Почему я иду на протестное шествие 10 марта

© Sputnik / Sergey MelkonovАкция в защиту русских школ у здания Сейма, 8 февраля 2018 года
Акция в защиту русских школ у здания Сейма, 8 февраля 2018 года - Sputnik Латвия
Подписаться на
На реформу образования могут быть как минимум две точки зрения, но если вам все равно – значит, ваша гражданская позиция слаба

Зимой трудно собраться на какой-либо уличный протест — холодно.

У школьников страха перед латышским языком куда меньше, чем в 2004 году, и пришедших по своему почину на протест не так много. Учителя запуганы. Самая большая партия Сейма, получившая свои места за счет русскоязычных, вообще устранилась от уличных протестов, говоря о их неэффективности. И тем не менее, я на протесты ходил и ходить буду. Стыдно не ходить. Стыдно отсиживаться на диване.

Почему не придут школьники

Я не жду на митинге подростков, потому что реформа Шадурскиса в очень малой степени коснется нынешних учеников: давление на русских школьников будет оказано постепенно. Тем более верх абсурда — ждать на митинге возмущенных изменением законодательства детсадовцев (с которыми со следующего года будут в садике общаться только по-латышски). Родители малышей – другое дело, но они-то на митинги протеста ходят.

Акция в защиту русских школ в Риге, 14 декабря 2017 года - Sputnik Латвия
Почему в Эстонии получается защищать русские школы, а в Латвии - нет
Если сейчас в билингвальных школах после 4 класса из примерно десяти предметов шесть уже преподается на латышском, то будет восемь. (Обещают сохранить на родном языке грамматику родного языка, родную литературу, и несуществующий предмет "родная культура и история своего народа"). По сути, два предмета, которые преподавались на родном, теперь будут на государственном. Учитывая, что в некоторых школах помимо русского языка и литературы на родном были спорт и труд, можете себе представить как "взволнованы" такими переменами школьники.

Изменения вступают в силу не сразу же, а постепенно: некоторые спустя два года, другие через четыре. Такие угрозы школьников пугают мало, особенно тех, кто сегодня справляется с учебой.

Другое дело, что ощущение того, что школьники справляются – часто ложное. Исследования, на которые опирается министерство образования, оценивая успехи русских школьников, очень спорные. Иногда это опрос около сотни детей, иногда просто голословные утверждения. Если же как точку отсчета брать оценки на экзаменах, то можно увидеть, что знания многих предметов в билингвальных школах (в том числе и "священного" латышского языка), после введения предыдущей реформы 2004 года ухудшились.

Ребенок на уроке - Sputnik Латвия
Рижские деньги не помогут откупиться от жертв школьной реформы
Как родитель старшеклассницы я вижу, что, особенно после школьного нововведения "деньги следуют за учеником", в некоторых школах отстающих вытягивают по всем предметам. Государство платит за любого ученика, двоечники наглеют, требуя незаслуженных оценок. А если учитель на такое не идет, то родители переводят двоечника в другую школу, где учителя более сговорчивые, и школа, ставящая справедливые оценки, становится чуточку беднее.

По сути, после введения этого принципа, школы разделились на те, где требуют сильнее и обещают реально подготовить к учебе в ВУЗах, и те, которые согласны тянуть любого двоечника, потому что государство и за него платит.

Двоечники в нынешних латвийских школах уверены, что их и дальше будут тянуть, хоть все предметы сразу латышскими сделай. А отличники уже учатся на латышском, и если и видят проблемы в образовании, то не для себя.

Почему не придут учителя

Те, кто готовы выйти на митинг только вместе с учителями, могут не вставать со своих диванов. Даже в 2004 году на акциях протеста учителей было очень мало, теперь их еще меньше. В СМИ, негативно настроенных к реформе, учителям принято сочувствовать, но, на самом деле, для этого не так уж много оснований. Языковые репрессии выкосили из русского учительского сословия настоящих граждан, искренне болеющих за страну, и своих учеников. К тому же гражданская позиция учителей далеко не всегда однозначна — некоторые в реформе никаких проблем не видят.

Преподаватель математики во время урока - Sputnik Латвия
"Давайте бить учителей": потемкинские деревни русских школ
Скажем проще: трудности с латышским языком более характерны для учителей предпенсионного возраста, а те, осознавая, что новую работу перед пенсией не найти, предпочтут молчать. Конечно, выйдя на пенсию, они скажут все, что думают, но это уже никому интересно не будет.

