Десять лет референдуму за русский язык: без шансов и с голосами неграждан

© Sputnik / Марис Морканс / Перейти в фотобанкРеферендум о статусе русского языка в Латвии
Референдум о статусе русского языка в Латвии - Sputnik Латвия, 1920, 19.02.2022
Подписаться на
Yandex newsTelegram
Ровно десять лет назад в Латвии прошел референдум за предание русскому языку статуса второго государственного языка, результат которого во многом был предрешен тем, что русскоязычные граждане составляли лишь 27%
РИГА, 19 фев — Sputnik, Андрей Солопенко. Даже если представить, что на том референдуме могли голосовать и неграждане, то всё равно его бы не получилось выиграть, хотя в определённых муниципалитетах итоговый результат вышел бы совсем иным.

Предсказуемый результат

Согласно данным ЦИК, референдум за русский язык ознаменовался довольно высокой явкой избирателей – 71% граждан Латвии, имеющих право голоса приняли в нём участие. Правда, всё же исторического рекорда данная явка не достигла, на референдуме о вступлении Латвии в ЕС в 2003 году активность населения была примерно на 1,5% выше, и это голосование ещё остаётся самым массовым. Однако и референдум за второй государственный язык показал, что этот вопрос является актуальным для подавляющего большинства населения страны.
Мероприятие, посвященное 80-летию расстрела евреев в Румбуле. Президент Латвии Эгилс Левитс - Sputnik Латвия, 1920, 11.02.2022
Левитс назвал референдум о статусе русского языка конституционным потрясением
В то же время результаты голосования избирателей показали серьёзный раскол общества. Так, за русский язык как второй государственный голосовали преимущественно в Латгалии. Например, в двух крупных латгальских городах Даугавпилсе и Резекне, а также в Зилупском, Даугавпилсском, Краславском, Лудзенском и Дагдском краях таких оказалось абсолютное большинство пришедших на референдум граждан. Ещё около 40% проголосовавших за было в столице Латвии – Риге и нескольких краях около неё – Олайнском и Саласпилсском.
В свою очередь категорически против предоставления русскому языку статуса второго государственного были жители Курземе – более 90% пришедших на участки избирателей придерживались такой позиции. Особенно отличились жители Алсунгского, Мерсрагского, Ницского и Руцавского краёв, где за было лишь несколько десятков человек. Чуть менее 90% противников насчиталось в Земгале и Видземе. Всего же по стране их оказалось 74,8%, тогда как за русский язык – 24,9%.
Интересно, что результаты голосования по муниципалитетам практически идеально совпали с удельным весом русскоязычных граждан, проживающих в них. Коэффициент корреляции Пирсона (r) составил 0,99, недвусмысленно указывая, что русскоязычное меньшинство в основном выступило на референдуме в поддержку русского языка, а латышскоговорящее большинство преимущественно было против. Тем самым итог голосования можно сказать был вполне предсказуем заранее, когда ещё до оглашения цифр было понятно, что русский язык вторым государственным в Латвии не станет.

