Спасибо контракту с "Газпромом": газ в Латвии подорожал на 30%, а мог - в разы

© Pixabay / meineresterampeГазовая плита
Газовая плита - Sputnik Латвия, 1920, 01.10.2021
Подписаться на
Либерализация рынка газа в Латвии провалилась: только благодаря заключенному бывшим главой Latvijas Gāze Адрианом Дависом долгосрочному контракту с "Газпромом", цена для некоторых латвийских потребителей выросла на 30%, а не в разы
РИГА, 1 окт — Sputnik, Людмила Прибыльская. Депутаты оппозиции от новозарегистрированной "Республики" задали вопросы премьеру насчет Инчукалнского подземного хранилища газа. Мол, достаточно ли закачали туда, чтобы обеспечить Латвию энергией в зимний сезон? А я хочу спросить: при чем здесь запасы в Инчукалнсе? Они принадлежат частным компаниям, а не государству. И кошмарить правительство такими вопросами абсолютно бессмысленно.
Радует только, что после национализации Инчукалнского ПХГ с магистральными газопроводами и распределительных сетей (ныне GASO) на "либерализованном" рынке Latvijas Gāze сохранило 75% клиентов, а значит, повышение цен в 3-4 раза большинству потребителей не грозит.
Инчукалнское подземное газохранилище - Sputnik Латвия, 1920, 28.09.2021
Хватит ли газа в Инчукалнсе на зиму: в Латвии опасаются кризиса в энергетике
С 1999 года Latvijas Gāze работал с "Газпромом" по долгосрочным контрактам с ценами, привязанными к ценам малосернистого (1%) мазута, и гарантированными со стороны покупателя объемами поставок. Начиналось все с 1,2 миллиарда кубометров газа в год примерно по 80 долларов за тысячу кубометров, что покрывало две трети потребностей Латвии, еще треть поставляла "Итера Латвия". Потом были всплески цен до 400 и даже 500 долларов за тысячу кубометров, но по этому поводу никто не волновался, так как долгосрочные контракты уберегали латвийских жителей от непомерных трат.
При этом правительство шло своей дорогой – к "зеленой" энергетике (которая выкачала из карманов латвийцев свыше 2 миллиардов евро и продолжает выкачивать) и выдавливанию природного газа из энергетики. Латвия спокойно приняла смену схемы закупки электроэнергии в рамках БРЭЛЛ (энергетического кольца Белоруссия-Россия-Эстония-Латвия-Литва), позволявшей использовать географически просторы России для получения электроэнергии по низким ценам (когда в Латвии ночь и нужен свет, во Владивостоке уже день и свет не нужен). Теперь мы получаем "токсичную" российско-белорусскую энергию по финскому кабелю с наценкой. Украинский газовый реверс, только в оригинальном исполнении. И ничего депутаты с этим не сделают. Невидимая рука рынка смыкается на горле, а они по-прежнему грезят, что можно топнуть ножкой, и всем будет счастье.
За последние 20 лет доля потребляемого газа в энергоресурсах снизилась на 29,3%, уступив место возобновляемым источникам, в основном древесине. В 2021 году доля газа в энергобалансе страны составляла 20,6%, а древесины – 32,4%. Но почему-то депутаты Сейма бьют в набат по поводу газа, а не призывают на субботники по заготовке дров.
Один из наиболее экономически грамотных парламентариев Латвии Иварс Зариньш предупреждает: нынешний рост цен – только начало. Европейский курс на либерализацию и "зеленую" энергию он называл "благими намерениями, которыми вымощена дорога в ад". Ведь, с одной стороны, Европа стимулировала либерализацию, которые якобы должны были привлечь новых игроков на рынок и снижение цен в условиях жесткой конкуренции, а с другой – стремилась тотально снизить использование углеводородов.
Тысяча долларов за газ: Россия ставит Европу на колени? - Sputnik Латвия, 1920, 28.09.2021
Видео
Газ за тысячу долларов: Россия ставит Европу на колени?
Результат нетрудно было предсказать: в своем эгоцентризме ЕС утратил всякую рациональную мысль, тогда как энергетика как бизнес абсолютно рациональна, считает Зариньш.
"Чем более либерален рынок, тем больше он реагирует на колебания спроса-предложения, - напоминает он. – Создатели европейского рынка надеялись использовать его как инструмент создания все новых и разнообразных предложений и одновременно, по возможности, оттеснить от долгосрочных контрактов, принимая за основу не прежнюю формулу привязки цены газа к мазуту, а - к спотовым (моментальным) биржевым ценам сжиженного газа. Долю поставок по долгосрочным контрактам стремились уменьшить, заменив покупками на аукционах. На таком рынке были созданы дополнительные возможности для спекулянтов, что породило турбулентность и большие ценовые колебания и поставило под удар безопасность поставок, давая "неправильные" сигналы участникам".
