Прощайте, шпроты! В Балтийском море ловить нечего

© Sputnik / Sergey MelkonovГлава компании Kolumbija Ltd Игорь Крупник
Глава компании Kolumbija Ltd Игорь Крупник - Sputnik Латвия, 1920, 06.05.2021
Бывший владелец Лиепайского рыбоконсервного завода рассказал, почему закрылось его предприятие, а также подал премьеру Кариньшу умную идею, раз уж производство шпрот тот считает неумным
РИГА, 6 мая — Sputnik, Зинаида Юшкевич. Квоты на вылов кильки в Балтийском море после вступления в ЕС уменьшились втрое, и в течение нескольких лет их у Латвии заберут совсем – скорее всего, в пользу Дании, использующей сырье, из которого делают эксклюзив (шпроты), для производства ширпотреба (рыбной муки). Таков прогноз российского предпринимателя и инженера Игоря Крупника.
Семнадцать лет он развивал Лиепайский рыбоконсервный завод, пережил "бензопиреновые", финансовые и экономические кризисы, но пал жертвой "банковской чистки" и неуемной жадности администраторов неплатежеспособности, 1 сентября 2020 года закрыв производство.
В программе "Подоплека" на радио Baltkom Крупник раскрыл подробности разграбления созданных им в Лиепае заводов. Под флагом "борьбы с отмыванием денег" работающие предприятия методично уничтожались администраторами неплатежеспособности, которых предприниматель сравнил с червями, грызущими экономику Латвии изнутри.

Алчные администраторы

На беду, у Крупника были кредиты на развитие в Trasta komercbanka. Вслед за отъемом лицензии по подозрению в "отмывании денег" (до сих пор не доказанному судом) в финансовое учреждение пришли администраторы, которые начали "рвать" клиентов на части. По 500 тысячам евро, полученным по программе еврофондов, Крупника записали в кредиторы банка и поставили в очередь других необеспеченных кредиторов. А 1,1 млн евро от того же предприятия, которому принадлежали 500 тысяч, потребовали вернуть.
Работа в консервном цеху - Sputnik Латвия, 1920, 18.02.2021
Аукцион остался без заявок: как продадут имущество крупнейшего шпротного завода Лиепаи
Подчеркнем: речь шла не об офшоре, а о крупном латвийском производстве Kolumbija Ltd с 450 работниками, но для этого случая организаторы "финансового ремонта" исключений не предусмотрели.
"Никакого зачета никто производить не собирался, - говорит Крупник. – Я счел, что бороться бесполезно, но вступились мэр Лиепаи Улдис Сескс и министр земледелия Янис Дуклавс. Они обратились в банк Citadele c просьбой рассмотреть вопрос о перенятии финансирования моих производств, и кредитный комитет вынес положительное решение. Однако, когда я предъявил официальные бумаги администратору Марису Спрудсу, он мне задал встречный вопрос: "А что я буду с этого иметь?" Цифр своего интереса не обрисовывал, обвинить его в вымогательстве вроде нет оснований, но сделка перекредитования была сорвана".
По разным эпизодам "финансового ремонта" Trasta komercbanka Марис Спрудс и его коллега Илмарс Крумс являются подсудимыми в уголовном процессе. После их ареста в банке появился новый назначенец: Армандс Раса. В январе нынешнего года он объявил, что нашел покупателя на имущество Лиепайского рыбозавода.
По ведомостям имущество стоит 10,5 миллиона евро, на аукцион оно выставлялось за 3,8 миллиона, но желающих приобрести его не нашлось. Теперь сумма сделки не разглашается, но Крупнику известно, что она минимум вполовину меньше той, что предлагал в свое время банк Citadele: 5 миллионов евро. Таким образом, от алчности администраторов пострадали кредиторы банка, которые на оплату его долгов получат меньше денег.

Три ресурса

Несмотря ни на что, до лета 2020 года Игорь Крупник бился за живучесть производства. Была закуплена рыба, костяк кадров был готов вернуться в цеха. Но на встрече с Армандсом Расой 1 августа тот сообщил, что готов дать заводу поработать месяц-два, а не год, как предлагал директор. Месяц-два для производства – это издевка, счел Крупник, и "оставил ключи под ковриком".
Простаивающий конвейер и пустые рабочие места в консервном цеху после массовых сокращений - Sputnik Латвия, 1920, 06.01.2021
Возобновить работу: кто купит оставленный россиянином шпротный завод в Лиепае
Но это еще не все: жадные в крупном, администраторы оказались жадными и в мелочах, нанеся производству невосполнимый организационный ущерб.
"Я оставил завод в полном порядке, готовым к работе, только кнопку нажми и запускай, - уверяет предприниматель. – Но чтобы оборудование крутилось, критически важен такой особенный трудовой ресурс, как механики. Я просил Армандса Расу поставить их на охрану завода, чтобы сохранить для производства. Он ответил, что имеет собственную охранную фирму и в таких услугах не нуждается. Я ему тогда в лицо сказал: "Ты же государственный служащий, должен заботиться об интересах страны, почему же ты их не отстаиваешь?"
Механиков уволили, они уже устроились на другие заводы, и теперь запустить оборудование станет намного сложнее.
С рабочими кадрами в Лиепае вообще сложно. Крупник иронизирует: когда он начинал восстанавливать завод, его основным ресурсом была "РБ-45" (русская баба 45 лет), а за 17 лет никого нового на горизонте не появилось, так что ресурс теперь должен именоваться "РБ-62". Молодежь разбежалась, инженеров нет.
Кадры – один из трех ключевых ресурсов, необходимых для успешного производства, уверен Крупник. Два других – это рынок и сырье. Российский рынок, куда латвийские переработчики сбывали две трети продукции, политики усиленно гробили. Но производство "бренда Латвии" - рижских шпрот – снижается не только поэтому.
"Балтийское море пустое, и ловить в нем нечего", - так комментирует бизнесмен снижение квот на вылов под предлогом сохранения экосистемы и борьбы с диоксиновым загрязнением. Если Дании понадобится увеличить сырьевую базу для производства рыбной муки, кильку у Латвии отберут совсем.

