02:34 08 Июля 2020
Прямой эфир
  • USD1.1290
  • RUB80.8888
Новости Латвии
Получить короткую ссылку
Они сражались за Родину: латвийцы и латыши в Красной армии (12)
2450

Нацисты готовили их для борьбы против Красной армии, а они повернули оружие против немцев; запала хватило лишь на 3 недели, после чего дееспособные остатки влились в ряды красных партизан. Знакомьтесь: это "рубениеши", которых часто несправедливо называют "курелиешами"

РИГА, 10 мая — Sputnik, Александр Ржавин. Вот мы все говорим о Красной армии и латышских красноармейцах. И совершенно справедливо говорим о них как о тех, кто спас Латвию и латышский народ от порабощения и уничтожения "арийцами".

Однако сражался ли в годы Второй Мировой войны хоть кто-то не за Советскую Латвию, а за Латвийскую Республику? Тот самый пресловутый "третий путь" – ни за Гитлера, ни за Сталина? Да, такие люди были. Честь им и хвала!

Вот только выходит все, прям как по классике: мало их было, и страшно далеки были они от народа. На территории Латвии их оказался всего один батальон, брошенный на произвол судьбы своим командованием и быстро разгромленный.

Они сражались за Родину: латышские части и латвийцы в Красной армии>>

Не жертвы, а трусы

Сразу скажем, легионеры СС и близко не имеют никакого отношения к борьбе за Латвийскую Республику.

"У них не было выбора, им пришлось надеть немецкую форму, но в своих сердцах они несли мысль, что сражаются за Латвию", – любят оправдываться апологеты латышских эсэсовцев, пытаясь записать их в ряды патриотов Латвии и жертв войны, а не преступников. И тем самым загоняют себя в ловушку.

Начнем с того, что организация СС никогда не была армией. Это всего лишь военизированная структура нацистской партии, пусть и вооруженная до зубов. К тому же преступная. И любого добровольно вступившего в нее победители во Второй Мировой, включая демократический Запад, считали преступником.

А латышские националисты настаивают, что большинство легионеров не были добровольцами, их насильно мобилизовали в ряды латышских дивизий СС.

Однако если они не добровольцы, то получается, что воевать якобы за Латвию они пошли... из-под палки! Вдумайтесь: немцы, выходит по логике любителей СС, силком тащили легионеров воевать за Латвийскую Республику! Хороши "патриоты", нечего сказать.

Насчет "не было выбора", это тоже, мягко говоря, неправда. Выбор был. Огромное число получивших извещение о мобилизации отказались становиться эсэсовцами или идти в Вермахт. И вот этих смелых людей, которые пусть пассивно, но оказали сопротивление оккупационным властям, отказавшись с ними сотрудничать, до сих пор в Латвии зачастую именуют "дезертирами".

Позвольте! Это с точки зрения нацистов они были дезертирами. Если же говорить с позиций Латвийской Республики, то как раз они герои и жертвы войны, а не те, кто безропотно пошел принимать присягу на верность Адольфу Гитлеру.

Конечно, это было не просто. Кого из уклонистов от мобилизации фашисты ловили, то или казнили, или отправляли в концлагеря – в тот же Саласпилс. Да, была нужна смелость, чтобы отважиться на сопротивление. Но потому и выходит, что те, кто все же пошли на службу в легион СС из-за страха наказания, оказываются всего-навсего трусами. Какие бы оправдания своей трусости они ни сочиняли.

Но может, патриоты хитрили: хотели получить оружие, чтобы в час Х повернуть его против нацистов? Так латышские эсэсовцы этого же не сделали, до самого последнего для войны предпочитая умирать за Райх и его бесноватого фюрера. Более того, они с неодобрением отзывались о "тыловых крысах", которые посмели поднять вооруженное восстание против нацистов, пока они, легионеры, на фронте кровь проливали. Так что оставим латышских эсэсовцев, поговорим, наконец, о тех, кто этого действительно заслуживает.

