Хайсамс и Хосамс: история успеха арабских латвийцев

Как получилось, что первый натурализованный в Восточной Европе беженец живет в Британии, а самый известный латвийский араб сетует на бессмысленность политики и этнические штампы

РИГА, 26 ноя — Sputnik, Михаил Губин. Двадцать лет назад, 27 ноября 1998 года, министерство юстиции Латвии присвоило самый первый статус беженца. Его получил палестинец Хайсам Али Салем Мохамед Абу Абда.

Первый беженец

К тому времени он жил в Латвии уже семь лет. Согласно его запутанной биографии, он прибыл в Ригу в 1991 году из ОАЭ, а в Эмираты его родители приехали из Египта, куда, в свою очередь, бежали из Палестины. Окончив школу в Объединенных Арабских Эмиратах, 17-летний Хайсам решил учиться на врача. Для этого он выбрал Латвию, про которую ничего не знал, впрочем, как и про Советский Союз.

Вначале, рассказывал Хайсам в интервью, они прилетели в Москву. Но там ему не понравилось — все было серым и мрачным. На другой день он сел на поезд и приехал в Ригу. Тут ему сразу стало легче — маленький город, спокойные люди, красивая природа. И он решил остаться здесь.

Странно слышать, что Рига в 1991 году была спокойным городом — с баррикадами и непрерывными митингами и пикетами в самом центре, — но так первый беженец рассказывал в 2015 году в интервью журналу Ir.

​А в 2004 году Абу Абда поведал газете "Час", как ему жилось в Риге: "По-английски или по-арабски здесь в то время почти никто не говорил, а ни русского, ни латышского языка я тогда не знал..."

Хайсам решил выучить русский и латышский языки самостоятельно, прислушивался к тому, что говорят вокруг, записывал в блокнот незнакомые слова, заучивал фразы. Через несколько лет смог объясняться на обоих языках, поступил в Медицинскую академию, где проучился четыре курса. Затем решил поступить в Рижский технический университет. К тому времени его египетский паспорт палестинского беженца утратил срок годности, и Хайсам два года жил в Латвии нелегально. В 1998 году десять месяцев он провел в Олайне, в лагере для нелегальных иммигрантов. Его даже собирались депортировать, но не решили куда.

Бобры vs беженцы в Латвии - Sputnik Латвия
Инфографика
Бобры или беженцы: кому в Латвии лучше

"Время в Олайне тянулось катастрофически долго, - вспоминал Хайсам. - Делать там было нечего, дни были похожи один на другой. Это очень тяжело".

Но именно в Олайне он познакомился со своей будущей супругой. Это была латышка, изучавшая арабский язык. Она интервьюировала нелегалов для дипломной работы по социологии.

Пока Хайсам сидел в Олайне, Латвия ратифицировала Женевскую конвенцию о беженцах от 1951 года, и у палестинца появилась возможность подать заявку на получение вида на жительство в Латвии. Ему отказали, но он подал апелляцию. Получив статус беженца, Хайсам работал переводчиком в центре для ищущих убежища "Муцениеки", его услугами эксперта пользовались МИД, Сейм и Госканцелярия. Через пять лет проживания в Латвии, по закону, Хайсам получил возможность натурализоваться. Но с первого раза сдать экзамен по латышскому языку ему не удалось.

"Когда мне сказали, что я сдал экзамен, перед моими глазами прошла буквально вся моя жизнь, - рассказывал Хайсам. - Вспомнились те моменты, когда я ночевал на улице, когда не было крыши над головой... Это было волшебное и абсолютно нереальное чувство".

В 2004 году 21 июня у Хайсама родился сын - гражданин Латвии Омар Абда. Это случилось в Международный день беженца. А 20 декабря в Юрмале Хайсам получил латвийский паспорт. И стал первым натурализованным беженцем не только в Латвии, но и в Восточной Европе. Это произошло в День чекиста, но в Латвии он уже не отмечался.

Для того чтобы поздравить Хайсама Абу Абде, лично позвонила президент Вайра Вике-Фрейберга. Она извинилась, что не сможет прийти на торжественный банкет, устроенный Управлением гражданства и миграции.

Гражданин и патриот

Что было дальше? В 2015 году стало известно, что Хайсам живет в красивом белом доме. Во дворе — яблоня и кусты малины, банька, сторожевой пес Нерон. В гостиной на полочке — картина с памятником Свободы и глиняная кружка с надписью "Рига". Дом этот находится в Нортгемптоне, в Великобритании, куда первый беженец с женой переехали уже в 2005 году.

