"Наивный путешественник" Роженцов: промежуточный финиш

© Sputnik / Робертс ВицупсНаивные путешественники - промежуточный финиш
Наивные путешественники - промежуточный финиш - Sputnik Латвия
Половина пути из Латвии в Россию, в Сибирь для "Наивных путешественников" Валентина Роженцова, Алексея Стетюхи и Робертса Вицупса позади. Уже можно собирать первые впечатления и делать кое-какие выводы. Но прежде стоит еще раз вспомнить, как и для чего это трио собралось в путешествие со Sputnik Латвия и какие цели перед собой ставило

Заявленную цель поездки — из Европы в Азию, из Риги в Сибирь, латвийских русских к российским латышам — поначалу мы представляли как красивую упаковку довольно простодушного желания отправиться в путешествие по России.

Робертс Вицупс, Валентин Роженцов и Алексей Стетюха (слева направо) - Sputnik Латвия
"Наивные путешественники": уехать, чтобы родину понять
Наш интерес к жизни соотечественников — не этнографический, мы не ученые и не исследователи. Мы сами живем в схожей ситуации, и мы хотели посмотреть в зеркало, познакомиться с жизнью нацменьшинств. Жизнь латышей в России неизбежно вызывает прямые параллели с жизнью русских в Латвии. Разумеется, мы говорим о тех латышах, кто живет в России с рождения, и о тех русских, многие поколения которых живут в Латвии.

Чаще всего из нас троих в России бывал Алексей Стетюха. Он работал в Москве, здесь с бабушкой и дедушкой живет его сын. Но одно дело Москва, и совсем другое — далекая Сибирь, маленькие деревни. Робертс приезжал на экскурсию в Ленинград еще советским школьником, я примерно в том же возрасте был в Москве с мамой по путевке от ее производства.

Корни и крона

Что на этот раз нас впечатлило безоговорочно — поразительная тяга латышей, живущих в самых разных местах огромной России, к сохранению своих корней и национальных традиций. Конечно, есть и такие, кто полностью ассимилировался. Но есть и те, кто узнал о своем происхождении и теперь активно изучает латышский язык, помнит родословную и даже принимает участие в народной самодеятельности.

Латыши в России собираются в землячества или сами ищут соплеменников по соседству. Не то что бы это регламентировалось, просто всегда лучше держаться вместе. Хотя есть и такие, кто самостоятельно делает огромную работу, изучая язык и традиции.

Вера Ивановна читает собственные стихи - Sputnik Латвия
С родины на родину, или Попутчики "Наивных путешественников"
После нескольких таких встреч я совершенно по-новому посмотрел на положение русских в Латвии. Нам здесь не приходится прилагать и сотой доли тех усилий, что прикладывают российские латыши на поддержание связей со своей исторической родиной. Культурных связей, прежде всего, знания языка и общения на нем.

Не российская власть или общество им мешают в этом, совсем даже нет — государство или вовсе не вмешивается в эти вопросы или помогает в меру сил в рамках программ поддержки национальных меньшинств. Просто само собою ничего не случится.

А у нас в Латвии русскому жителю не приходится ничего делать специально: русский язык в ходу всегда и везде, вплоть до государственных заведений. Есть кино, театр, радио и телевидение с русским репертуаром местного производства или экспортированный российский оригинал.

Да, нас здесь больше численно и пропорционально — в сравнении с числом латышей в России, это многое объясняет, и все же стоит больше ценить выгоды такого положения. Лично меня каждое новое знакомство с российским латышом заставляет комплексовать и смущаться. Все дело в моем слабом знании латышского языка. Конечно, я предпринимаю попытки объясниться, но в глазах российских латышей мои оправдания звучат неуклюже.

По правде сказать, дома, в Латвии, я слышал меньше упреков за свой плохой латышский от представителей титульной нации, чем всего за десять дней пребывания в России.

Робертс Вицупс собирался было использовать поездку для обучения меня латышскому, но сам с таким удовольствием погрузился в русский язык, что пока не хочет отказываться от полезной практики. Придется вернуться к вопросу уже дома.

И конечно, мне очень нравится отношение российских латышей к исторической и нынешней родинам. Латвия для большинства из них — больше географическое понятие плюс семейные истории. Они помнят язык и песни, любят танцы и традиции, но родина для них — Россия.

Это то, чего так не хватает в менталитете многих русских в Латвии — понимания, кто ты и где живешь. Да, мы русские, но наша родина здесь, в Латвии. Это наша страна, мы ее любим и гордимся ею.

Русских латышей очень мало интересует происходящее в Латвии, так, на уровне новостей, не более. А большинство русских в Латвии принимают российские события близко к сердцу? Почему? То есть принимайте, конечно, но давайте думать и о своей стране, а не игнорировать ее.

Отдельного разговора заслуживает жизненная позиция тех латышей, кто попал в Россию в годы репрессий. Мы беседовали со стариками, которых еще детьми выслали в товарных вагонах из Латвии в Сибирь. Если кого-то из родителей, обычно отца, арестовывали и сажали в лагеря, семья вынуждена была выживать в тяжелейших условиях. Встречались мы, естественно, с теми, кто выжил и остался в России: кто-то уходил в армию, кто-то влюблялся и создавал семью, кому-то, лишившемуся всего на родине, просто некуда было возвращаться.