Архитекторы либерализации проглядели, что рынок сжиженного газа глобален и его европейская часть не всегда будет перенасыщена предложениями. И когда Азия стала диктовать цены, для Европы это стало неприятным сюрпризом.
"Зная, что на европейском рынке довольно сложно работать из-за регулирования, поставщики в очередь не выстраиваются. Более того: наблюдая, как Европа обходится с теми, кто сделал крупные инвестиции для развития континентального газового рынка, они предпочитают вкладывать в рынки с более простым и понятным порядком, тем более, что Евросоюз всячески декларирует намерение отказаться от оков природного газа, заменив его возобновляемыми энергоресурсами. Только одна закавыка: если энергетические мощности на природном газе регулируются под спрос, то солнце или ветер или есть, или нет, и под спрос не подстраиваются".
Зариньш не тыкает пальцем в коллег, которые маниакально разрушали вертикально интегрированную структуру Latvijas Gāze, и не пеняет им на неблагодарность в отношении "Газпрома", вложившего десятки миллионов евро в модернизацию латвийской магистральной сети и Инчукалнского ПХГ. Но для современного читателя надо об этом сказать. Кстати, сразу после либерализации ни один из новоявленных операторов, кроме Latvijas Gāze, не резервировал мощности Инчукалнса для хранения своего летучего товара: зачем платить лишнее, если на спотовом рынке можно купить за грош пятаков? И латвийский законодатель не обязывал операторов гарантировать надежность поставок. Это же коммерческая сделка: не выполнил – пожалуй в суд!
Государство опосредованно, через "Высоковольтные сети" Latvenergo, которые заставили заплатить бывшим акционерам за ПХГ и магистральные трубопроводные сети, владеет этими ресурсами, но вовсе не с целью благодетельствовать население. Ему принадлежит инфраструктура, но даже принадлежность пассивного запаса газа в Инчукалнсе (2 миллиарда кубометров) - вопрос спорный. Я не знаю, решен ли он при национализации. Полагаю, что вряд ли: стоимость пассивного газа по нынешним ценам составляет астрономическую сумму, да и добыть его из подземных водоносных горизонтов песчаника, где он запечатан на глубине 700 метров под природным глиняным колпаком, невозможно.
Поэтому призывы смелых депутатов к премьер-министру можно оставить без ответа. Либерализация рынка провалилась: только благодаря заключенному бывшим главой Latvijas Gāze Адрианом Дависом долгосрочному контракту с "Газпромом", цена для некоторых латвийских потребителей выросла на 30%, а не в разы. И прежде, чем ругаться и на этот скачок, обратите внимание, что в счете за газ, где до либерализации была только одна строка (стоимость газа), усилиями нынешних правящих политиков оказалось 6 строк.
Регулятор подачи тепла для батареи - Sputnik Латвия, 1920, 01.09.2021
В Риге выросли цены на отопление
Первые две - цена продавца, включающая собственно стоимость газа и стоимость хранения, третья строка - "выходной пункт для пользователей" - это услуга Инчукалнса (понижение давления, очистка), 4-й и 5-й пункт - услуги GASO (распределительные сети низкого давления), 6-й - акцизный налог, ведь газ в Латвии - это товар не первой необходимости, как алкоголь или бриллианты.
Кстати, когда Latvijas Gāze был монополистом, он мог повысить цены, только обосновав их в Регуляторе общественных услуг. Теперь никому из продавцов ни перед кем отчитываться не надо.
Только ответственная политика Latvijas Gāze обеспечила работу Инчукалнсского ПХГ в первые трудные годы после того, как его оторвали от других частей единого до 2017 года предприятия. В условиях конкуренции компания пошла на дополнительные затраты, чтобы выполнять свой договор с "Газпромом". Прочие операторы долгосрочных контрактов не имеют и ориентируются на биржевые цены. Если они не закупили и не закачали запаса в Инчукалнс, я им не завидую. Но они радовались, когда спотовые цены были ниже трубопроводных, Инчукалнсом не пользовались, ибо цена хранения повышает отпускную цену (использование инфраструктуры надо оплачивать). Теперь или уйдут с рынка, или "лягут" под какого-то крупного игрока, в чем особого смысла нет: спекулировать с долгосрочными контрактами сложнее.
За последствия намеренного выдавливания "Газпрома" и действий по разделу Latvijas Gāze и "либерализации" нашего тощего рынка сейчас будет платить потребитель. Впрочем, разве в новейшей латвийской истории бывало иначе?
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
В ЭФИРЕ
Заголовок открываемого материала