11:38 08 Марта 2021
Прямой эфир
  • USD1.1938
  • RUB88.8807
Колумнисты
Получить короткую ссылку
На голубом газу (300)
1448

Господа антироссийские политики могут хоть из окон прыгать с криками "Русские танки идут!" – газовым компаниям до этого дела нет, газа в Baltic Pipe от лютой антироссийской злобы больше не станет

Магистральный газопровод Baltic Pipe достаточно часто становится предметом обсуждения как в европейских, так и в российских СМИ, но крайне редко речь заходит о том, что этот МГП является не неким отдельным проектом, а составной частью проекта более масштабного, пишет Борис Марцинкевич на Sputnik Литва

Да, эта магистраль действительно должна соединить газовые системы Дании и Польши, но ведь в сухопутной части Дании газовых месторождений нет, а территория Польши не является конечной точкой маршрута Baltic Pipe. Строительство этого МГП финансирует Еврокомиссия – и это еще один факт, доказывающий, что Baltic Pipe не является проектом исключительно двух государств, Дании и Польши. В ЕС действуют вполне определенные правила, согласно которым финансировать инфраструктурные проекты из общего бюджета ЕК имеет право только в том случае, если проект отнесен к региональным, а к региональным относятся только те, в которых участвуют не менее трех государств – членов ЕС.

Литва третьей стала

У Дании нет сухопутных месторождений газа, месторождение Tyra в ее секторе Северного моря используется для обеспечения этим ресурсом потребителей самой Дании и потребителей Голландии. "Поделиться" газом оттуда у Дании никакой возможности нет, то есть ресурсным источником Baltic Pipe физически может быть только тот газ, который добывается вне Дании. И это действительно так: планируется, что газ будет поступать из норвежского сектора Северного моря, и для того, чтобы это произошло, ведется строительство нового морского газопровода – его маршрут начинается в Северном море и заканчивается на побережье Дании.

Baltic Pipe будет начинаться на балтийском побережье Дании, для этого газопровод Северное море – Дания получит сухопутное продолжение по маршруту от одного побережья этой страны до другого. Итого: если мы говорим о Baltic Pipe, то подразумеваем строительство еще двух газовых магистралей. Но и в этом случае у ЕК не появляется возможности открыть финансирование проекта из общего бюджета ЕС – требуется, чтобы в проекте участвовала еще хотя бы одна страна, входящая в ЕС. Именно с этой целью в проект была включена Литва, и ЕК получила возможность на 60 процентов профинансировать строительство сухопутного продолжения Baltic Pipe. Этим продолжением стал магистральный газопровод GIPL, Gas Interconnector Poland Lithuania, который должен соединить газовые системы Польши и Литвы.

При этом в ЕК прекрасно осведомлены о том, что еще с начала 1970-х газовые системы на тот момент советских республик Прибалтики, а теперь независимых и суверенных государств Балтии объединены системой магистральных газопроводов "Сияние Севера". Теоретически и практически природный газ, поступивший в Литву из Польши, может быть доставлен до Эстонии по трубопроводам, построенным во время СССР. Таким образом, финансируя строительство газовых магистралей из Северного моря до Дании, от одного побережья Дании до другого, от Дании до Польши и от Польши до Литвы, Еврокомиссия обеспечивает связность газовых систем не трех, а пяти государств.

Это обстоятельство настолько привлекательно с политической точки зрения, что ЕС закрывает глаза на экономическую составляющую проекта: европейские СМИ вот уже несколько лет не устают рассказывать, что Baltic Pipe обеспечит независимость сразу пяти государств – членов ЕС от "крайне агрессивного российского природного газа, содержащего молекулы злобного тоталитаризма". Звучит настолько злободневно и "жестко", что гипнотическое давление антироссийски настроенных политиков Польши и стран Прибалтики только усиливается, а рефрен о "надвигающемся неизбежном проигрыше "Газпрома" удачливым конкурентам" все повторяется и повторяется. В пылу азарта ЕК профинансировала на 75 процентов строительство еще одного магистрального газопровода – Balticconnector, который был введен в эксплуатацию 1 января 2020 года и соединил газовые системы Эстонии и Финляндии.

Вот теперь схема новых магистральных газопроводов, в которой Baltic Pipe является не "вещью в себе", а лишь одной из составляющих видна целиком и полностью. Из норвежского сектора Северного моря – в Данию, через всю ее территорию – на берег Балтийского моря, по его дну – в Польшу, далее по суше в Литву, затем в Латвию и Эстонию, снова по дну Балтийского моря – до территории Финляндии. Эффектно, не так ли?

