Забыть о политике: реформа образования в Латвии уже калечит детей

© Sputnik / Александр Кряжев / Перейти в фотобанкПодготовка школ к учебному году, архивное фото
Подготовка школ к учебному году, архивное фото - Sputnik Латвия
Подписаться на
Yandex newsTelegram
Перевод образования на латышский язык - это не просто политическое решение, призванное указать национальным меньшинствам, где их место в Латвии, это реальная угроза здоровью русскоязычных детей

РИГА, 12 апр — Sputnik, Андрей Солопенко. Президент Латвии Раймондс Вейонис подписал закон, согласно которому обучение в средних школах должно вестись только на латышском языке, а в начальных классах на нем будет преподаваться минимум половина предметов. Какое влияние это окажет на детей и существует ли научное обоснование данной реформы.

Планируемая очередная реформа школ нацменьшинств, которая должна вступить в силу уже начиная с 2019/2020 учебного года, стала актуальной для многих русскоязычных родителей. Однако пока одни борются за отмену реформы на акциях протеста, а другие планируют оспаривать ее в суде, в стороне остается голос экспертов, работающих с детьми и понимающих к каким последствиям может привести полный переход на обучение на латышском языке.

Марш рассерженных родителей в Риге в знак протеста против реформы в русских школах - Sputnik Латвия
Авотиньш о школьной реформе: дети стали товаром на политическом рынке
По словам Маргариты Драгиле — руководителя Центра дополнительного образования ASSORTI и представителя инициативной группы по защите обучения на родном языке, эта реформа является совершенно непродуманной и не имеет под собой никаких оснований.

Опираясь на свой профессиональный опыт, она прогнозирует, что такой резкий переход с одного языка обучения на другой может сильно затормозить развитие многих школьников, что явно негативно скажется на их обучении.

Подмена понятий

Как отмечает Драгиле, общаясь с представителями министерства образования, она всегда задавала вопрос, имеются ли научные исследования по планируемому переводу школ и была ли апробация результатов. Но никаких научных обоснований реформы со стороны ответственных структур она так и не увидела, а все аргументы чиновников сводились к тому, что русские школьники по окончании учебного заведения должны знать латышский язык и быть интегрированными в общество.

"Единственное исследование, которое предоставлялось, — это о знании латышского языка. Согласно этому исследованию, 98% школьников хорошо или удовлетворительно знают язык. Так что, по мнению политиков, проблем с обучением на латышском языке быть не должно и поэтому нужно все школы перевести на латышский. А все наши вопросы о том, почему исследуются только знания языка, когда мы говорим о качестве образования, парируются необходимостью создания единой нации и другими демагогическими лозунгами", — пояснила Драгиле.

В то же время, по словам Драгиле, на лицо явная подмена понятий, ведь знать латышский язык и обучаться на нем — это совсем не одно и то же.

"Да, после окончания школы мы видим, что ребята хорошо говорят на латышском языке, однако смогут ли они учиться на нем и насколько это обучение повлияет на здоровье детей. На эти вопросы ответа мы не получили, так как подобных исследований просто нет", — подчеркнула директор Центра допобразования.

Также она отметила, что в решении Конституционного суда было указано о необходимости проведения мониторинга качества образования в школах нацменьшинств, которого тоже не было. Поэтому небезразличные к этой проблеме люди создали инициативную группу и попытались самостоятельно выяснить степень влияния реформы образования на его качество и на учеников.

"Нам ничего не оставалось, как создать группу экспертов, куда вошли различные ученые и педагоги, которые непосредственно работают с русскими учениками, чтобы понять последствия грядущей реформы", — пояснила Драгиле.

Невроз вместо знаний

Драгиле рассказала, что один из экспертов — нейрофизиолог заявил, что уровень стресса во всем мире неуклонно растет, а изучение предметов на неродном языке, особенно в младшей школе, — это прямой путь к дополнительному стрессу, что без сомнения наносит ущерб здоровью.

