Минобразования "взялось за язык" ректоров - какие будут последствия

© Foto : pilsetacilvekiem.lvМинистерство образования Латвии, табличка
Министерство образования Латвии, табличка - Sputnik Латвия
Подписаться на
Yandex newsTelegram
Министерство образования не разрешило ректорам двух вузов занимать свои должности из-за незнания ими латышского языка. По мнению экспертов, это может негативно отразиться на качестве латвийского высшего образования

РИГА, 31 янв — Sputnik, Андрей Солопенко. О том, что ректоры Рижской юридической школы и Рижской высшей школы экономики не знают латышского языка на категорию С1, было известно давно. Однако до сих пор Минобразования на эту проблему "закрывало глаза" — из-за особого статуса вузов, где все обучение происходит на английском языке. Но теперь передумало.

Кому выгодно?

Глава Рижской высшей школы экономики Андерс Паалзов, так и не утвержденный в должности, выступил с открытым обращением. Он заявил, что SSE Riga "используют как средство в политических играх, и это никак не связано с собственно утверждением ректора вуза". Тем самым он дал понять, что его плохие знания латышского языка — лишь предлог, причины — иные.

Cafeterius - Sputnik Латвия
Центр госязыка отменил "бранч" и придумал "мэршу"
С Паалзовым согласен и политолог Филипп Раевский. Он считает, что министр Карлис Шадурскис действует в интересах крупных государственных вузов. "Рижская высшая школа экономики, как бельмо на глазу для больших университетов, потому что она конкурентоспособна и готовит очень хороших специалистов. Поэтому я думаю, что это определённого рода подготовка к присоединению школы к какому-то из крупных вузов", — заключил Раевский.

По словам политолога, любое из больших латвийских образовательных учреждений хотело бы получить SSE Riga в своё подчинение как весьма прибыльный актив.

"В системе высшего образования вопрос денег, которые зарабатывают наши университеты, давно электризует отношения между ними", — сказал эксперт, который и в действиях министерства видит финансовую заинтересованность.

Декан факультета социальных наук профессор Юрис Розенвалдс первопричину скандала видит не в деньгах, а в политике.

"Политика министерства образования вызывает раздражение в обществе. Взять хотя бы реорганизацию Рижской академии педагогики и управления образованием. Поэтому есть основания думать, что Карлис Шадурскис своими действиями пытается отвлечь жителей страны от обсуждения проблем в своем ведомстве", — предположил он.

Однако, по мнению Розенвалдса, "стремление законодательно закрепить приоритет латышского языка переходит всякие разумные границы" и мешает привлечению в страну квалифицированных кадров.

"Если бы мы хотели пригласить на постоянной основе в Латвийский университет какого-нибудь нобелевского лауреата, то из-за незнания им латышского языка получили бы отказ, что, на мой взгляд, противоречит здравому смыслу", — обратил внимание политолог.

Будет ли изменен закон?

Для развития экспортного потенциала латвийского высшего образования законодательство нужно либерализировать, согласен и депутат Сейма, член фракции "Согласие" Борис Цилевич. В интервью порталу Sputnik он заявил, что его партия и сам он всегда последовательно выступали за такие изменения.

"Языковая политика в том виде, как её понимает Центр государственного языка и наиболее националистически настроенные политические силы, имеет уже мало общего с защитой латышского языка и латышской культуры. На самом деле она приводит к отсутствию конкуренции, к потере качества образования и в конечном счете к экономическому и культурному ослаблению Латвии", — подчеркнул парламентарий.

Цилевич отметил, что некоторые его коллеги — депутаты, включая руководителя комиссии Сейма по образованию Илзе Винькеле ("Единство"), заговорили о необходимости пересмотреть часть норм действующего законодательства. Так что он не исключает, что "трагикомическая ситуация" в итоге поможет смягчить существующий закон.

"Конечно, психологически латышским политикам очень трудно выступать против мер, которые формально направлены на борьбу с русификацией. Но в данном случае все видят, что русификация тут ни при чем, а на самом деле это такая провинциальная ксенофобская борьба против европейской интеграции", — сказал политик.

Языковые требования соразмерны?

Андерс Паалзов является ректором Рижской высшей школы экономики 18 лет, и за этот срок он слышал немало обвинений в недостаточном владении латышским языком. На них он всегда отвечал, что язык обучения в вузе — английский и требования Латвии противоречат регламенту ЕС 1612/68 о свободном перемещении работников. Судя по всему, этой позиции он будет придерживаться и в своем нынешнем споре с Минобразования.

С такой аргументацией частично согласился и юрист-международник, советник фракции Европарламента "Зелёные — ЕСА" Алексей Димитров, который подчеркнул, что свобода передвижения работников — это один из краеугольных камней Евросоюза, поэтому "если государство вводит какие-то ограничения, в том числе и языкового характера, то ему необходимо доказать их адекватность".

Однако, как он объяснил Sputnik, в действующем регламенте ЕС сказано, что государство может вводить языковые требования, главное, чтобы они были "соразмерны с выполняемым характером работ". Также, по мнению Димитрова, аргумент Паалзова, что если вуз обучает на английском, то и знания латышского языка ректору не нужны, может быть оспорен в суде Европейского союза в Люксембурге.

Как рассказал юрист, подобный прецедент был в 1989 году, когда преподавательница из Нидерландов, работавшая в ирландском колледже, подала на государство в суд. Чтобы постоянно работать в Ирландии, от нее требовалось знать не только английский, на котором она преподавала, но и гэльский язык. Ирландия в свою очередь аргументировала эти требования тем, что гэльский язык нуждается в защите, поэтому учителя обязаны его знать.

В том деле суд встал на сторону Ирландии, признав её требования соразмерными. По словам Димитрова, Латвия тоже может использовать аргументы по защите латышского языка, а в случае ректора ещё и утверждать, что поскольку ему по работе будет необходимо подписывать документы, то требования знания латышского языка являются соразмерными.

Впрочем, и Паалзов незнание языка может аргументировать тем, что для коммуникации с государством он пользуется услугами переводчика, работающего в вузе или нанятого из личных средств. "И в этом споре нельзя утверждать, что та или другая сторона полностью правы. С точки зрения европейского законодательства это может быть довольно интересный казус", — подытожил Димитров.

Лента новостей
0