22:20 10 Августа 2020
Прямой эфир
  • USD1.1763
  • RUB86.6154
Новости Латвии
Получить короткую ссылку
414

Американский латыш Ричард Плявниекс призывает одуматься тех, кто пытается реабилитировать Герберта Цукурса и других преступников из команды Арайса, и честно посмотреть на прошлое своего народа; в ответ местный гуру от официальной истории Улдис Нейбургс переводит стрелки

РИГА, 10 июл — Sputnik, Юлия Грант. Выпущенная при поддержке Фонда культурного капитала книга американского латышского историка Ричарда Плявниекса о кровавой команде Арайса вызвала ревнивую реакцию местного гуру Улдиса Нейбургса. В ответ на выводы заокеанского коллеги о том, что за преступления латышской вспомогательной полиции следовало наказывать жестче, он заявил: надо расследовать преступления не только Арайса, но НКВД и СМЕРШ.

Перевод стрелок – излюбленный жанр инициатора серии публикаций о палаче латвийских и белорусских евреев. В данный момент Нейбургс готовит научные комментарии к стенограмме судебного процесса над Виктором Арайсом.

Книгу "Обвинения против Виктора Арайса и Латышской вспомогательной полиции безопасности. Судебные процессы нацистских коллаборационистов в период холодной войны" (Apsūdzības pret Viktoru Arāju un Latviešu drošības palīgpoliciju. Nacistu kolaboracionistu tiesas prāvas aukstā kaŗa laikā) выпустил издатель национал-консервативной газеты Latvijas Avīze, компания Latvijas Mediji.

Фонд культурного капитала выделил на этот проект 6,5 тысячи евро. Сумма небольшая, если учесть, что только на исследование истории группы Курелиса уже упомянутый Улдис Нейбургс недавно получил в фонде 4,5 тысячи.

Издание на латышском языке повторяет английский аналог 2017 года – первое подробное документальное повествование о команде Арайса. Английская книга была написана по материалам докторской диссертации Ричарда Плявниекса, при подготовке которой он установил, что фигурантами уголовных расследований за военные преступления Второй мировой войны в США стали 1500 иммигрантов из Восточной Европы. Обвинения были предъявлены 134, из них 83 были лишены американского гражданства, 62 депортированы.

В доказательствах нет сомнений

Советский Союз стал требовать расследования военных преступлений с 1960-х годов. Однако американские суды держали паузу 20 лет, чтобы серьезно оценить возможность, что среди десятков тысяч латышей, въехавших в США после Второй мировой войны, могут быть военные преступники, признает ученый. В конце концов обвинения были предъявлены только 13 латышам. Двое были осуждены, один бежал из страны, четверо умерли до оглашения приговора, двое пришли к соглашению с правосудием, против четырех прокурорам не удалось доказать обвинения.

Плявниекс не подвергает сомнению доказательства, собранные советским правосудием относительно военных преступлений на территории СССР, а также последние публикации, в том числе включенных в Латвии в черный список историков Александра Дюкова и Владимира Симиндея.

"Советский Союз собирал документальные доказательства и свидетелей для расследований на Западе все время холодной войны, начиная с Нюрнбергского трибунала. Адвокаты защиты всегда старались использовать широко известные рассказы о методах допросов, признательных показаниях и сталинских показательных процессах, чтобы дискредитировать эти материалы, однако они выдерживали проверку.

СССР был способен собрать реальные доказательства о реальных преступлениях. Западные судебные органы не относились к этим источникам наивно.

В аутентичности изданных Дюковым документов военного времени я не сомневаюсь".

Покаются ли латыши?

Плявниекс считает, что инициированные Советским Союзом публикации 1960-х годов о военных преступлениях внесли смятение в жизнь латышской диаспоры, однако затягивание реальных расследований сняло напряжение… И помешало латышам очиститься от преступлений, совершенных соотечественниками в прошлом.

"Без сомнения, советская оккупация надолго определила настроения в государстве и после ее окончания, являясь важнейшей частью истории "преодоления прошлого" для латышей, - полагает американский исследователь. - Во-первых, это не позволяет латвийскому обществу прийти к окончательному пониманию нацистского прошлого. Вместо этого десятилетиями предлагается ценить догмы, извлеченные из непроверенных источников.

Во-вторых, многим латышам перенесенные советские репрессии заслоняют жертвы евреев во время войны. Сейчас эти препятствия понемногу преодолеваются. В отличие от других государств бывшего Восточного блока, латвийские правительство и общество смогли избежать попадания в ловушку этой политизированной и грустной темы.

