Зоя Туманова-Родман: Георг Отс и конкурс его имени связывают Эстонию и Россию

© Photo Анатолий ПерфиловЗоя Тупанова-Родман (вторая справа) и генеральный консул Эстонии в Санкт-Петербурге Карл Эрик Лаантеэ Рейнтамм с супругой и дочерью
Зоя Тупанова-Родман (вторая справа) и генеральный консул Эстонии в Санкт-Петербурге Карл Эрик Лаантеэ Рейнтамм с супругой и дочерью - Sputnik Латвия
Подписаться на
Yandex newsTelegram
Конкурс вокалистов им. Георга Отса в Санкт-Петербурге отличается от форматом, качеством жюри, сложностью программы и неопределенностью государственной принадлежности, рассказала Sputnik Латвия основатель конкурса Зоя Туманова-Родман

РИГА, 16 июл — Sputnik, Александр Малнач. С 11 по 17 июля в Санкт-Петербурге параллельно чемпионату мира по футболу проходит состязание совершенно другого рода – II Международный музыкальный фестиваль-конкурс вокалистов им. Георга Отса. Уже самим названием он намекает на российско-эстонские культурные связи, а его создатель – Зоя Николаевна Туманова-Родман – известный музыкальный деятель Эстонии.

– Почему вы решили организовать такой конкурс в Санкт-Петербурге?

– Потому что он носит имя Георга Отса. Георг Отс был очень популярным певцом в свое время. И это эстонский певец, который родился в Петрограде. Его имя, его деятельность всегда связывала Таллин и Питер, Россию и Эстонию.

Концертный зал - Sputnik Латвия
Сопрано Марлена Кейне представит Латвию на конкурсе имени Георга Отса

Я сама из Эстонии, а семь лет назад приехала в Петербург организовывать концертную деятельность в Jaani kirik (церковь св. ап. Иоанна), эстонской церкви Санкт-Петербурга. Семь лет назад Эстония за свой счет практически из руин возродила этот храм. Внешне ему возвращен первоначальный облик, а внутри это концертный зал. До революции в Петербурге жило очень много эстонцев, а ныне эстонская община здесь не настолько велика, чтобы содержать церковь, поэтому ее восстановили с расчетом превратить в концертный зал.

Сразу возникла идея сделать какой-то музыкальный фестиваль, чтобы он связывал две страны, и единственное подходящее имя в этой связи – Георг Отс. Но только год назад нам удалось реализовать эту идею. Состоялся первый фестиваль-конкурс им. Георга Отса. В 2017 году он проходил в Jaani kirik. Но в силу различных причин в этом году наш фестиваль-конкурс стал городским и проводится в различных залах. Открытие проходило во Дворце Белосельских-Белозерских, два первых тура в Доме Кочневой на Фонтанке, а третий тур и заключительный гала-концерт пройдут в театре "Мюзик-Холл".

– Трудно организовать новый конкурс вокалистов?

– Сложно добиться признания, чтобы к тебе ехали достойные конкурсанты. А конкурсанты поедут в том случае, если судить их будет именитое жюри, жюри, от которого есть толк. В этом мне очень помогли коллеги. Прежде всего Ольга Капанина, в свое время работавшая здесь в Михайловском театре, а теперь кастинг-директор оперы Большого театра. Она горячо поддержала идею конкурса, в прошлом году вошла в жюри, познакомила со многими людьми, например, с Лукой Тарджетти, который приезжал на первый конкурс и возглавил жюри второго.

Нам удалось собрать очень качественное, очень профессиональное и честное жюри. Благодаря этому конкурс состоялся.

– Чем еще ваш конкурс отличается от других?

– Обычно конкурсанты, не прошедшие на второй, а потом третий тур, просто уходят. А мы после каждого тура проводим "круглый стол", когда те, кто не прошел дальше, имеют возможность подойти к любому члену жюри и услышать ответ на вопрос "почему?", получить профессиональную консультацию. Члены жюри стараются им помочь, с ними можно даже позаниматься. Мы также проводим для конкурсантов мастер-классы.

– Почему вы выбрали для конкурса именно продюсерский формат, когда в жюри входят не певцы и педагоги, а оперные агенты и директора театров?

– Я сама из музыкальной среды. У меня в Эстонии свой фестиваль хоровой духовной музыки. По роду деятельности я была связана с различными коллективами. Большей частью музыканты – талантливые ребята, но пробиваются и продвигаются профессионально из них не более 15-20%. Кто-то отсеивается из-за лени, кто-то выбирает другой стиль жизни, но многие просто не знают, к кому обратиться за помощью. От скольких музыкантов я слышала: "Нам бы менеджера". И я со своим коллективом в Эстонии долго сидела и ждала, когда же к нам придет тот самый менеджер? Это проблема.

Идея продюсерского конкурса в том, что менеджеры в жюри могут увидеть потенциального или уже готового певца и предложить ему какой-то ангажемент. Ко многим из членов нашего жюри вокалисты едут на прослушивание, но это достаточно занятые люди, и с ними не так просто договориться. Конкурс – это прекрасная возможность показать себя.