Калька с советской тактики

Еще до того, как советские войска вошли в Латвию летом 1944 года, высшему военному руководству Германии стало понятно, что Прибалтику не удержать. А потому они начали готовиться к ведению партизанской борьбы против Красной Армии. Предполагалось из местных жителей создать разведывательно-диверсионные группы, которые будут заброшены в тыл Красной Армии и станут основой "национального" партизанского движения. Как видим, это калька той тактики, которую применяло советское командование.

Формирование этих отрядов нацисты доверили Янису Курелису (1882-1954) – полковнику Русской императорской армии и генералу Латвийской армии. Что интересно, в Гражданскую войну он был среди тех немногих латышских стрелков, которые воевали против большевиков. В Сибири он командовал Имантским полком, который, впрочем, отсиживался в тылу у "белых" и интервентов, а с ноября 1919 года уже служил в Латвии.

Еще до советизации Курелис ушел в отставку, благополучно пережил и 1940-й, и 1941-й, дожидаясь своего звездного часа.

Среди умеренных латышских националистов были мечтатели, которые надеялись, что повторится картина Первой мировой войны: пока Германия и Россия выясняют между собой отношения в регионе, добрые Великобритания и США сделают Латвию независимой. Объединившись вокруг сына первого президента Латвии, профессора-юриста Константина Чаксте (1901-1945), летом 1943 года они скромно назвали себя Латвийским Центральным Советом (ЛЦС), который был готов взвалить на себя тяжкое бремя руководства возрожденной Отчизной.

По большому счету, борьба ЛЦС заключалась в написании грозных бумажек: "Декларация для Союзных Наций", "Меморандум Латвийского Центрального Совета", "Декларация о восстановлении Латвийского государства". И в посылке через Швецию эмиссаров, чтобы достучаться до западных демократий и добиться их расположения. Военное крыло этих мечтателей как раз было представлено генералом Курелисом и сплотившимися вокруг него офицерами и солдатами – "курелиешами".

Единственно полезное дело, которым прославился ЛЦС – это поддержка тех, кто тайно на лодках переправлял из Курземе в Швецию беженцев (всего около 3500 человек). Однако до сих пор остается открытым вопрос, насколько "чистой" была биография этих беженцев, сколько под их видом на Запад ушло нацистских пособников.

Берегли себя для борьбы за Латвию

Гестапо громило реально сражающееся советское подполье, нанося ему тяжелые потери. Чего уж говорить о "травоядном" ЛЦС. Его шашни с Западом не остались незамеченными.

Реакция нацистских спецслужб была незатейлива: летом гражданские из ЛЦС были арестованы, осенью отправлены в концлагерь Штутгоф, где, впрочем, содержались в сносных условиях. Курелиса же до поры до времени не трогали: он готовил бойцов, на которых рассчитывал Райх.

Поначалу все выглядело хорошо. "Курелиеши" организовывались, вооружались, обучались, в какой-то момент их численность доросла аж до трех тысяч. При этом Курелис делал все, чтобы его части были как можно дальше от фронта – ведь нужно было беречь себя для борьбы за Латвийскую Республику.

Без боя

Осенью 1944 года большая часть Латвии, включая Ригу, нацистами была потеряна. Пора бы подопечным Курелиса начать действовать. Собственно, нацисты тоже об этом подумали. В том плане, что самое время "курелиешам" приступить к тому, к чему их готовили: воевать против Красной Армии. И совсем не так, как на то надеялся Курелис.

Четырнадцатого ноября 1944 года немцы окружили "курелиешей" и предъявили Курелису ультиматум. Его людей ждали разоружение, фильтрация и отправка на службу в легион благонадежных и в концлагеря нелояльных. Все по-тевтонски четко.

Генерал Курелис замахнулся правой рукой и... вслед за ней поднял левую: "курелиеши" сдаются. Без боя. Выходит, что воевать он не хотел не только за Райх, но и за Латвию. Впору фоном пускать знаменитую песню о том, стоит ли за Отчизну умереть, со словами "что я рыжий? Не-хо-чу!"

