Какой была архитектура Эстонии в девяностые

CC BY-SA 3.0 / Jarmo K / Raine Karp - VälisministeeriumЗдание Министерства иностранных дел Эстонии
Здание Министерства иностранных дел Эстонии - Sputnik Латвия, 1920, 08.07.2024
Подписаться
В девяностые на эстонском острове Найссаар не было ни электричества, ни воды, ни инфраструктуры, но художник-авангардист мечтал построить там небоскребы
РИГА, 8 июл — Sputnik. Строительное искусство 1990-х годов было эпохой пылких идей, в том числе и крайне утопических, когда архитекторам пришлось приспосабливаться к внезапным изменениям на многих уровнях, рассказала историк архитектуры Ингрид Рууди Эстонскому радио и телевидению.
Периодом самых пылких идей Рууди считает конец 1980-х годов, когда еще не было ясно, что будет, но уже царило желание сделать Таллин новым, западным. Хотели как можно скорее стереть связанное с советским временем и прыгнуть в новую эпоху.
"Заказчики приходили со всевозможными желаниями. Ирина Рауд, которая была главным архитектором города в 1989–1991 годах, рассказывала, что каждый день порог переступал очередной бизнесмен с проектом небоскреба в руках", – рассказала Рууди.
Многие из масштабных проектов того времени так и остались на бумаге. Одним из самых невероятных из них было утопическое видение знаменитого эстонского художника и дизайнера Тыниса Винта. Он мечтал преобразовать почти безлюдный небольшой остров Найссаар в Финском заливе неподалеку от Таллина.
Хаапсалу - Sputnik Латвия, 1920, 08.04.2024
"Прибрежные шведы": малый народ Эстонии
Винт мечтал о Найссааре как о городке необычайно высоких небоскребов (он представлял себе здания высотой в четыре раза больше Эмпайр-стейт-билдинг) и казино, и который соединен с Таллином скоростными поездами. По словам Рууди, Винт представлял себе Найссаар как зону свободной торговли – место встречи восточных и западных предпринимателей и культурный центр.
"Винт руководствовался китайской теорией фэншуй, в которой высотное здание для него имело не функциональное, а символическое, даже эзотерическое значение. Он утверждал, что если построить в городе высотные здания, то они будут действовать как акупунктурное средство, исцеляющее от травм советского времени. В то же время реальность была такова, что на острове не было ни электричества, ни воды, ни инфраструктуры", – вспоминает Рууди.
Волость Виймси, инициировавшая планировку Найссаара, была настолько открыта, что пригласила Тыниса Винта принять участие в процессе, то есть была готова проанализировать его идеи.
"В наши дни такое случается нечасто: приходит художник-авангардист и предлагает совершенно утопическое видение. Одним словом, в то время можно было вести диалог в таких особых сферах", – отметила Рууди.
1990-е годы также характеризовались реконструкцией больших, часто построенных в нелогичных местах промышленных зданий советского времени и поиском для них новых функций.
Вид с крыши здания колхозного центра, 2018 год - Sputnik Латвия, 1920, 06.06.2022
Сберкасса и алтарь: какими были колхозные центры в Балтии
Вторая половина десятилетия знаменует собой начало разрастания городов – у людей появились деньги, стали доступны банковские кредиты. На окраинах городов, на сельскохозяйственных землях начали строить частные дома, появились первые огороженные кварталы, например элитарный микрорайон Тискре.
"Это свидетельствовало о желании быть с себе подобными и исключить всех остальных. Кроме того, чтобы защитить себя, возможно, это были пережитки первой половины десятилетия, когда некоторые бродили по округе с револьверами", – описывает Рууди контингент, который мог в то время строить собственные дома.
По ее словам, для этого периода также было характерно очень сильное желание определять себя через эстетику, позиционировать себя как успешного, современного и западного человека.
Конец 1980-х и последующее десятилетие были очень сложными для архитекторов, которым пришлось адаптироваться к новому образу жизни на многих уровнях, шагая в ногу с политическими изменениями и пожеланиями заказчиков, а также с законодательной базой, земельной реформой, новыми материалами и технологиями.
Например, одним из самых значительных изменений для архитекторов стал переход от рисования вручную к проектированию на компьютере, которое, по оценке Рууди, было не только техническим вопросом, но и изменило образ мышления.
Подводя итоги, Рууди охарактеризовала 1990-е годы в архитектуре как оптимистичные, экспериментальные, открытые, но в то же время противоречивые: "Мы увидели столкновение между опытом прежнего общества и попыткой догнать Запад, как в людях, так и в городском пространстве".
Лента новостей
0