Русские художники Латвии: обратная сторона популярности

© Sputnik / Oksana DzadanДоктор искусствоведения Гинта Герхарде-Упениеце
Доктор искусствоведения  Гинта Герхарде-Упениеце - Sputnik Латвия
Подписаться на
Yandex newsTelegram
Sputnik попросил об интервью Латвийский Национальный художественный музей, чтобы понять, почему среди большой экспозиции недавно отремонтированного музея не хватило места множеству известнейших русских художников Латвии.

Открытие Латвийского Национального художественного музея вызвало не только интерес публики, но и недовольство русской общины, когда выяснилось, что в постоянной экспозиции нет картин русских художников. О сути новой концепции и планах музея на будущее Владимиру Дорофееву рассказала руководитель департамента визуального искусства музея доктор искусствоведения Гинта Герхарде-Упениеце.

Открытие Национального Художественного музея - Sputnik Латвия
Музей этнически чистой культуры
Каждая выставленная картина отражает внутренний мир владельца, каждый семейный портрет, выставленный на обозрение, демонстрирует значимую для семьи черту: любовь, строгость, отрешённость, внимание. У каждого лица своя эмоция, и каждое важно для семьи. В этом смысле государственные музеи — это своеобразная портретная галерея нации (в самом широком значении этого слова).

- Для начала позвольте поздравить с вновь открытым музеем, очень красивым и увеличившим свои залы, а также с гигантским интересом общества к новой экспозиции музея. Трудно было справиться с интересом публики?

— О, да! Хотя это прекрасно, это то, для чего мы работаем. Но поток был просто огромным. За первых пять дней музей посетило 25 тысяч человек. Музейные залы, привыкшие к паре любителей живописи одновременно, были наполнены, как павильоны рынка.

© Sputnik / Оксана ДжаданОткрытие Национального Художественного музея
Открытие Национального Художественного музея - Sputnik Латвия
Открытие Национального Художественного музея

Люди шли бесконечной чередой. Конечно, это здорово, но, по-моему, в такой толпе трудно насладится искусством. Поэтому многим, наверное, придется прийти еще раз. Все же музейные залы без толкучки производят совсем иное, более благоприятное впечатление.

- Скажите, как так получилось, что среди представленных работ была всего лишь одна русская фамилия?

— Ну, во-первых, она все-таки была. Александра Бельцова — это замечательный представитель латвийского ар-деко. Кто ее вообще не заметил, кто увидел одну картину, кто две… В экспозиции выставлено четыре ее картины, и скажу, что далеко не все именитые художники могут похвастаться таким количеством выставленных работ.

© Sputnik / Oksana DzadanДоктор искусствоведения Гинта Герхарде-Упениеце
Доктор искусствоведения Гинта Герхарде-Упениеце - Sputnik Латвия
Доктор искусствоведения Гинта Герхарде-Упениеце

Также имеет смысл упомянуть известного петербуржского художника Владимира Маркова, в Латвии известного как Волдемарс Матвейс, и под этим именем выставленного в нынешней экспозиции. А во-вторых, самые ценные работы русских художников, которые принадлежат музею, согласно новой концепции, решено выставлять в нынешнем музее зарубежного искусства, то есть в Бирже. Там на временных выставках будут появляться и Айвазовский, и Шишкин, и Маковский, и другие великие художники, подарившие картины нашему музею. Рериху недавно решили предоставить помещение под постоянную экспозицию.

- Но как же латвийские академики Виноградов, Высоцкий, Антонов? Как же рожденные и выросшие в Латвии Климов и Юпатов? Они разве не являются частью именно латвийской живописи?

— Безусловно являются. Вы знаете, с русскими латвийскими художниками сыграла злую шутку их популярность. Картины русских художников уже несколько лет экспонируются в бирже, Латвийский Национальный художественный музей вывозит их на международные выставки.

С этими словами Гинта протягивает мне роскошные альбомы русской живописи с картинами из коллекции музея.

Посетитель рядом с картиной Портрет отца художника Святослава Рериха - Sputnik Латвия
Выставка "Николай Рерих и Латвия" начинает работу в Петербурге
Один из альбомов называется "Правда и Красота". Он посвящён итальянской выставке картин русских художников из нашего художественного музея. Закладкой в этом довольно толстом альбоме с твердой обложкой служит двойной цветной газетный листок, на котором все четыре страницы посвящены этой выставке. Таких альбомов, посвящённых разным выставкам, несколько. Некоторые картины из альбома я узнаю, но только некоторые.

— Вот например, сейчас в бирже выставлен Богданов-Бельский. Выставлялись коллекции "золотой век русской живописи" и "серебряный век русской живописи". Русские латвийцы частенько становятся частью экспозиций русской (то есть для нас иностранной) живописи в целом. Они, говоря словами поэта, "принадлежат двум мирам". В определенном смысле, они везунчики.