В мире нет идеальных государств, которые бы никогда не совершали ошибок. Нужна смелость честно смотреть на свою историю, чтобы создать лучшее будущее. Это признак великого народа".

Не надо обелять Цукурса!

Плявниекс, видимо, идеализирует свой великий народ вместе с правительством, вступая в резкое противоречие с существующим политическим контекстом, в котором существуют мюзикл про Герберта Цукурса и стремление обелить его как военного преступника даже со стороны прокуратуры ЛР, пытавшейся закрыть соответствующее уголовное расследование против геройского летчика в 1930-е и кровавого маньяка в 1940-е.

"Мой совет всем, кто во имя латышской национальной чести пытается реабилитировать Цукурса, – остановитесь! Вы заблуждаетесь! – взывает американский историк. – Ибо его не только смело можно считать виновным – попытки его оправдать помогают тем силам, которые стремятся изолировать Латвию от Запада".

В более чем 300-страничной книге Плявниекс пытается понять психологию тех, кто вступал в команду Арайса. Ответы на свои вопросы он ищет в материалах судебных процессов, на которых военные преступники выдвигали аргументы в свою защиту.

"Изучая бесчисленные преступления Холокоста в Латвии и связанные с ними преступления, которые лежат на совести мужчин из Латышской вспомогательной полиции безопасности, можно сделать вывод: справедливый суд над преступниками для их жертв может быть только относительным. Хотя по юридическим стандартам большая часть преступников Холокоста получила наказания, все-таки это не может удовлетворить. Большей частью они получили наказания, которые абсолютно не соответствуют совершенным ими преступлениям. Эти наказания могли быть гораздо жестче…"

Спор историков

Ричард Плявниекс – внук латышского легионера, въехавшего в США в 1949 году. Очевидно, что военных преступлений за дедушкой не числилось и в организации айзсаргов до войны он не состоял, так как по разделу 13 статьи 774 Публичного права США организация айзсаргов была включена в список нежелательных в США и к выдаче въездных виз подозрительным лицам Штаты отказывали. Более того, с американцами он сошелся еще в лагере беженцев, и за него поручился некий офицер, когда тот просил разрешения на иммиграцию.

Никогда не знавший деда, умершего в 1976 году, родившийся в 1982-м Ричард стал учеником видного исследователя Холокоста, профессора Университета Северной Каролины Кристофера Браунинга (Christopher Browning). А интерес к истории возник еще в школе, где Ричард изучал немецкий язык. Приехав в Ригу в 1995-м, он осознал себя латышом… и выучил русский язык. Из этого комплекта родилось направление его научного творчества: Вторая мировая война и Восточная Европа.

"Он представитель следующего поколения латышской эмиграции, у которого свой, свежий взгляд на события, в которые наши соотечественники были вовлечены более чем 70 лет назад, - признает исследователь Латвийского института истории Улдис Нейбургс. – Есть вещи, с которыми можно согласиться или нет. Временами он выдвигает гипотезы, которые не может доказать, однако он заставляет задуматься".

Нейбургс был научным редактором книги американского коллеги, а сейчас готовит комментарии к публикации о процессе Арайса.

"Преступления команды Арайса не должны бросать тень на всех латышских воинов! – твердит Нейбургс. – Если кто хочет утверждать, что латышский легион был преступным потому, что в него вошли отдельные участники команды Арайса, так давайте открыто говорить и о всех воюющих сторонах, в том числе преступлениях СССР и даже западных союзников, от Катыни до бомбардировки Дрездена".

Нейбургс настойчиво повторяет, что доказательств участия команды Арайса в массовых убийствах нет – мол, они только охраняли и обеспечивали порядок, а убивали немцы. И вообще, если бы не советская власть, антисемитизма в Латвии не было бы. А генерал-инспектора Латышского легиона Бангерскиса никто не спрашивал, хочет он брать людей Арайса в ряды своего воинства или нет. И в конце концов тему покаяния Нейбургс снова переводит на ненавистную Россию: мол, Германия провела денацификацию, а Россия декоммунизацию – нет…

По теме

В день разгрома нацизма официальная Латвия почтила погибших эсэсовцев в Лестене
Пусти латышских националистов в ЕП – будет "геноцид", "оккупация" и "прекрасный" Цукурс
Шарипов: пока в Латвии не добит нацизм, день начала войны не забудется
Латвия не простила Цукурса: офицера команды Арайса реабилитировали "вчистую"
Теги:
Латвия

Главные темы

Орбита Sputnik