У молодых учителей проблемы совсем иного рода. Дело в том, что вот уже двадцать лет Латвия не выпускает предметников с русским языком обучения. То есть все те учителя, которые пришли в школу в последние двадцать лет, изучали методику обучения предметам по-латышски. Русские методики они изучали в лучшем случае самостоятельно и применяли факультативно. У этих преподавателей нет проблем с латышским языком, им не надо бороться за себя. Побудить их к этому может только гражданская позиция, а ее-то в школе сейчас остро не хватает.

По большому счету, преподавание на русском языке таких предметов как физика, химия или история лет через десять прекратилось бы само собой без всякой реформы, просто потому, что учителей этих предметов Латвия не выпускает, а подготовленных Россией не считает достаточно компетентными. Поэтому, если вы ожидаете протеста учителей, то снимите розовые очки. Учителям этот протест сто лет не нужен.

Кого не устраивает реформа образования

Если формулировать предельно коротко, то на митинги протеста я хожу потому, что считаю реформу образования крайне вредной для моей родины, Латвии. На мой взгляд реформа не только не поможет латышскому языку, но и ухудшит его знание. Связано это не впрямую с сокращением русского языка в школе, а с другими аспектами, которые нужно рассматривать в отдельной статье. Что впрямую связано с сокращением русского языка в школе, так это уменьшение лояльности русскоязычных граждан, коих около 30%, и неграждан которых еще около 10%.

По большому счету, Национальное Объединение и латышские националисты из других партий активно и очень успешно создают настоящую пятую колонну, причем как и из недавно приехавших, согласных выучить язык и принять любые правила, так и из старожилов. Новоселов постоянно настраивают против государства, изменяя правила и не сдерживая выданных обещаний, старожилов дискриминируют по языковому признаку.

Русскоязычные граждане, которые проглотят школьные дискриминационные изменения, столкнутся с другими ограничениями. Так например, одна из последних инициатив — запретить агитацию на выборы в сейм на русском языке. В том, что будут и другие – сомневаться не приходиться, националисты продолжат делать из русских врагов государства. То, что это мешает даже ассимиляции, их не остановит.

Те, кто сейчас избегает протестов, просто приближают новые дискриминационные предложения. Именно поэтому я и хожу на митинги протеста: чтоб у власть имущих не создавалось иллюзии, что весь латвийский народ согласен с новыми правилами и поддерживает их. Я – гражданин, и я считаю эти реформы вредными, не только для себя и своих детей, но и для латышей также.

Кому нужна борьба

На любые митинги протеста приходят люди с активной гражданской позицией. Если вы не отстаиваете свои убеждения на улицах – вы в лучшем случае пассивный гражданин. В худшем – у вас их просто нет. Конечно, на реформу образования могут быть как минимум две точки зрения, но если вам все равно – значит, ваша гражданская позиция слаба.

Немаловажный момент: с появлением соцсетей политическая активность на улицах вообще сократилась. Если раньше, чтоб услышать, о чем говорят на митинге нужно было обязательно прийти на него, то теперь можно посмотреть хоть прямую трансляцию, хоть видеозапись. Все акции протеста стали собирать меньшее число участников. На этом фоне митинги против реформы образования остаются самыми массовыми.

На митингах протеста против реформы много людей, болеющих за судьбу русского языка, как простых людей, так и "профессиональных борцов". К сожалению, часто ахинею несут и те и другие. И если простым людям некомпетентность простительна, то профессионалам – нет: речи на митингах записываются и цитируются, и любая неточность превращается политическими противниками в намеренную ложь.

Особенности пристрастного подсчета

Особо отмечу и настоящую пропагандистскую войну, развернувшуюся вокруг митингов. Ярче всего она выражается в подсчете людей, пришедших на митинг. К примеру, численность последнего митинга у памятника Райниса одни СМИ оценили в 300 человек, другие — в 5 тысяч.

Я сам был на том митинге, подсчитать собравшихся было не так-то просто, но было четко видно, что пришли более полутора тысяч. Во время митинга собирались подписи против закона об образовании, их было собрано около 3 тысяч. Организаторы превысили эту цифру примерно в полтора раза. Противники реформы уменьшили ее в 10 раз.

Следующий митинг против школьной реформы пройдет в субботу, 10 марта. Он будет в форме протестного шествия и начнется в 12 часов на бульваре Райниса, напротив французского посольства, то есть недалеко от памятника Свободы.

Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
В ЭФИРЕ
Заголовок открываемого материала