Смоленские латыши Татьяна Чернова и Анна Каткова - Sputnik Латвия
"Наивные путешественники": русские корни латышского землячества
По-разному сложились судьбы этих людей, но объединяет их всех отсутствие обиды на прошлое. Да, сталинский режим поступил с ними преступно. Но страна менялась, и они предпочли оставить прошлое и жить настоящим. Именно это они называют рецептом своего выживания и становления.

Почему бы такую философию прощения обид прошлого и строительства будущего не перенять целым странам и нациям?

Наши сюжеты о латышах, повторюсь, не претендуют на серьезные исследования. Такой цели мы и не ставили. Мы работаем в легком жанре и рассказываем об интересных людях, встреченных в поездке.

Тем не менее, судя по реакции читателей, для многих из них стало новостью, как много латышей живут в России. Одни вовсе не знали о добровольных переселенцах, другие не вникали в историю депортаций. Теперь в комментариях к нашим публикациям люди делятся историями своих семей, друзей и знакомых, и счет таким рассказам идет на десятки. И лично я считаю нашу задачу уже выполненной — мы чуть в другой интонации, чем принято, несколько другими словами, но смогли привлечь внимание к теме латышей в России.

Позиция и оппозиция

Однако этой темой наш проект не исчерпывается. Есть еще Россия. И снова, читая комментарии к записям о нашем путешествии, мы заметили — в них практически нет негатива в адрес страны, половину которой мы проехали. Хотя мы ожидали этого и готовились.

Мы в своих публикациях Россию особо и не хвалим. Но обычно и этого не требуется, чтобы поднялась волна ругани. Еще во время подготовки проекта мы успели выслушать обвинения в субъективности и даже пророссийской позиции на основании того, что площадкой для наших публикаций стал Sputnik Латвия.

Причина изменившегося отношения к проекту, конечно, не в нас, хотя спокойный тон публикаций тоже играет свою роль. Суть в том, что есть конкретные люди, лицом к лицу в откровенном разговоре способные найти взаимопонимание, и есть так называемое общественное мнение, создающее образ врага и отвергающее саму возможность диалога.

Как-то я пошутил у себя на Facebook, что из-за технических проблем оператора из моего пакета телеканалов пропал "Дождь", и за два месяца без его передач я начал любить Путина. На самом деле не стал, но у меня хотя бы появилось желание увидеть Россию своими глазами. Сейчас, уже в России, я наконец свободен в своих наблюдениях. Могу сказать, что мне здесь комфортно. Люди менее политизированы, чем это представляется после чтения европейских СМИ. Узнав, что мы из Латвии, проявляют искреннее любопытство, но никак не агрессию. Все отзывчивы, добры и улыбчивы.

Конечно, многое мне непонятно, кое-что откровенно раздражает, например, демонстративные религиозность, патриотизм и культ Победы, — не в людях, а скорее во внешних проявлениях: в оформлении улиц, афиш и автомобилей. Но я отношусь к этому, как к некой национальной особенности, не осуждая и не делая далеко идущих выводов.

И главное, что изменилось во мне за десять дней в России — при живом общении моментально улетучиваются европейский снобизм и снисходительность, — просто потому, что видишь в собеседниках не зомбированную серую массу, как рисовало воображение, а умного, открытого человека. Ему нельзя отказать в праве на собственную точку зрения, пусть даже она противоречит некоторым твоим личным убеждениям.

И размеры! Преодолев тысячи километров самолетом, поездом и автомобилем, поняв, что это всего лишь малая часть России, проникаешься уважением к стране и оставляешь за ней право отстаивать собственные интересы.

Проследить путь путешественников в Сибирь можно здесь >>

Задать им вопрос можно на странице Sputnik Латвия в Facebook здесь >>

Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
В ЭФИРЕ
Заголовок открываемого материала
Международный
InternationalEnglishАнглийскийMundoEspañolИспанский
Европа
DeutschlandDeutschНемецкийFranceFrançaisФранцузскийΕλλάδαΕλληνικάГреческийItaliaItalianoИтальянскийČeská republikaČeštinaЧешскийPolskaPolskiПольскийСрбиjаСрпскиСербскийLatvijaLatviešuЛатышскийLietuvaLietuviųЛитовскийMoldovaMoldoveneascăМолдавскийБеларусьБеларускiБелорусский
Закавказье
АҧсныАҧсышәалаАбхазскийԱրմենիաՀայերենАрмянскийAzərbaycanАzərbaycancaАзербайджанскийХуссар ИрыстонИронауОсетинскийსაქართველოქართულიГрузинский
Ближний Восток
Sputnik عربيArabicАрабскийTürkiyeTürkçeТурецкийSputnik ایرانPersianФарсиSputnik افغانستانDariДари
Центральная Азия
ҚазақстанҚазақ тіліКазахскийКыргызстанКыргызчаКиргизскийOʻzbekistonЎзбекчаУзбекскийТоҷикистонТоҷикӣТаджикский
Восточная и Юго-Восточная Азия
Việt NamTiếng ViệtВьетнамский日本日本語Японский俄罗斯卫星通讯社中文(简体)Китайский (упр.)俄罗斯卫星通讯社中文(繁体)Китайский (трад.)
Южная Америка
BrasilPortuguêsПортугальский