его из рук", добавила Вике-Фрейберга.

С ней тогда не согласился госсекретарь Министерства финансов Мартиньш Бичевскис.

"Попробуйте найти в книгах по экономике пример, напоминающий Латвию! Попробуйте! Я дам премию из своего кармана. Нет примеров! Рассказ о конкретных макроэкономических решениях в Латвии будет составной частью книг по экономике через пять лет", - заявил чиновник.

Бичевскис охарактеризовал ситуацию в латвийской экономике как "творческую".

И вот уже 7 сентября 2010 года канцлер Германии Ангела Меркель, прибывшая с официальным визитом в Ригу, сообщила, что Латвия прекрасно справилась с экономическим кризисом и выполнением требований Международного валютного фонда.

В марте 2012 года влиятельное издание New York Times писало, что премьер Латвии Валдис Домбровскис в решении кризиса является "отличником", так как политика его правительства позволила стране сравнительно успешно преодолеть финансовые трудности. Сокращение расходов и повышение налогов позволили Латвии вернуть международное доверие и восстановить рост экономики.

"Понятно, что при урезании расходов и повышении налогов краткосрочный рост ослабится. Однако при этом укрепляется доверие к стране. Теперь, когда доверие восстановлено, последует рост, как мы видим, например, в Ирландии или особенно в Латвии", — цитировало издание слова премьера Финляндии Юрки Катайнена.

Протесты населения

Естественно, власти боялись народных протестов. В апреле 2009 года стало известно, что комиссия по стратегическому анализу при президенте Латвии предлагает разработать кризисный сценарий и меры на случай социального взрыва.

"В Латвии сейчас почти одновременно развиваются политический и экономический кризисы, которые, в случае отрицательного сценария, развернутся в широкий социальный кризис и, в случае очень негативного совпадения обстоятельств, местами перейдут также в спорадичный гуманитарный кризис", — указывала комиссия.

"Общество может оказаться неспособным абсорбировать и воспринять значительное сокращение зарплат... Общественные группы могут отреагировать на болезненные реформы при помощи различных форм социального протеста... Общество может отреагировать на экономический кризис ухудшением психологического здоровья", — предупреждали аналитики.

Однако они не учли долготерпения латышского народа. Все митинги и демонстрации протеста были исключительно мирными. Кроме одного. В Бауске 31 августа 2009 года около четырехсот жителей, протестуя против закрытия местной больницы, заблокировали оба городских моста — через реку Мемеле по направлению из Риги и через реку Муса по направлению в Рундале и Елгаву. И были разогнаны полицией.

В Риге, на улице Раунас, 21 мая 2009 года был задержан 27-летний мужчина в сильном алкогольном опьянении, который, как сообщалось, решил выместить свою злобу на экономический кризис, забросав объедками банкомат. Объедки были сложены в стеклянную банку, но мужчина был настолько пьян, что промахнулся и попал в витрину магазина. Объясняя свой поступок полицейским, мужчина рассказал, что остался без работы и средств к существованию, поэтому был зол на людей, которые берут в банкомате деньги. Это, пожалуй, был самый яркий и показательный протест.

По теме

Громов: Латвия останется на пороге кризиса, пока не решит проблему хранения газа
Зайцева: Латвии грозит финансовый кризис
Сто богатейших людей Латвии: банковский кризис перетасовал список
Шабанов: экономика циклична, кризисы будут возникать всегда
Теги:
экономический кризис, экономика, Латвия

Главные темы

Орбита Sputnik