Некоторых офицеров Курелиса отдали под трибунал, подчиненный Рудольфу Бангерскису (1878-1958), генеральному инспектору латышского легиона СС. Часть из них расстреляли в Лиепае, часть отправили в Штутгоф вместе со струсившим Курелисом, где он также содержался в комфортных условиях, а после войны, в конечном итоге, генерал осел в США.

Подавляющее же большинство рядовых "курелиешей" оказалось в латышских дивизиях СС. Бесславный конец. Если бы не один достойный офицер.

Вооруженное восстание

Среди тех, кто поверил идеям ЛЦС, был Роберт Рубенис. Он родился в 1917 году под Двинском (ныне Даугавпилс). С 1938 года по 1940 год проходил службу в латвийской армии в пехотном, а потом в танковом полку, выйдя в отставку в звании лейтенанта.

Он не принял советизацию Латвии, а потому предпочел оказаться на "гражданке", но не присягать на верность СССР. Точно так же он не встречал радостно немецких оккупантов и не замарал себя участием в истреблении соотечественников с "неправильными" происхождением или политическими взглядами. 13 марта 1944 года его призывают на службу в легион СС, где унтерштурмфюрер Рубенис примыкает к группе Курелиса, чьи идеи полностью разделяет.

В тот самый день, когда Курелис позорно капитулировал, батальон, которым командовал Рубенис, дислоцировался особняком под Угале. Около 70 немцев окружили его штаб и потребовали сдаться. Бойцы Рубениса, увидев это, в свою очередь окружили немцев. Видя, что ситуация накаляется, немцы предпочли отступить. Лишь один их офицер, который попытался качать права, был застрелен.

Рубикон был перейден, Рубенис показал серьезность своих намерений и верность своим идеалам. 450 "рубениешей" отказались подчиняться немцам и подняли вооруженное восстание!

Отчаянное сопротивление

Рубенис повел свой батальон на юг, в глухие леса по берегам реки Абавы. Все попытки заставить отряд сдаться завершились безрезультатно.

Немцы бросили против него части Верхмахта, СС и СД, пытаясь окружить повстанцев. Символично, что это случилось именно в День провозглашения Латвийской Республики. И в этом же первом бою Рубенис был смертельно ранен, но его бойцы не сложили оружие.

Девятнадцатого ноября вступивший в командование батальоном Александр Друвиньш распустил по домам тех, кто не хочет воевать, а оставшиеся еще три недели продолжали отчаянно сражаться против нацистов. Силы батальона таяли, и хотя его бойцы старались держаться вместе, он постепенно стал распадаться на мелкие группы, терявшие связь.

Взбешенные нацисты, которым никак не удавалось сломить сопротивление батальона, выместили свою злобу на местном населении, которое с сочувствием относилось к "рубениешам". Жители нескольких хуторов под поселком Злеки были убиты и сожжены в своих домах в начале декабря. На мемориале в поселке указано, что всего погибло тогда 160 человек. Большая часть – местные жители. Но были там и беженцы из других мест, включая даже Лениградскую область, были уклонисты из легиона.

Седьмого ноября Друвиньш был тяжело ранен. 8 ноября "рубениеши" прорвали очередное окружение и 9 ноября окончательно разбились на мелкие группы. До конца войны эти группки прятались в лесах и особо не отсвечивали. А 80 "рубениешей", которые хотели активно воевать против нацистов, присоединились к советскому партизанскому отряду "Красная Стрела".

Приближали Победу

Отряд был сформирован в октябре 1944 года, когда объединились советская разведдиверсионная группа "Спартак" Ленинградского фронта под командованием младшего лейтенанта Карлиса Мачиньша (1910-1949) и местные партизаны – русские латгальцы, дезертировавшие из немецкого 283-го охранного батальона, окруженец-пограничник, давший первый бой нацистам ещё 22 июня 1941 года под Лиепаей, простые крестьяне, сочувствовашие советской власти, уклонисты от мобилизации в легион СС.

