Обзор латышских СМИ

Sputnik знакомит с самыми интересными публикациями в печатных и интернет-изданиях Латвии на государственном языке.

Латвия молится не тем богам, пора менять систему, чернокожий латыш: о чем писали латышские газеты

© Sputnik / Sergey MelkonovЛатвийская пресса в магазине
Латвийская пресса в магазине - Sputnik Латвия
Подписаться на
Yandex newsTelegram
Sputnik знакомит с самыми интересными публикациями в латышской прессе за минувшую неделю

Власти Латвии ведут себя как оккупанты, потому что молятся не Богу, а Золотому тельцу. Под прикрытием псевдонациональных лозунгов в стране создали политическо-криминальную группировку, глубина и ширина которой не поддается изучению. Принявший гражданство Латвии афроамериканец боится роста расизма.

Виноваты не Лембергс и Ушаков, а Эрос и Люцифер

В последнее время ширится хор представителей латышской интеллигенции, который выражает разочарование и растерянность происходящим в Латвии. К нему присоединилась публицист и режиссер Вита Бейнерте. В газете Latvijas Avīze она прибегла к смелому сравнению нынешних властей Латвии с теми, кто правил здесь в годы оккупации. И назвала причину всех бед Латвии — здесь забыли Бога!

"Когда вокруг была враждебная власть, чужие войска и вооруженные люди в танках, единственное, на что мы могли положиться, был Бог. И случилось чудо. Мы вернули независимость, не пережив ни кровопролития, ни ужасов гражданской войны", — пишет автор.

Однако вместо того, чтобы построить в своих сердцах алтарь благодарности Богу, латвийцы занялись дележом пирога под названием "независимость" — кто заслужил себе больший кусок. Большинство, увы, ни с чем разошлись по домам. Тогда многим казалось, что независимость и благосостояние — синонимы, вспоминает Бейнерте.

Баррикады в Латвии, архивное фото 1991 года - Sputnik Латвия
Баррикады моей юности: от огромных надежд до полного краха
Само по себе благосостояние не виновато. Политика является средством, а благосостояние — целью. Однако благополучие не только политической элиты и ее спонсоров, но и всего народа, добавляет она. Однако если приоритет — деньги и удовольствие, то нельзя рассчитывать на развитие таких вещей, как патриотизм, национальное сознание и процветание государства.

Именно поэтому, по мысли Бейнерте, в Латвии сейчас многие чувствуют разочарование. Не в самой идее независимости, а в том, как все происходит. Как стало возможным, что в Латвии власть принадлежит нескольким семьям? Что правительство в своей собственной стране ведет себя как оккупационная сила?

Когда пришлось выбирать, спасать народ или владельцев банков — решили спасать вторых. В результате долги двоих банкиров были взвалены на плечи всех налогоплательщиков в Латвии, всего — тринадцать миллиардов.

Еще есть "золотой" мост и здание СГД, построенное на "алмазной" земле. И закон о пенсиях, согласно которому одному пенсия — девятнадцать тысяч, другому — неполные девяносто евро. Кто-то всю эту схему спланировал, возмущается режиссер. У каждого преступления есть имя и фамилия.

Один из собеседников Бейнерте как-то пожаловался ей, что ничто так не подвело Латвию в последние годы, как надежда.

"И это не Бог нас кинул, настало время назвать настоящие имена тех, кто нас подвел", — по мнению автора, это даже не Лембергс, Шлесерс, Годманис, Ушаков, Шкеле или Калвитис, но Маммона, Эрос, Фортуна, Вакх, Люцифер — вечные жулики, которым мы служили верой и правдой.

"Что делать? Научитесь говорить хватит! Надо понять, что государство — это не несколько семей, которым мы легкомысленно позволили перенять власть, но все мы! И продолжать жить, медленно, но неотвратимо строя защитный вал против зла, чтобы не подпустить его к себе", — делится рецептом Бейнерте.

