13:48 14 Мая 2021
Прямой эфир
  • USD1.2081
  • RUB89.4671
  • RUB89.7244
Колумнисты
Получить короткую ссылку
1325

Балтийские страны, по сути, перешли в режим предвоенного времени, когда любые контакты с иностранцами из враждебных государств приравнены к преступлению

Так совпало, что в один и тот же день в России и Эстонии суды решали вопрос о мере пресечения для двух известных людей: адвоката Ивана Павлова и юриста-правозащитника Сергея Середенко. Но насколько различен резонанс! О деле Павлова не пишет только ленивый, о процессе над Середенко сообщают лишь три-четыре портала.

Все происходящее в России, что может быть интерпретировано как нарушение прав человека, мгновенно становится объектом мощнейшей информационной раскрутки. Преследования русских активистов в балтийских странах не получают и сотой доли такого внимания. Обнадеживающим исключением стало дело преследуемых в Латвии журналистов "России сегодня", но исключение, как известно, лишь подтверждает правило.

В Латвии подозреваемому легче заткнуть рот

Многие российские граждане, включая сотрудников СМИ, искренне уверены, что правовая система в республиках Прибалтики ближе к условному демократическому идеалу, чем в России. Все-таки страны Евросоюза, известного своими высокими стандартами в сфере прав человека… Но давайте взглянем в лицо фактам.

Не будем ходить далеко за примерами. Вот адвокат Павлов — в чем его обвиняют? В том, что, будучи предупрежден о неразглашении, разгласил данные предварительного следствия (насколько я понял, речь идет о деле Ивана Сафронова). И в России, и в Латвии следователь имеет право брать у адвоката подписку о неразглашении. В уголовных кодексах обеих стран есть соответствующие статьи, карающие за разглашение: 310-я в РФ и 304-я в ЛР. Максимальное наказание одинаковое: три месяца ареста.

Но есть и принципиальное различие. В Латвии подписку о неразглашении можно взять у подозреваемого или обвиняемого, а в России — нельзя. На этот счет существует четкое определение Конституционного суда РФ от 21.12.2004 года http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_52835/ То есть, заткнуть рот человеку, находящемуся под следствием, в Латвии проще, чем в России.

Кроме того, в 2017 году были внесены изменения в УПК РФ, которые обязывает следователя указывать конкретные сведения, не подлежащие разглашению. Не огульно все материалы предварительного расследования, а только конкретные сведения, и это должно быть мотивировано.

В Латвии же мы сталкиваемся с полной размытостью этого требования: никто толком не знает, что можно разглашать, а что нельзя. Что, естественно, дает преимущества следствию, поскольку оно может любую ситуацию истолковать в свою пользу.

Еще два месяца в эстонской тюрьме

Другой пример. Сергей Середенко уже два месяца находится за решеткой, и состоявшийся на днях суд продлил арест еще на два месяца. При этом ему запрещены любые контакты с "волей": бумажная и электронная переписка, телефонные разговоры, свидания с друзьями и родственниками. Разрешено контактировать лишь с адвокатом и государственными учреждениями.

И это вовсе не произвол следователя или тюремного начальства. Такая мера пресечения — полная изоляция подозреваемого — предусмотрена эстонским законодательством. Насколько мне известно, в российском УПК такой меры нет: может быть запрещено общение с конкретными лицами (как правило, проходящими по тому же уголовному делу), но не контакты с внешним миром как таковые.

Конечно, на практике случается всякое. В любой стране следователь будет стремиться тем или иным способом ограничить возможности подозреваемого защищать себя. Я хочу лишь развеять миф о мнимом превосходстве прибалтийских стран над Россией в вопросах, связанных с правами человека.

Контакты с Россией — преступление

Поскольку Сергей Середенко надежно изолирован в эстонской тюрьме, мы обладаем минимумом информации по его уголовному делу. Известно, что он арестован по статье 235 прим Пенитенциарного кодекса Эстонии. Статья, что называется, с большим радиусом действия и, если формулировать коротко, карает за любые контакты с иностранным государством, которые спецслужбы сочтут опасными для Эстонии. Под иностранным государством подразумевается, понятно, Россия.

Аналогичные статьи есть в Латвии и в Литве, за ними закрепилось общее название — шпионаж-лайт. Приняты они были с понятной целью: прижать тех, кого местные власти считают российской "пятой колонной". Таких людей нереально привлечь за шпионаж: да, они сотрудничают с российскими государственными и негосударственными организациями, но никаких секретных сведений не передают.

Поэтому и потребовались такие расплывчатые статьи, криминализирующие любые деловые или гуманитарные контакты с Россией. Предполагаю, что Середенко предъявили что-то подобное: например, книгу, напечатанную на средства российского фонда, или присутствие на каком-нибудь форуме, где была принята резолюция, осуждающая дискриминацию русских в Прибалтике.

По сути, балтийские страны перешли в режим предвоенного времени, когда любые контакты с иностранцами из враждебных государств приравнены к преступлению.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

По теме

"Связи с Середенко нет, знаем только статью": таллинцы пикетируют прокуратуру
Корен: Палецкиса пытаются уничтожить в литовской тюрьме
Пандемия развязала руки прибалтийским спецслужбам: кто заступится за журналистов
СГБ Латвии провела обыски у русскоязычных журналистов Яковлева и Линдермана

Главные темы

Орбита Sputnik