- Но разве это правильно, когда работы русских латвийцев выставлены отдельно, а латыши отдельно? Разве музей не становится мононациональным и не отражающим суть нашей мультинациональной страны?

— Это не было нашей целью. Конечно, русские латвийцы — часть нашей культуры, равно как и балтийские немцы, которые имеют гораздо больше общего с латвийской и русской живописью, чем с германской, и которые, кстати, выставлены в нашей экспозиции, рассказывающей о начале латвийской живописи.

- Но, по-хорошему, место русских мастеров кисти тоже где-то рядом…

— Они и могут появиться здесь — во время следующего формирования постоянной экспозиции, которое будет через пять лет. Если прежде постоянные экспозиции могли жить двадцать-тридцать лет, то нынешние — в несколько раз короче. Но пробиться будет непросто – коллекции музея очень богаты. Мы просто физически не можем выставить все, банально не хватит места.

Основная задача нынешней постоянной экспозиции — показать зрителю те пласты латвийской живописи, которые прежде не были представлены в постоянных экспозициях.

Джема Скулме, Мая Табака, Борис Берзиньш, целое поколение художников, служившее символами своей эпохи, оставившее след не только в картинах, но и в учениках, ранее не было представлено в постоянных экспозициях музея.

Открытие Национального Художественного музея - Sputnik Латвия
Эксперт: разделить русское и латышское наследие нельзя
Вообще, старая концепция постоянной экспозиции не замечала ничего, что происходило в латвийской живописи после 1940 года. Мы жили с опозданием почти в 80 лет! Сколько стилей сменилось, сколько идей… То, что уже давно стало историей, для постоянных экспозиций будто и не существовало!

- Извините за некорректный вопрос, но не могу не задать. Наши читатели интересуются, в сохранности ли картины, которые были убраны из экспозиции? Не проданы ли они?

— Это же просто невозможно! Это запрещают законы! Попробую объяснить: у музея существуют три класса картин: основная коллекция, вспомогательная и обменная. По закону расставаться музей может только с картинами из обменной коллекции. Эти произведения искусства можно менять  на другие, из коллекций других музеев. Обмен можно производить только с разрешения министерства культуры, по каждому отдельному произведению. Те картины, что были ранее выставлены в постоянной экспозиции, обмену не подлежат.

- Насколько велики шансы у картин русских живописцев Латвии войти в постоянные экспозиции музея?

— Шансы есть. Но экспозиция, тем более постоянная — это не склад, и уже давно не выставка всего, что только можно. Это рассказ. Сегодня это повествование об истории латвийской живописи, с упором на то, что ранее было скрыто, не представлено, и с учетом того, что русские картины как раз-таки широко известны зрителю. Через пять лет концепция изменится. Но гарантий, что именно картины русских мастеров будут появляться из запасников, я дать не могу — это решат авторы будущей постоянной экспозиции и, в немалой степени, интерес публики.

Мечта о двух разворотах. Послесловие

Полагаю, что существенная доля вины в том, что большей части русских художников нет в основной музейной экспозиции, лежит на нас, русских Латвии. Я никогда не видел, чтобы какой-нибудь выставке русских художников наши газеты, подобно итальянским, посвящали два разворота, с фотографиями во всю страницу. Для латышей национальная живопись имеет очень важное, даже сакральное значение – она служит подтверждением того, что нация существовала, что латыши жили, думали, чувствовали. Но если русская живопись в контексте латвийской никак не представлена в музейном собрании, нас как будто и не было ни в годы первой Латвийской независимости, ни в новой свободной Латвии. А мы были.

Русская община расколота: для одной ее части важно быть вместе с латышами, а значит, важно, чтобы картины были выставлены вместе, для другой части предпочтительнее культурное гетто. Выселили русские картины из Национального музея? И славно. Будете их выставлять в другом отдельном от латышей месте? Чудесно! Руки прочь от нашего "русского Гарлема"!

© Sputnik / Oksana DzadanОткрытие Национального Художественного музея
Открытие Национального Художественного музея - Sputnik Латвия
Открытие Национального Художественного музея

Сейчас, благодаря вниманию, привлеченному волной в соцсетях, у русских художников, работавших в Латвии, может появиться шанс занять подобающее место в контексте латвийской культуры. Но этого точно не произойдет, если выставочные залы с картинами русских художников будут пусты. Особенно сегодня, когда накопленный художественный материал многократно превосходит возможности экспозиций.

Скажу проще: если нам не интересны наши художники, то их увидит другая публика, глубже интересующаяся русской живописью. В Италии, во Франции, в России, наконец, но только не у нас, на их родине, в Латвии. Не такая уж и редкая история.

Лента новостей
0