Шпроты как химико-биологическое оружие

© Sputnik / Игорь ЗарембоКилька
Килька - Sputnik Латвия
Подписаться на
Yandex newsTelegram
В Латвии, Литве и Эстонии после восстановления независимости, очевидно, произошла передозировка степенями свободы и безответственности, а на выходе – полихлорбифенил и диоксин в балтийской рыбе

Страны Балтии вольно или невольно участвуют в синтезе нового химико-биологического оружия, мобильными носителями которого являются рыбы – килька, сельдь и лосось. Угроза многомиллионному населению Балтийского региона и стран-импортеров рыбной продукции нешуточная. Ученые представили отчет о катастрофической экологической ситуации в Балтийском море.

Латвийский Институт гидроэкологии бьет тревогу: килька может заражать людей страшным заболеванием, химическим аналогом СПИДа. Морские организмы хоть постепенно очищаются от инсектицида ДДТ (дуста), который активно использовали в сельском хозяйстве СССР, однако в балтийской рыбе растет содержание опаснейшего полихлорбифенила (ПХБ).

Килька превращается в ароматные шпроты - Sputnik Латвия
Не ешь - убьет: латвийские ученые заговорили о смертельной опасности рыбы из Балтики

Это вещество давно используют для снижения пожароопасности в промышленности (обрабатывают мебель, электронику), а в итоге около 80% произведенного ПХБ оказалось в природной среде и в воде. При попадании в организм человека с продуктами питания полихлорбифенил значительно ослабляет иммунитет, обладает канцерогенными свойствами, препятствует оплодотворению у женщин, способствует развитию психических заболеваний. Возможны тяжелые поражения внутренних органов. "Химический СПИД" может вызвать употребление кильки, селедки и лосося.

Кроме того, латвийские ученые обнаружили в балтийской рыбе ртуть, другие тяжелые металлы и диоксин (продукты химической промышленности).

Доза самостоятельности

Приморское положение Эстонии, Латвии и Литвы объективно способствует развитию судостроения, рыболовства, нефтепереработки. В тяжелой промышленности преобладают машиностроение (морские суда, вагоны для электропоездов), производство электротехники. Однако парадокс состоит в том, что проблема химического отравления природной среды стала следствием обретения странами Балтии государственной самостоятельности. Очевидно, случилась передозировка степенями свободы и безответственности, а на выходе – полихлорбифенил и диоксин в балтийских кильке, сельди и лососе.

Лососевая путина - Sputnik Латвия
Лосось, вернись, не уходи из Балтики: тюлени, плесень, эхо войны и прожорливые поляки

Сильнейший мутаген – диоксин – попадает в окружающую среду с отходами промышленного хлорорганического синтеза, переработки и применения его продукции, высокотемпературных процессов хлорирования органических веществ. Аномально высокие токсичные свойства обеспечиваются физическими и химическими особенностями – диоксины не разрушаются кислотами и окислителями, устойчивы в щелочах, не растворимы в воде, на них не действует термическая обработка. Полураспад диоксина в организме человека длится около 10 лет. И неслучайно в странах Балтии значительно помолодели "стариковские" болезни – гипертония и диабет. Список угроз отнюдь не полный.

Из-за сброса в воду бытовых, промышленных и сельскохозяйственных отходов в Балтийском море расширяется площадь "мертвых зон", которые покидают практически все виды фауны. Общая площадь этих бескислородных зон на Балтике составляет 70 тысяч квадратных километров и продолжает расширяться.

Эхо Второй мировой

Положение усугубляет примыкающая глобальная проблема загрязнения Балтийского моря химическим оружием времен Второй мировой войны.

Затопленные в конце войны союзниками (преимущественно британцами) сотни тысяч снарядов, десятки тысяч тонн боевых отравляющих веществ – это "бомба с часовым механизмом", которая может в любой момент запустить региональный апокалипсис. Металл в морской воде разрушается, и ядохимикаты угрожают всему живому вокруг.

Промысел салаки - Sputnik Латвия
Торговля отравленной рыбой из Балтийского моря закончится катастрофой

Боеприпасы лежат на глубине 70-120 метров уже более 70 лет, а время сквозной коррозии авиабомб – не более 80 лет, артиллерийских снарядов и мин – до 150 лет. Доля иприта на дне Балтийского моря составляет 80% по отношению к общему объему отравляющих веществ. Предварительные расчеты специалистов свидетельствуют, что в морскую воду и донные отложения уже поступило около четырех тысяч тонн иприта. В районах захоронения химического оружия больше болезней и генетических нарушений у морских обитателей. Массовая гибель маловероятна, рыба ко всему приспосабливается, но людям от этого не легче.

Следы химического оружия обнаружены в Гданьском заливе и в 70 милях от Лиепаи. Более других районов подвержены опасности острова Готланд и Борнхольм. Исследования Института океанологии Польской академии наук показали, что в Готландской впадине находится около 8 тысяч тонн бомб и снарядов, которые загрязняют окружающую среду. Однако же известны не все места захоронения химических боеприпасов.

Каков выход? С учетом всего спектра морских угроз, латвийские ученые рекомендуют гурманам приобретать балтийского лосося или сельдь небольшого размера, то есть с меньшим количеством вредных веществ, и употреблять рыбу не чаще одного раза в месяц. Беременным женщинам лучше воздержаться от кильки.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Лента новостей
0