20:01 19 Октября 2019
Прямой эфир
  • USD1.1144
  • RUB71.3066
Кружки на на нацистской ярмарке в Валге

"Профессия - смерть": книга о точке невозврата для палачей из СС

© Sputnik / IGOR MEIDEN
Колумнисты
Получить короткую ссылку
2471

Приходилось выбирать - или лютый голод, непосильный труд, побои, унижения, словом, прямую и короткую дорожку к смерти, или вполне сытную и относительно безопасную жизнь. Сопряженную, правда, с "нервной" работой

Рецензии на книжные новинки - не мой профиль, но тут особый случай. Российское издательство "Пятый Рим" выпустило книгу израильского историка Арона Шнеера "Профессия - смерть". Книга рассказывает об учебном центре СС "Травники", где готовили охранников и палачей для концентрационных лагерей и лагерей смерти. Контингент набирался в основном из числа советских военнопленных, согласившихся сотрудничать с немцами.

Коротко об авторе. Арон Шнеер родился в Лудзе в 1951 году. Окончил историко-филологический факультет Даугавпилсского педагогического института и исторический факультет Латвийского университета. С 1990 года живет в Израиле.

Четыре десятилетия поисков

Травники - городок в Польше, недалеко от Люблина. В конце июля 1944 года Красная армия освободила эту территорию. Наступление было столь стремительным, что эсэсовцы не успели уничтожить или вывезти документы. Так в руки СМЕРШ попала картотека примерно с пятью тысячами фамилий тех, кто прошел обучение в центре.

И начался растянувшийся на сорок с лишним лет поиск карателей. Не случайно автор, не убоявшись критических стрел либеральной общественности, посвятил свой труд "сотрудникам НКВД, СМЕРШ, МГБ, КГБ, еще живым и уже ушедшим в мир иной, которые до конца 80-х гг. разыскивали немецких пособников".

Было проведено около 150 судебных процессов над травниковцами. Последний из них состоялся в июне 1986 года в Симферополе. Подсудимого Федора Федоренко приговорили к смертной казни.

Кстати, одним из свидетелей по делу Федоренко был рижанин Николай Лейч, тоже травниковец, служивший в Треблинке. В 1948 году его осудили на 25 лет исправительно-трудовых лагерей, но уже в 1955 году освободили по амнистии. О нем известно, что в 1970-х работал машинистом-оператором на заводе "Спецдеталь" в Риге. В книге приведены свидетельские показания сослуживцев о самом Лейче: "бывший военнослужащий Красной армии […] служил в лагере с марта 1943 г. обервахманом […] принимал активное участие в расстрелах и истязаниях заключенных в лагере".

Вода, смешанная с кровью

На руках травниковцев немыслимое количество крови. Их участие в массовых казнях зафиксировано во множестве документов. Вот, например, запись из немецких источников, которую цитирует автор книги (немцы называют травниковцев — Hiwis). С немецкой педантичностью и характерным вниманием к деталям описывается одна из акций по уничтожению евреев в Польше.

"В 7 утра немецкие офицеры получили инструкции об очистке еврейского квартала и сборе евреев во дворе школы. Стрелять во время операции будут Hiwis из Травников. […] Евреев загоняли в могилу по наклонной, уходящей в яму, с трех сторон которой были насыпи. Пьяные Hiwis вначале начали стрелять в евреев при спуске в могилу. В результате тела евреев, убитых вначале, заблокировали склон. Пришлось нескольким евреям войти в яму и очистить вход-спуск от мертвых тел, после этого евреев стали загонять в яму большими группами. Hiwis заняли свои позиции на трех склонах и стали стрелять. По мере стрельбы могила наполнялась. Евреям, которых после этого загоняли в яму, приходилось карабкаться по телам убитых ранее, могила была наполнена трупами почти до краев. Hiwis, часто с бутылкой в руке, спускались в яму, так как была опасность упасть со склона в могилу. Вместе с ними спустился один офицер СД и точно так же, как и Hiwis, стрелял прямо в яме. […] Грунтовые воды, смешанные с кровью, начали подниматься в яме до такой степени, что скоро Hiwis стояли в ней по колено. Количество стрелков постоянно уменьшалось, поскольку один за другим Hiwis впадали в пьяный ступор. После этого приказ стрелять получили немецкие полицейские […] После того, как Hiwis отдохнули и освободились от оцепенения, они вновь возобновили стрельбу вместо немецких полицейских. Расстрел был закончен около 7 вечера".