Партизаны занимались разведкой и диверсиями, считая, что Победу на фашистами нужно не просто ждать в лесу, а приближать ее своими маленькими победами над врагом. Нет ничего удивительного, что именно в этот отряд пришли самые дееспособные бойцы батальона Рубениса, которые в его рядах воевали до самого конца войны. Они вместе со своими новыми товарищами отбивали многочисленные нападения немецких карательных экспедиций, громили гарнизоны, взрывали мосты, транспортные средства, собирали разведданные.

Сдаваться никто из них не хотел. Ведь пленных "рубениешей" немцы расстреливали, так были озлоблены фактом неподчинения и своими потерями. Что там говорить, если среди убитых оказался оберштурмфюрер СС Курт Краузе, бывший одно время комендантом Саласпилсского концлагеря.

Братская могила «рубениешей» в лесу к северу от посёлка Ренда
© Photo Александр Ржавин
Братская могила «рубениешей» в лесу к северу от посёлка Ренда

Кого почитать

В лесу к северу от поселка Ренда есть небольшая братская могила. Говорят, там похоронены расстрелянные немцами "рубениеши". Никакое не Лестене или Море должно быть символом для патриотов Латвийской Республики, а эта вот неприметная могила в курземском лесу, где похоронены настоящие, а не дутые герои.

И никак не на 16 марта нужно почитать память героев борьбы за Латвию. Если уж кому-то не нравится, что ее от нацистов освободила Красная Армия, то альтернативно почитать им следует "рубениешей", а не эсэсовцев! На 18 ноября, когда те дали первый бой. Или на 14 ноября, когда те начали восстание под командованием настоящего патриота Роберта Рубениса.

Однако не стоит забывать, что пока за Латвийскую Республику воевал всего один батальон и всего три недели, сотни других латышских подразделений и соединений воевали за Советскую Латвию все 200 с лишним недель Великой Отечественной войны.

Братская могила «рубениешей» в лесу к северу от посёлка Ренда
© Photo Александр Ржавин
Братская могила «рубениешей» в лесу к северу от посёлка Ренда

Юбилею Победы посвящены два спецпроекта Sputnik Латвия: "Они сражались за Родину" - это истории латвийцев, боровшихся с фашизмом, а "Солдаты Победы 1945-2020" - это воспоминания латвийских ветеранов.

Другие истории из цикла "Они сражались за Родину":

"Снежная кавалерия" Яна Райнберга: рейд лыжного батальона в бессмертие>>

Отдали жизнь за землю предков: Николай Спрингис и другие латыши из разведроты>>

История Макса Рейтера: как сын латышского крестьянина стал генералом Красной армии>>

Три часа в одиночку сдерживал сотню фашистов: рижские Фермопилы разведчика Поги>>

Герой-отец и герой-сын: о подвигах комполка Карла Озолса и разведчика Юрия Озолса>>

Верили в Победу вопреки всему: гибель разведгруппы под Вийциемсом в ноябре 41-го>>

Первый латыш – Герой СССР: как Поль Арман громил фашистов под Мадридом и Москвой>>

"Моя жизнь дорого обойдется врагам": как снайпер Эрика Гайле вела охоту на фашистов>>

Тема:
Они сражались за Родину: латвийцы и латыши в Красной армии (12)

По теме

"Чтобы никакой дикарь не полез в нашу страну": в Брянске почтили память партизан
О женских заданиях, герое Судмалисе и "Зимнем волшебстве" вспоминает партизан Вера Иволга
Легионеры СС, "лесные братья", герои или предатели? Латыши пытаются найти себя в истории
Устами Пабрикса: Латвия объявила себя союзницей фашистской Германии
Теги:
День Победы, Александр Ржавин

Главные темы

Орбита Sputnik