"Как и медицина, обучение и воспитание должны руководствоваться этическим принципом — "не навреди", чего у нас, к сожалению, не происходит", — сказала активистка.

Другой эксперт — клинический психолог — отметил, что уже сейчас участились случаи обращения детей с неврозами, заиканиями, проблемами поведения и другими подобными диагнозами.

"В основном это ученики начальной школы, ведь ребенок, поступая в школу, переходит в другую социальную среду. Задача школы — научить учиться, но в условиях постоянного стресса количество проблемных детей будет только увеличиваться", — заявила Драгиле.

Акция в защиту русских школ у здания Сейма, 8 февраля 2018 года - Sputnik Латвия
"Они уродуют наших детей". Почему Латвия закрывает русские школы
Кроме того, по ее словам, клинический психолог указал и на другую тенденцию. В связи с тем, что социальные психологи, работающие в школах нацменьшинств, как правило, латыши, то на проблемных детей в переходном возрасте оказываются случаи давления, когда общение на родном языке используется в качестве поощрения.

"Психологи предлагают разговаривать с ними на русском языке, если у них будет хорошее поведение. Но, давайте, вспомним себя в 12-14 лет, думаю, реакция на такое предложение будет понятна", — сказала Драгиле.

Латышско-русская пропасть

Драгиле также заявила, что, согласно оценке педагога латышского языка, в школах нацменьшинств отсутствует качественная методика обучения предмету.

"Для учеников в латышских школах разработаны букварь, различные пособия, методические и дидактические игры. Когда заходит речь, что и русским детям нужны такие же материалы, то в ответ слышатся предложения — или использовать латышские материалы, или разработать их самим", — пояснила Драгиле.

Однако, как отметила педагог латышского языка: "если ребенок не билингв, который с рождения вырос в двух языках, то он никак не может владеть латышским языком на таком уровне, чтобы учиться на нем". Из этого Драгиле заключила, что уже в начальных классах создается ситуация, когда детей нацменьшинств ставят в неравные условия по сравнению с латышами, и с каждым годом эта пропасть между ними будет увеличиваться.

Забыть о политике и вспомнить о детях

Кроме мнений экспертов, Драгиле процитировала и высказывания некоторых родителей, рассказавших о том, что происходит в школах. По ее словам, некоторые учителя снижают оценки, если школьник выполнил задание не на латышском языке.

"Ясно, что это полная самодеятельность конкретных педагогов, и мы даем советы родителям, как нужно поступать в таком случае, ведь здесь на лицо прямое нарушение", — сказала Драгиле.

Министр образования и науки Карлис Шадурскис - Sputnik Латвия
Шадурскис не против, если латышские дети заговорят по-русски
Она считает, что противодействие реформе зависит только от активности родителей, потому что именно они являются заказчиками образования. Однако, по мнению Драгиле, проблема здесь в том, что родители либо не знают, что им надо делать, либо боятся противостоять учителям и администрации школ.

"Печально, что они либо бездействуют, либо задумываются об отъезде", — подчеркнула Драгиле.

В связи с этим, как отметила эксперт, необходимо переводить обсуждение реформы из политической в профессиональную плоскость.

"Да, ни для кого не секрет, что задуманный перевод русских школ — это чисто политическое решение, но при наличии профессиональной аргументации о непродуманности этой реформы с точки зрения психолого-педагогических аспектов и здоровья детей можно попытаться доказать ее вредность", — пояснила Драгиле.

По ее словам, в противном случае, если не делать упор на личность ребенка, а грести всех под одну гребенку, то о качественном образовании придется забыть.

"При отходе от всех современных трендов в образовании, когда максимально учитывается индивидуальность ребенка, могу сказать, что наши дети при выходе из школы будут абсолютно неконкурентоспособны на международном рынке труда", — резюмировала Драгиле.

Лента новостей
0