Палачами не рождаются

"Профессия - смерть" Арона Шнеера - фундаментальное историческое исследование, основанное на обработке и осмыслении огромного объема информации, в том числе эксклюзивной. Нереально в формате статьи даже бегло пересказать содержание книги. Не буду и пытаться. Остановлюсь лишь на одном моменте, который меня зацепил и заставил размышлять.

Почему люди шли в палачи? Из фактов, приведенных в книге, следует, что подавляющее большинство травниковцев не были фанатиками, идейная мотивация не играла особой роли в их выборе. Не были они и патологическими убийцами. Те из них, кто избежал (временно) возмездия, успешно интегрировались в советскую реальность, стали рабочими, служащими, даже начальниками. Сбежавшие на Запад тоже вели обыкновенный образ жизни. Маньяков, для которых убийство стало бы биологической потребностью, среди них не замечено.

Главный мотив перехода на сторону врага - желание выжить любой ценой. И тут мы касаемся темы, которой посвящена другая книга того же автора - "Плен". О трагической судьбе советских военнопленных.

Точка невозврата

Если геноцид, осуществлявшийся нацистами в отношении евреев, стал неоспоримым юридическим фактом, то массовое уничтожение советских военнопленных такой же однозначной оценки не получило. Хотя цифры говорят именно о преднамеренном уничтожении.

Не менее 5 миллионов военнослужащих Красной армии оказались в немецком плену, из них 3,3 миллиона погибли. Ни на какие "побочные эффекты" войны такую запредельную смертность списать нельзя. Тем более, что речь идет в основном о молодых людях. Для сравнения: смертность в немецком плену во время Первой мировой войны составляла 3,5%, а тут почти в 20 раз выше! Тем, кто хочет углубиться в тему, рекомендую книгу немецкого профессора Кристиана Штрайта "Они нам не товарищи".

Таким образом, даже молчаливый отказ советского военнопленного от сотрудничества с нацистами - будь то СС или РОА - следует приравнять к подвигу. Потому что это был выбор между жизнью и смертью.

Приходилось выбирать - или лютый голод, непосильный труд, отсутствие элементарной медицинской помощи, побои, унижения, словом, прямую и короткую дорожку к смерти, или вполне сытную и, если ты лагерный охранник, а не воюешь на фронте, относительно безопасную жизнь. Сопряженную, правда, с "нервной" работой, но зато есть и приятные бонусы: например, можно поживиться имуществом убитых евреев. Плюс увольнительные по воскресеньям, отпуска, встречи с девушками из окрестных польских деревень.

В книге приводится такой факт: будущих охранников-палачей, привезенных в учебный центр "Травники", около месяца откармливали нормальной пищей (хлеб, масло, мясо, шоколад и т. п.) и не заставляли работать, чтобы человек физически восстановился после лагеря.

Этот выбор - выжить любой ценой - становился точкой невозврата. Еще во время учебы курсантов повязывали кровью: было что-то вроде практического занятия - расстрел заключенного. А после окончания учебы и принятия присяги на верность Германии отказ от выполнения палаческих обязанностей считался преступлением, караемым смертью.

Не думаю, что "Профессия - смерть" может иметь успех у массового читателя: все-таки это научная работа, а не легкое чтиво. Но школьным учителям истории книгу точно стоит прочесть.

По теме

Оправдать институт неграждан и сделать героев из палачей: Симиндей о "страданиях" Латвии
Финское СМИ: историк разоблачил мифы о "невинных" легионерах СС
Линдерман: идейных наследников нацистов в Латвии никто не осудит и не посадит
Теги:
голод, работа, смерть, профессия, СС

Главные темы

Орбита Sputnik