Журналу Ir в 2015 году палестинец рассказывал, как любит Латвию и как много она значит в его жизни. Это практически его родина. В то же время, говорит он, у нас в Латвии распространена исламофобия. И хотя его упрекали в том, что он получил пособие и бесплатную квартиру, а сам уехал, на самом деле все было не так. Пособие он не просил, а жилье ему предложили в сельской местности под Даугавпилсом, куда автобус ходил раз в день. И с коммунальными долгами в шесть тысяч латов.

Беженцы в ЕС - Sputnik Латвия
Инфографика
Беженцы в Евросоюзе

"Мне это был не нужно", - говорит Хайсам.

К тому же на отъезде настаивали его жена и теща. А сам он может вернуться в любое время, потому что ему нигде не было так хорошо, как в Латвии, утверждал Хайсам Абу Абда в интервью.

Первый беженец выступал от имени Латвии на международных конференциях и вполне мог бы сделать политическую карьеру, чего, по его словам, ему совсем не хотелось. В отличие от другого, более известного латвийского араба.

Первый араб

 В 2007 году 29 ноября Сейм Латвии единогласно предоставил латвийское гражданство гражданину Ливана Хосаму Абу Мери. Готовившая этот законопроект комиссия по исполнению закона о гражданстве попросила признать его срочным и принять сразу в обоих чтениях. Хосам Абу Мери с 1993 по 1999 год учился в Латвийской медицинской академии, получил диплом врача и работал гастроэнтерологом-эндоскопистом. А также стал председателем Центра арабской культуры и был выбран секретариатом министра по особым поручениям в делах общественной интеграции послом Европейского года равных возможностей в Латвии.

В 2006 году 25 ноября Центр арабской культуры в сотрудничестве с тем же, ныне не существующим, секретариатом министра по особым поручениям в делах общественной интеграции начал проводить семинары с целью проинформировать общество о многообразии арабской и мусульманской культур и об их проявлении в Латвии, способствовать диалогу культур и поиску новых возможностей включения арабской культуры в культурный спектр Латвии.

Руководитель фракции Единство в Сейме Хосам Абу Мери - Sputnik Латвия
Ошибки ливанского доктора: что мешает Абу Мери стать звездой Сейма

В законе так и было сказано: "Учитывая заслуги в развитии негосударственного сектора, в способствовании диалогу культур, интеграции общества…"

Кстати, ливанское гражданство Абу Мери оставить позволили.

В 2012 году Хосам Абу Мери развелся со своей женой Антрой, матерью его двух дочерей, и женился на Линде Мурниеце, первой женщине-министре внутренних дел Латвии, к тому времени уже находящейся в отставке. А когда Линда работала министром, Абу Мери был ее внештатным советником в МВД. Там у них все и закрутилось. После отставки Линда развелась со своим мужем, а после свадьбы с Абу Мери сменила фамилию на арабскую. И начала учить арабский язык.

К тому времени Хосам Абу Мери стал членом правления правящей партии "Единство". И в таком качестве делал весьма резкие заявления. То против русского языка, то заявил, что Латвия не может открыть ворота всем желающим приехать, нужно приглашать только ценных специалистов.

В 2012 году 4 ноября Хосам Абу Мери стал первым депутатом Сейма Латвии арабской национальности. Летом 2016 года сделал на руке татуировку в виде аусеклиса — древнего латышского символа. В 2017 году 21 декабря был утвержден председателем парламентской фракции "Единства".

И на этом его везение закончилось. Партия стремительно теряла популярность, в нынешний Сейм Абу Мери не попал. В 2017 году 14 июня он развелся с Линдой. Как он считал, из-за политики.

"Мне кажется, что мою жизнь испортила политика. Это большая психологическая нагрузка, поскольку, войдя в политику, ты там находишься семь дней в неделю. И в выходные дни, когда читаешь различные документы, проводишь нескончаемые телефонные переговоры, отправляешься в командировки. Линда в свое время все это прошла, и ее вывод обо всем этом – в занятии политикой нет никакого смысла", - писал Хосам Абу Мери в соцсетях.

Тем же летом в Facebook депутат оставил запись: "Скоро будет 25 лет, как я живу в Латвии. Это большая часть моей жизни. Иногда даже кажется, что я больше латвиец, нежели ливанец. Латвия - моя страна, моя вторая родина. Латвия мне дала дом, семью, детей, работу, хобби, человеческое уважение. Я много чего делал и многого достиг. Все, что делал, делал от сердца".