Альтернативная история

Ведь по результатам переписи населения 2011 года русскоязычных граждан в стране тогда насчитывалось лишь 27%, тогда как удельный вес латышскоговорящих граждан составлял 72%. В то же время среди всего населения Латвии на латышском языке дома в основном говорили 62%, а на русском – 37%. Столь заметные отличия объяснялись тем, что в стране на тот момент проживало немногим более 300 тысяч неграждан, родным языком которых также был преимущественно русский.
В то же время хоть неграждане и являются постоянными жителями страны и хранят у себя паспорт, выданный Латвией, однако голосовать на выборах и референдумах они не имеют права. В связи с этим интересно предположить, а каким мог бы быть результат голосования за русский язык, если и неграждане могли принять участие в тогдашнем референдуме. Ведь дополнительные 300 тысяч избирателей, несомненно, изменили бы расклад сил в некоторых самоуправлениях, особенно в тех, где неграждане составляли заметную часть населения.
Учебник русского языка - Sputnik Латвия, 1920, 11.02.2022
Шуплинска вступилась за русский язык: школьники должны иметь право на выбор
Конечно, все неграждане уж точно не пошли бы на референдум, как и не пошли на него все граждане – несмотря на высокую явку, активность избирателей всё же не составила 100%. В то же время если утверждать, что неграждане, как и русскоязычные граждане составляют единую общность русскоязычной общины страны, то можно предположить, что и явка у этих групп должна быть примерно одинаковой. Тем самым за основу можно взять избирательную активность русскоязычных граждан, которая вполне поддаётся вычислению.
Так, анализируя зависимость явки избирателей с удельным весом русскоязычных граждан в регионах, заметно, что корреляция между этими двумя параметрами является отрицательной. Коэффициент корреляции Пирсона (r) составил -0,29, а коэффициент детерминации (R²), рассчитывающийся как коэффициент корреляции в квадрате, оказался равен 0,08, указывая, что явка русскоязычных граждан была всё же ниже, чем у латышскоговорящих. Умножив же коэффициент детерминации на общую явку, а потом отняв от неё полученную долю, можно получить минимальную явку русскоязычных составившую 65%.
Говоря же о результатах голосования неграждан, их можно примерно рассчитать умножив число пришедших на выборы неграждан на коэффициент детерминации (R²) между долей русскоязычных граждан в муниципалитетах и голосами, отданными за русский язык в них, который равен 0,98. Тем самым в целом по стране участие неграждан могли бы принести минимум 191 тысячу дополнительных голосов, а значит итоговый результат референдума был бы по меньшей мере 35,5% за русский язык.

Положение в муниципалитетах

Правда, как видно из расчётов, даже при участии неграждан, референдум не был выигран, и статус второго государственного русский язык бы не получил. Однако в некоторых краях итоговый результаты всё же был бы иным, показав куда более приближённую к реальности картину. Так, при участии неграждан, в Риге доля голосов "за" составила бы как минимум 53%, и вследствие этого в латвийской столице референдум оказался бы выигран. Также он был бы выигран в Саласпилсском и Олайнском краях, где, как и в Риге, значительную часть населения и по ныне составляют неграждане.
Кроме этого, существенно выше результаты были бы и в других крупных городах страны: Вентспилсе, Лиепае, Елгаве и Юрмале, где удельный вес голосов за русский язык составил бы от 35% до 45%. Ещё выросла бы доля голосов "за" в Инчукалнском и Стренчском краях, а во всех остальных Пририжских муниципалитетах, удельный вес голосов, отданных за русский язык, составил бы более 20%. Также доля голосов за русский язык более 20% была бы достигнута в Огрском, Айзкрауклском и Крустпилском краях, свидетельствуя о том, что в этих регионах имеется на него определённый спрос.
Латвийский общественный деятель Дэги Караев - Sputnik Латвия, 1920, 26.12.2021
Почему в Латвии все меньше учат русский язык: Дэги Караев рассказал о неочевидных причинах
В свою очередь в отличие от Риги и краёв вокруг неё, где был заметный процент неграждан, в Латгалии при их участии в референдуме, ситуация особо бы не поменялась. Конечно, доля голосов за русский язык явно стала бы выше, но она и так была довольно значительной, так что итоговый результат это бы не сильно изменило. Всё же большинство русскоязычного населения Латгалии являются гражданами Латвии. Также существенного отличия не было бы и в сельских муниципалитетах Курземе и Видземе, где удельный вес неграждан всё же мал, а значит кардинально не повлиял бы на результаты.
При этом, смотря на активность русскоязычных граждан в этих краях, даже если неграждане и пришли бы на выборы, не факт, что они всецело поддержали бы предоставление русскому языку статуса государственного. Всё же в данных муниципалитетах многие русскоязычные не особо чувствуют потребности в использовании русского языка. Поэтому главной целью прошедшего референдума было выявление именно тех регионов, где проживало заметное количество русскоязычного населения и где русский язык действительно был востребован.
Тем самым десять лет назад граждане Латвии устроили своеобразный социологический опрос, результаты которого не могли быть репрезентативны без участия неграждан. В то же время очень жаль, что тогдашние правящие политики истолковали этот референдум как угрозу латышскому языку и сделали все возможное, чтобы больше не допустить проведения подобных голосований. Так, был изменён соответствующий закон и принята преамбула к Конституции, которая хоть и заметно усложнила защиту прав нацменьшинств, но всё же окончательно не сняла этот вопрос с повестки дня, а лишь перевела его в другую плоскость.
Лента новостей
0