Боровковс: мы минируем поле, по которому ходить детям и внукам

© Sputnik / Sergey MelkonovПолигон Гайжюнай, Литва
Полигон Гайжюнай, Литва - Sputnik Латвия
Подписаться на
Yandex newsTelegram
По мнению Айварса Боровковса, в истории не было ни одного случая, когда два соседних народа так сильно ненавидели друг друга, что начали бы войну. За этим всегда стоят только амбиции правителей.

РИГА, 19 авг — Sputnik. Кто и зачем подталкивает латвийское общество к глубокому конфликту — рассуждает в интервью газете Neatkarīgā Rīta Avīze глава Латвийского общества юристов и просто неравнодушный и думающий человек Айварс Боровковс.

Валентин Роженцов - Sputnik Латвия
Наивные латвийские путешественники на Украине. От первого лица
Сейчас Европа существует в двух параллельных мирах. Первый – спокойный и привычный, в которой мы живем, ходим на работу. Во втором мы реально живем в условиях войны. Теракты в Европе — это партизанская война арабского мира.

И надо не бороться против терроризма, а прекратить войну. Но прекратить войну намного труднее, чем ее безответственно начать. После Второй мировой США и СССР всегда находились в состоянии войны, однако она проходила на чужих территориях.

Агрессивное настроение, которым наполнено общество, легко эксплуатировать. Годами нас нещадно пугали. И с помощью страха создали беспозвоночное пластилиновое общество, с которым можно делать все, что только заблагорассудится. Есть скверное чувство, что в публичном пространстве доминируют поиски врага. Власть это в полной мере использует. Образ врага рисуется постоянно, все ветви власти эту задачу постоянно обслуживают. В том числе и четвертая власть.

Лютеранская библия на латышском языке - Sputnik Латвия
Три вопроса о государственном языке
Врагом, к примеру, объявляют того, кто позволяет себе думать и высказываться иначе, чем большинство. Старая истина – как только человеку чего-то не хватает, он начинает искать, кто у него это что-то отнял. Начинает искать того, кто как-то от него самого отличается – национальностью, вероисповеданием, материальным положением.

Например, Нил Ушаков – априори плохой, потому что он – русский, а совсем не потому, что он плохой (или хороший) мэр. По-моему, Рига стала более латышской именно в его время… Я в Латвии знаю много русских, патриотизм которых глубже, чем у иных латышей и которые говорят, что им противно это государство. Многие русские не говорят по-латышски не потому, что не знают языка, а потому, что это одна из форм протеста. Если мы – неприятели, тогда мы с вами и не будем говорит на латышском!

Центр государственного языка занимается своим PR-шоу, штрафуя Ушакова за общение в Facebook на латышском и русском. Но в это же самое время в Вецриге полно магазинов, названия которых – на английском. Все эти amber shop, hotel, cafe. Гуляя по Старой риге, невозможно понять, что это за город?

Двойственное отношение к языку заметно уже с 1991 года. У нас даже те латыши, что вернулись из России, как-то менее ценны, чем те, что возвратились с Запада. Но в основе всего – результат ограниченной политики. В государстве создано двуязычие и двухобщинное общество.

Кокетничать в публичном пространстве с такими вещами, как язык, патриотизм – безответственно, если не сказать грубее. Уровень манипуляции публикой показала российско-украинская война, в ходе которой два славянских народа бьют друг дружку в сопровождении жуткого "словесного лая".

Двойственно отношение и к Второй мировой войне. Много говорится о преступлениях нацистов или Красной армии. Почему никто не говорит о преступлениях союзников? Об абсолютно бессмысленной бомбардировке Дрездена, о двух атомных бомбах в Японии?

Водитель в кабине грузовика - Sputnik Латвия
Французские иммигранты нападают на латвийских дальнобойщиков
Всегда в ходу отговорка: "По-другому действовать не могли, так было нужно". Да прекратите! Сейчас говорят – мы по-другому не могли, поэтому вторглись в Ирак. Этот лживый тезис вбили в людские мозги, а некритичные СМИ помогают ему там удерживаться.

Толпой легко манипулировать и это опасно. Я не знаю ни одного случая в истории, когда два соседних народа так сильно ненавидели друг друга, что начали бы войну. За этим всегда стоят только амбиции правителей.

Тот, кто пытается всех стравить, комфортабельно живет на своей стороне океана и смотрит, как слабеет Европа, как становится менее мощной Россия, основательно разрушен Ближний Восток. Но стоит тебе только сказать что-то такое, как на тебя навешивают бирки: ты кремлист, ты дурак, гомофоб, ксенофоб, отсталый невежа и т.п.

Война – это бизнес. И чем больше нагнетается военный психоз, тем больше выигрывает бизнес и обслуживающие его политики.

Создается конфликт, которого не пожелаешь ни себе ни другим. Мы минируем поле, по которому ходить нашим детям и внукам. Каждый день рядом, на Западе, погибают десятки невинных человек, что нам преподается, как статистика. Мы становимся соответчиками в этом процессе.

Лента новостей
0