Золотая рыбка

Но это не значит, что у рыбопереработки нет перспектив. Крупник опробовал их на собственном опыте, создав экспериментальный цех рыборазведения, где выращивали осетров, форель, африканского сома.
"100 тонн в год – это ничего, для промышленных масштабов требуется хотя бы 5 тысяч тонн в год, - признает Крупник. – Морские ресурсы во всем мире истощаются, в мире рыба дорожает, а в Латвии полно рек, озер, прудов. Они бесплатные. Есть неплохие управленцы, и научная база кое-какая сохранилась. Аквакультура – это перспектива на десятилетия, даже на фоне дороговизны электроэнергии в стране с безумной компонентой обязательной закупки "зеленой" энергии (пресловутой КОЗ). Все, что надо для развития – воля государства, поддержка отрасли, но ее нет".
Памятник консервам возле административного здания завода Kolumbija Ltd - Sputnik Латвия, 1920, 17.09.2020
Государство подставило не плечо, а подножку: Лиепайский рыбоконсервный завод закрыт
Получается, рыба непрофильна для Латвии? Почему, если рыба в воде живет, которой в стране избыток?
Крупник уверен: сделав рыборазведение приоритетной отраслью, Латвия сможет стать второй Норвегией, поставляя на европейский и мировой рынок высококачественную пресноводную рыбу, от осетров до карпов. Это и есть умное, инновационное производство, о котором мечтает премьер-министр Кришьянис Кариньш (если уж шпроты – неумное).
450 рабочих мест, десятки новых экспортных рынков от Европы до Австралии, новые предприятия по рыборазведению и производству крабовых палочек. Всего этого оказалось недостаточно для того, чтобы сохранить важный для Лиепаи и Латвии рыбоперерабатывающий завод с более чем 100-летней историей. Разочарование, а не благодарность получил его спаситель, не удостоенный в Латвии даже постоянного вида на жительство, не говоря уже о гражданстве.
В Израиле, куда Игорь Крупник отправился в прошлом году, ему по прилете вручили гражданский паспорт, подъемные и предложение возглавить крупный завод. На возражение, что кандидат в директора не знает иврита, ему ответили: "У нас мозг руководит языком, а не язык мозгом". Израилю важны его умения управленца и инженерно-техническое образование, подтвержденное дипломом кандидата технических наук Военно-воздушной академии имени Жуковского.
Он по привычке говорит про Латвию "у нас", "мы" и уверяет, что в Израиле латвийская диаспора насчитывает более 30 тысяч человек, которые любят свою малую родину и хотели бы ей помогать.
"У государства должна быть цель и финансово-экономическая программа. О том, как это работает, говорят примеры Тайваня, Сингапура, Израиля, Ирландии, поднявшихся за 30 лет на вершины с минусов. В Советском Союзе Латвия лидировала, в Европейском союзе она плетется в хвосте, и создается впечатление, что она будет существовать, пока это гособразование будет нужно Брюсселю для каких-то политических задач, - говорит Крупник. – Но я верю, что жители Латвии захотят сами управлять своей страной на ее благо. Вон Ирландия долгие годы была именем нарицательным в Европе, а сейчас процветает, и молодежь туда возвращается. Маленькие страны могут быть очень гибкими. Так что крест на Латвии ставить рано".
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
В ЭФИРЕ
Заголовок открываемого материала
InternationalEnglishАнглийскийMundoEspañolИспанский
Европа
DeutschlandDeutschНемецкийFranceFrançaisФранцузскийΕλλάδαΕλληνικάГреческийItaliaItalianoИтальянскийČeská republikaČeštinaЧешскийPolskaPolskiПольскийСрбиjаСрпскиСербскийLatvijaLatviešuЛатышскийLietuvaLietuviųЛитовскийMoldovaMoldoveneascăМолдавскийБеларусьБеларускiБелорусский
Закавказье
АҧсныАҧсышәалаАбхазскийԱրմենիաՀայերենАрмянскийAzərbaycanАzərbaycancaАзербайджанскийХуссар ИрыстонИронауОсетинскийსაქართველოქართულიГрузинский
Ближний Восток
Sputnik عربيArabicАрабскийTürkiyeTürkçeТурецкийSputnik ایرانPersianФарсиSputnik افغانستانDariДари
Центральная Азия
ҚазақстанҚазақ тіліКазахскийКыргызстанКыргызчаКиргизскийOʻzbekistonЎзбекчаУзбекскийТоҷикистонТоҷикӣТаджикский
Восточная и Юго-Восточная Азия
Việt NamTiếng ViệtВьетнамский日本日本語Японский俄罗斯卫星通讯社简化中文Китайский (упр.)俄罗斯卫星通讯社繁體中文Китайский (трад.)
Южная Америка
BrasilPortuguêsПортугальский