Поскольку возрастной диапазон наших конкурсантов от 20 до 38 лет, то от тех, кому уже за тридцать, ждут зрелости, и они могут получить какую-то роль. А у молодежи от 20 до 25 лет есть возможность получить обучение, как это было на прошлом конкурсе, когда два человека поехали бесплатно учиться за границу. И дело даже не в деньгах, которых у них не было. Главное, попасть к тому человеку, т. е. к хорошему педагогу. Это понимают все музыканты.

– А честно устраивать состязание между тридцатилетними и двадцатилетними, между зрелыми певцами и учащейся молодежью?

– Это нормально. Для этого и есть жюри, которое слышит все и всех, и очень часто жюри заинтересовано как раз в 20-25-летних. Молодому вокалисту еще можно помочь исправить что-то, что у него не так.

– Напрашивается сравнение с Бельведерским конкурсом им. Ганса Габора, в жюри которого тоже сидят оперные менеджеры. Вы конкурируете с "Бельведером"?

– О конкуренции с Бельведерским конкурсом смешно говорить. Планируем сотрудничать, если это будет интересно им. Мы начинающие. Нас еще не воспринимают всерьез другие конкурсы. Мы для них не опасны. Но постараемся как-то со всеми ладить. И у нас сложились хорошие отношения с Лукой Тарджетти (более десяти лет работал кастинг-директором театра Ла Скала, ныне сотрудничает с Академией Ла Скала и представляет агентство InArt Management – ред.) и Алексом Григорьевым (представляет агентство TACT International Art Management – ред.) Мы надеемся на их поддержку.

– Участники конкурса в массе своей представляют республики бывшего СССР. Как думаете стать по-настоящему международным конкурсом?

– Мы к этому очень стремимся. В этом году уже есть маленький прогресс. Наша география по сравнению с прошлым годом расширилась. Тут очень много даже технических трудностей, например, с оформлением виз. Не всё так быстро, но думаю, со временем пойдёт.

– Чем, кроме расширения географии, отличается нынешний конкурс от предыдущего?

Сцена из оперы Тангейзер - Sputnik Латвия
Романтика через край: оперный фестиваль в Риге

– Произошли изменения в программе. Тут тоже нам помогла Ольга Капанина. Мне многие говорят, что легче целую оперу спеть, чем подготовиться к выступлению на нашем конкурсе. У нас очень сложная программа для каждого из трех туров. На первом обязательно арии из опер Моцарта, обязательно веристы, обязательно камерная музыка, как в прошлом году, когда были романсы Шуберта и Шумана. И все нужно петь в оригинальной тональности, а не все это могут. На втором туре тоже три произведения, одно из которых русское. И только на третьем туре, который проходит с оркестром, две арии: оперная и оперетта.

– Это серьезное отличие от того же Бельведерского конкурса…

– Может быть, мы на третий конкурс упростим программу, уберем что-то. Тем более что жюри в первом туре ни у кого не слушает все три произведения. Часто ему по первым трем спетым нотам уже все ясно. А кому-то обидно. Готовился, готовился, а спел одну арию и прощай. Я сама участвовала в конкурсах и знаю: это всегда нервы, это всегда обида.

– Вы ведь не проводите предварительное прослушивание, как это практикует "Бельведер". Поэтому первый тур играет роль прослушивания.

– Если число заявок превысит 150, мы будем делать отборочный тур. На первый конкурс приехали 59 участников, в этом году их более семидесяти. Но в этом году конкурс совпал по времени с чемпионатом мира по футболу, что привело к резкому росту цен на билеты и проживание. Дорого из Москвы приехать, а если конкурсант едет из-за границы?

– Но вы не отступили.

– Я вообще не люблю ничего отменять. Я за всю жизнь отменила только два концерта. Плюс в этом году нас очень поддержал Комитет по культуре Санкт-Петербурга. Конечно, эти деньги не спасают отца русской демократии, но важно другое – нас признали. Правда, теперь уже непонятно, какой у нас конкурс, эстонский или российский.

– Генеральный консул Эстонии в Санкт-Петербурге Карл Эрик Лаантеэ Рейнтамм сказал мне, что конкурс им. Георга Отса включен в программу празднования столетия провозглашения Эстонского государства.

– Я об этом узнала от консула только в момент открытия фестиваля-конкурса, которое тот почтил своим присутствием. Конечно, в Эстонии знают о нашем конкурсе, но со стороны Эстонии это только моральная поддержка.

– Переносить место проведения конкурса из Петербурга в Таллин не планируете?

–Полностью – нет. Пока планируем делать какие-то концертные туры. Мы же не только конкурс, но и фестиваль. Но в 2020 году, когда будет отмечаться столетие Георга Отса, мы проведем конкурс его имени в Таллине.

Лента новостей
0