Система, однако

Близок к предыдущему оратору и ветеран латвийской публицистики Виктор Авотиньш, который в газете Neatkarīgā Rīta avīze рассуждает, почему в Латвии такая власть, какая она есть.

Раньше его учили, пишет автор, что в отрегулированной системе смена начальников является всего лишь формальностью, независимо от ранга. Однако нынешняя латвийская система слишком похожа на советскую. Например, ее изъян в том, что с профессиональной оценки она переключается на политическую и эмоциональную. Поэтому государственные институты становятся частью некоего "осьминога" или "пирамиды".

"Чего стоит процесс выборов глав СГД, БПБК и Национального совета по электронным СМИ", — подчеркивает Авотиньш. Именно в политической элите принято искать людей, которые не позволят этим конторам существовать как государственным, а не партийным структурам.

Свои мысли публицист подкрепляет цитатой из открытого письма, которое подписал его коллега Илмар Анцанс: "Создана […] система подрыва государства изнутри: политический, экономический, правовой и конституционный бандитизм в Латвийской Республике […] Власть имущие с псевдонациональными лозунгами создают качественную политически-криминальную группировку, глубина и ширина которой не поддается изучению".

Деньги и стетоскоп. Архивное фото - Sputnik Латвия
Латвийцы стали менее терпимыми к коррупции
Но если Анцанс связывает это с несоответствием закона о финансировании политических организаций нормам в области прав человека, то сам Авотиньш винит болезнь системы в целом. А именно: в госуправлении все меньше государственности и все больше корпоративности, корысти как таковой. Он также уверен, что народ распустил власть, поэтому власть такая, какую мы заслуживаем. Ведь даже свои гражданские обязанности мы делегируем ей, хотя ругаем ее. Удобно устроились. Мы не способны удержать в гражданском подчинении ни одну партию.

Увы, кроме самого общества нет никого, кто мог бы повлиять на происходящее. Это только в наших силах, пишет автор. Его радуют по разным поводам встреченные молодые, зрелые люди. Он видит в них позитивный, духовный, творческий, интеллектуальный, предпринимательский потенциал. Вопрос в том, почему этот потенциал не выражается политически? На вопрос об участи этих людей в политике, они реагируют явным отторжением. "Почему? Помогите найти ответ!" — завершает Авотиньш.

Новый афро-американо-латыш

Колоритный афроамериканец и гражданин США Джордж Стилс, который уже 23 года живет в Латвии и которого знают как музыканта, певца хора Gaudeamus, актера театра и сериалов, основателя общества AfroLat, преподавателя английского языка и правозащитника, 25 января стал гражданином Латвии, пишет Kas jauns.

В Латвию Джорджа привела любовь. Свою жену латышку Уллу Джорджс встретил в США, а потом они переселились в Латвию. У пары двое детей— 13-летняя Джония и восьмилетний Эрикс.

Вновь обращенный латыш еще год назад признавался в прессе: пока дети ходят в школу, семья останется жить в Латвии. Однако он не скрывал: здесь нелегко. И он боится, что агрессивности по отношению к темнокожим станет только больше.

Мартиньш Коссович (слева) и беженец из Эритреи Филмон - Sputnik Латвия
"Туда, где теплее": получивший работу в Риге беженец из Эритреи решил уехать из Латвии
"Я темнокожий, значит, я — чужой. Люди не хотят идти глубже  — что у меня семья, дети, что говорим мы на латышском… Не видят меня как человека, видят только цвет кожи… Многие говорят, что это не так, но я вижу и чувствую что так. Встречаются даже такие националисты, которые говорят, что это плохо, что я говорю на латышском языке, так как я говорю так плохо, что латышский язык деградирует", — сокрушается Стилс.

Однако он добавляет, что является афроамериканцем и гордится своей национальностью, своим цветом кожи и своими предками. Но в то же самое время уважает государство, в котором живет, и уважает людей, которые в нем живут.

Лента новостей
0