Хосам Абу Мери - Sputnik Латвия
Хосам Абу Мери пожаловался на дискриминацию

Но тем не менее его, многолетнего гражданина, называют "проклятым мусульманином, которому здесь не место".

"Араб. Излюбленный штамп. Не доктор, не политик, не человек. Араб. Если делаю что-то хорошее, то все готовы прославлять и упоминать как пример интеграции. Если ошибусь, то сразу определяется моя этническая принадлежность", - сетовал врач и депутат.

И ведь Хайсам Абу Абда тоже рассказывал, что его обзывали "черным" и удивлялись, как он может быть патриотом Латвии. Остается надеяться, что доктор Абу Мери не покинет Латвийскую Республику.

Но все-таки два вышеупомянутых беженца добились латвийского гражданства и положения в обществе. И они прибыли в Латвию сами. Остальным не так повезло.

© Sputnik / Sergey MelkonovЛатвийский политик и врач Хосам Абу Мери с телеведущей Линдой Круминей
Хайсамс и Хосамс: история успеха арабских латвийцев - Sputnik Латвия
Латвийский политик и врач Хосам Абу Мери с телеведущей Линдой Круминей

И другие мусульманские лица…

Как известно, первые беженцы по программе перемещения ЕС были доставлены в Латвию из Греции поздно вечером 5 февраля 2016 года. Их было шесть человек - две семьи из Сирии и Эритреи, в том числе двое детей дошкольного возраста. На следующий день госсекретарь МВД Илзе Петерсоне-Годмане сказала журналистам, что обе семьи изъявили желание выучить латышский язык и интегрироваться в латвийское общество.

Беженцы с детьми - Sputnik Латвия
И эти уедут: из-за незнания латышского беженцы не могут прокормить семью

Потом приехали и следующие, а в сентябре 2016-го государственное телевидение сообщило, что из 23 беженцев, перемещенных в Латвию в рамках программы ЕС и получивших право на убежище, 21 человек уже находится в Германии. Генеральный секретарь Латвийского Красного Креста Улдис Ликопс сообщил, что его сотрудники нашли потенциальные квартиры и рабочие места для всех 23 беженцев, однако те отказались и уехали. Квартиры, правда, были без удобств, а работа не слишком высокооплачиваемая.

В декабре 2016 года появилось сообщение, что один сбежавший - Тарик из Ирака - вернулся со всей семьей, так как в Германии ему было отказано в разрешении на работу и не было права на получение пособий.

Но сейчас уже очевидно, что нашествия мусульманских беженцев на Латвию, чего так боялись в 2015-2016 годах, не случилось.

Беженцы не хотят сюда ехать. Их не устраивает ни климат, ни социальное обеспечение, ни требование знать латышский язык, ни отношение к ним латвийского государства и общества.

И истории успеха двух новых граждан Латвии - Хосама и Хайсама, наверное, надолго останутся счастливыми исключениями.

Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
В ЭФИРЕ
Заголовок открываемого материала
Международный
InternationalEnglishАнглийскийMundoEspañolИспанский
Европа
DeutschlandDeutschНемецкийFranceFrançaisФранцузскийΕλλάδαΕλληνικάГреческийItaliaItalianoИтальянскийČeská republikaČeštinaЧешскийPolskaPolskiПольскийСрбиjаСрпскиСербскийLatvijaLatviešuЛатышскийLietuvaLietuviųЛитовскийMoldovaMoldoveneascăМолдавскийБеларусьБеларускiБелорусский
Закавказье
ԱրմենիաՀայերենАрмянскийАҧсныАҧсышәалаАбхазскийХуссар ИрыстонИронауОсетинскийსაქართველოქართულიГрузинскийAzərbaycanАzərbaycancaАзербайджанский
Ближний Восток
Sputnik عربيArabicАрабскийTürkiyeTürkçeТурецкийSputnik ایرانPersianФарсиSputnik افغانستانDariДари
Центральная Азия
ҚазақстанҚазақ тіліКазахскийКыргызстанКыргызчаКиргизскийOʻzbekistonЎзбекчаУзбекскийТоҷикистонТоҷикӣТаджикский
Восточная и Юго-Восточная Азия
Việt NamTiếng ViệtВьетнамский日本日本語Японский俄罗斯卫星通讯社中文(简体)Китайский (упр.)俄罗斯卫星通讯社中文(繁体)Китайский (трад.)
Южная Америка
BrasilPortuguêsПортугальский