Норвегия, Дания, Польша, Литва и далее по списку

А теперь попробуем поискать в этой затее, которую громогласно называют "европейской альтернативой "Газпрому", крупицы экономической выгоды для всех участников. Норвежская государственная компания Equinor, ведущая добычу газа в Северном море, в этом проекте не участвует – у нее и так достаточно потребителей, действующих в других европейских странах. Мало того, вот уже несколько лет Equinor не может увеличить объем добычи: вновь открываемые газовые месторождения покрывают снижение объемов добычи на месторождениях, находящихся на поздних стадиях выработки. Чтобы решить эту проблему, польская нефтегазодобывающая компания PGNiG в течение нескольких последних лет выкупала акции в добычных проектах Equinor. Результат этой работы PGNiG подвела в 2019 году: когда проходила процедура open season, аукцион на транзитные мощности будущего Baltic Pipe, польская компания забронировала 85 процентов этих мощностей.

Можно сколько угодно повторять, что мощность Baltic Pipe составляет десять миллиардов кубометров в год, но факт того, что до 2029 года в него будут поступать только 8,5 миллиарда кубометров, от этого не изменится. Equinor не возражает – ей все равно, кто и где будет выкупать добываемый ею газ. Желает это делать польская PGNiG – никаких проблем, желание клиента – закон. Норвежцы не беспокоятся по поводу того, что из-за этого не выполнят обязательства перед своими традиционными европейскими партнерами – дело в том, что своповые поставки между Equinor и "Газпромом" выполняются далеко не первый год. Если утрировано: тем, для кого у Equinor не хватит голубого топлива, газ поставит российский концерн, с которым рассчитается не конечный заказчик, а Equinor. Этот секрет Полишинеля объясняет, по какой причине "Газпром" и Россия не возражают против реализации "меридионального европейского газового проекта": не будут покупать российский газ компании Польши и Прибалтики – купит Equinor, от перемены мест слагаемых сумма не изменится. Договор о поставках российского газа между "Газпромом" и польской PGNiG заканчивается в конце 2022 года, с этого момента PGNiG может спокойно, не нарушая никаких условий контракта, покупать газ у Equinor.

Газопроводы курильщиков

Вот только при этом сами руководители PGNiG вынуждены признавать, что с 1 января 2023 года в Baltic Pipe их компания может обеспечить поступление не более трех миллиардов кубометров. Желания политиков – это замечательно, только у Equinor есть план работы, график ввода в эксплуатацию новых месторождений, график строительства газопроводов до территории Дании. Так что господа антироссийские политики могут хоть из окон прыгать с криками "Русские танки идут!" – газовым компаниям до этого дела нет, газа в Baltic Pipe от лютой антироссийской злобы больше не станет.

При этом литовская компания Amber Gird, ведущая строительство GIPL, прорываясь сквозь морозы и пандемию COVID-19, стремится четко соблюдать график строительства – этот газопровод должны завершить к концу 2021 года. Пожелаем литовским газовых дел мастерам удачи, но вынужденно процитируем анекдотическую "мудрость": "Это невозможно понять, это нужно запомнить". Baltic Pipe планируют построить к концу 2022 года. GIPL завершат в конце 2021-го, Baltic Pipe – в конце 2022-го. Для чего торопятся литовские газопроводчики, с точки зрения логики, с точки зрения здравого смысла понять непросто – возможно, получили удовольствие, в течение года любуясь на Балтийское море, стоя не на своем берегу, а на польском.

Впрочем, этот случай далеко не самый уникальный, есть куда более вопиющий пример. Еще разок: газ собираются добывать в Северном море, потом привезти его в Данию, из нее в Польшу, затем в Литву, в Латвию, в Эстонию и в Финляндию. По планам Данию и Польшу соединят морской газовой трубой в конце 2022 года. А вот Balticconnector уже в строю, его приняли в эксплуатацию 1 января 2020-го. И все это не анекдот, а суровая реальность, в которой ЕС прокладывает газовые магистрали не от месторождения к конечным потребителям, а от конечных потребителей – к месторождению.

Добавим к этому театру абсурда еще несколько "вишенок на торте": Финляндия, Эстония и Латвия на день сегодняшний весь свой газ получают от "Газпрома", то есть напрямую от производителя. Когда ЕС достроит все эти трубопроводы, что это даст той же Финляндии? Возможность покупать не российский газ, а газ, добытый польской компанией в норвежском секторе Северного моря. Очевидно, что без прибыли PGNiG продавать газ финнам не будет. Очевидно, что в цену поставки будут включены транзитные платежи за транспортировку через территорию Дании, за прокачку по Baltic Pipe, за транспортировку по территории Польши, по GIPL, по трубопроводам на территории Литвы, Латвии, Эстонии и, наконец, по Balticconnector. Кто-то всерьез рассчитывает, что конечная цена каким-то образом может оказаться выгоднее цены "Газпрома" и обрадованные финны в восторге начнут покупать именно норвежско-датско-польско-литовско-латвийско-эстонский газ? Европейский газовый проект – бессмысленный и беспощадный.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Тема:
На голубом газу (300)

По теме

Рыков: Польша делает вид, что не нуждается в российском газе, но забирает его по реверсу
Юшков оценил шансы Польши обойтись без российского газа
Ни цента не вложила: Польша хотела устроить "газовый передел", а заработала на этом Латвия
"Газпром" делает дороже газ для Польши: чем ответит Варшава?

Главные темы

Орбита Sputnik