Удалённый ремонт, или Šuves labi

© Sputnik / personal archiveЕкатерина Касьянова
Екатерина Касьянова - Sputnik Латвия
Подписаться на
Yandex newsTelegram
Современный мир высоких технологий позволяет делать если не всё, то очень многое, практически не выходя из дома. Мы работаем, общаемся, учимся, совершаем покупки «на удалёнке». Почему бы не сделать ремонт в нашей рижской квартире, находясь в Москве, подумала Катя Касьянова.

Работа предстояла небольшая: всего лишь перекрасить стены из доставшегося нам весёлого желтого в ещё более весёлый белый, выложить одну из стен декоративным кирпичом и кое-что ещё по-мелочи.

Рабочие, можно сказать, нашли меня сами: осенью, перед началом сезона холодов, мне позвонили из управляющей компании и попросили срочно открыть квартиру: рабочие, которые сдавали дом, кажется, забыли прикрутить батареи в нашей квартире, и теперь, пока не проведут проверку, весь дом будет без отопления.

Зимний пляж в Юрмале - Sputnik Латвия
Несколько слов о погоде

Нести ответственность за здоровье всех новых соседей не хотелось, пришлось в спешном порядке лететь в Ригу прикручивать батареи.

Ребята из управляющей компании вызывали доверие, и я попросила их помочь с небольшим ремонтом: они согласились предоставить нам бригаду рабочих, мы согласовали смету и я со спокойной душой улетела в Москву.

Сначала всё шло по плану: прораб отчитывался о проделанной работе, присылал фотосвидетельства. Также он был готов принять доставку нескольких предметов мебели, заказанных нами. В день доставки я получаю: "Хьюстон, у нас проблемы! В вашем подъезде сломался лифт (но это не мы виноваты!), на доставке дедушка лет восьмидесяти, который чудом доехал вообще, но наши доблестные рабочие готовы всё поднять и собрать за 450 евро".

На пятый этаж. Несколько тумбочек из Икеи. За 450 евро. Я уже готова была лететь сама поднимать на этаж эти свои тумбочки, но прораб согласился сделать всё сам по загадочному тарифу "сколько не жалко".

"Повезло же мне с прорабом", — думала я. Прораб тоже думал, что мне с ним повезло, поэтому немедленно перешел на "ты", стал слать смайлики, "приветкакдела" и дурацкие стишки.

Близились рождественские каникулы, рабочие стали всё чаще выпивать, и всё и реже выходить на объект. В конце концов, мы приняли, всё, что было готово и распрощались с ними. Ремонт теперь будет продолжаться только под нашим неусыпным контролем.

Путешествие - Sputnik Латвия
Трудности перевода, или Нужен ли мне мешочек

Вернуться к этой задаче мы смогли только несколько месяцев спустя — не отпускали московские дела. Из работ оставалась только кирпичная стенка. Мы тогда совершенно никого не знали в Риге, посоветоваться при поиске новых рабочих нам было не с кем. Помог, как всегда, интернет: мы позвонили по наиболее понравившемуся объявлению и, полагаясь исключительно на удачу, пригласили рабочих на встречу.

Приехал бойкий прораб, осмотрел фронт работ, поинтересовался, какие нехорошие люди красили нам стены и вообще строили дом, озвучил цены и сроки и пообещал, что всё будет сделано в лучшем виде недели за две.

"У нас есть гениальный плиточник! Он работает очень медленно, но очень хорошо", — воодушевил нас прораб.

Мы согласились. Оставалось только выбрать и купить кирпич на наш вкус. Это было не так просто, как казалось: мы хотели красивый, а прораб и гениальный плиточник — удобный в укладке.

Им совершенно не хотелось возиться со швами — будет много грязи, работа затянется. Мы все вместе ездили по магазинам, пытались найти компромисс, наши рабочие постоянно обсуждали пресловутые швы: "Šuves-šuves-šuves…" только и было слышно. Наконец, наш гениальный плиточник сдался: "Šuves labi, хэр бы с ним!" Так кирпич был выбран, а мы выучили новое латышское ругательство.

Спустя пару дней мой муж улетел работать в Москву, а в нашем доме завелся Оскар. Он приходил рано утром, шёл прямиком на кухню, включал чайник и заваривал себе кофе. Потом он выходил с кружкой на балкон и любовался нашим видом минут двадцать. Работа творческая, ему необходимо вдохновение — думала я и не мешала, боясь спугнуть.

Он выкладывал один ряд и снова шел созерцать вид; потом еще немного работал — и обед. К счастью, послеобеденный сон ему не требовался, но ближе к вечеру он задерживался на балконе всё дольше: у нас очень красивые закаты.

Это продолжалось почти полтора месяца. Я настолько привыкла к такому порядку вещей, что иногда варила Оскару кофе и перестала ревновать к нему свой вид с балкона. Нашу идиллию периодически нарушал прораб: он приезжал проверить работу, слегка подогнать Оскара и пообещать мне, что осталось потерпеть дня два-три. Через три дня назначался новый срок и так далее.

Наконец, всё было готово: прораб сдержал обещание — очень медленно, но очень хорошо. Наш дом приобрел свой законченный вид, наполнится мебелью и уютом. Первое время только слегка не хватало Оскара. Наверное, это стокгольмский синдром. 

Лента новостей
0