Рижская писательница пишет книги о забытой истории России

© Sputnik / Евгений ЛешковскийПисательница из Риги Далия Трускиновская
Писательница из Риги Далия Трускиновская - Sputnik Латвия
Подписаться на
Откуда пошло слово "архаровцы", чем занимался спецназ царя Алексея Михайловича - конюхов при Приказе тайных дел, как курляндские пираты герцога Екаба наводили ужас по всей Атлантике - и еще много о чем рассказывает в романах рижская писательница Далия Трускиновская, книги которой выходят в России.

РИГА, 11 июл — Sputnik, Евгений Лешковский. В России о Далии Трускиновской многие помнят как об авторе детективов, повести "Обнаженная в шляпе", по которой в начале 1990-х на Одесской киностудии сняли фильм с Алексеем Серебряковым, фантастических книг "Шайтан-звезда" (вошла в "короткий список" Национальной литературной премии "Большая книга"), "Сиамский ангел", "Королевская кровь", "Люс-А-Гард", "Дурни Вавилонские" и не только. Но вот уже давно Далия Трускиновская (она же Дарья Плещеева) почти полностью переключилась на приключенческий жанр и историко-авантюрные романы. Стала для России своим "русским Дюма", причем, из Риги. Хотя Рига – это ведь тоже Россия в той эпохе, которую Далия Мейеровна просто обожает.

Своя среди архаровцев

Переключилась она на исторический и приключенческий жанр, начав… с Москвы, где в XVIII веке свирепствовала чума. Несколько лет назад издательство "Амфора" начало выпускать ее романы о приключениях обер-полицмейстера Архарова, а потом серию подхватил "Снежный ком", решивший напечатать "почти полное" собрание сочинений Далии Мейеровны — в 22 томах.

— Романы об Архарове начались после разговора с московским продюсером Михаилом Литваком: мы с ним подумали, что неплохо было бы снять интересный исторический сериал, где есть и интрига, и шпаги, и любовь, словом, все, что полагается, — вспоминает Далия Мейеровна. – Правда, с фильмом не получилось, зато были написаны романы "Сыск во время чумы", "Кот и крысы", "Подметный манифест", "Блудное художество".

Не задумывались: откуда взялось слово "архаровцы"? От него, от Николая Петровича Архарова! Его незаслуженно забыли в советские годы. Одна из причин: он непосредственно участвовал в подавлении пугачевского бунта и в казни самозванца, выдававшего себя за Петра.

— Когда пишешь о людях, о которых мало известно, волей-неволей занимаешься исторической реконструкцией. У тебя есть историческая персона, ты знаешь, в какую эпоху она действовала, какие события происходили тогда. Здесь прочла документ, где упоминается Архаров, тут – нашла сведения о полиции… И начинаешь выписывать картину происходившего, где цветовая гамма становится насыщенней по мере появления разных исторических персонажей, — говорит собеседница.

У писательницы были исходные данные: 1771 год, Москва, чумной бунт. В Москву въезжают гвардейские бригады для усмирения бунта. В одной из них – Архаров, обыкновенный офицер-преображенец. Что он делал тогда, данных нет. Но! Спустя пару месяцев сама Екатерина назначила его московским обер-полицмейстером. За что?! Скорее всего, за раскрытие убийства митрополита Амвросия. А вести следствие в городе, где разгулялась чума, — дело непростое…

Стало понятно и кем могли быть архаровцы. Дело в том, что Архаров раскрывал преступления, о чем есть исторические данные, пользуясь связями в уголовном мире. Но откуда у офицера-преображенца столь странные знакомые? Могло быть так, что он поладил с мортусами – людьми, собиравшими и вывозившими чумные трупы. Они были преступниками, а вызвались на такую работу за гарантию быть освобожденными…

Первый спецназ царя

Следом началась серия "Государевы конюхи".

— У любого правителя, в данном случае – царя Алексея Михайловича, есть исполнители поручений, о которых особенно нигде не пишут, — замечает Далия Мейеровна. – Знаете, как отчитывались конюхи об исполнении поручений? Сохранились документы. "А что твоим царским величеством велено, то исполнено". Что велено? Что исполнено? Но царь понимал, о чем речь, и конюхи понимали.

В Кремле были аргамачьи конюшни (возле Боровицких ворот). Конюхи, служившие там, выполняли всякие поручения. Где-то воевода показался царю подозрительным, конюхи едут туда – и разбираются. Или же – идет укрепление Казани, и царь отправляет конюхов посмотреть, что там реально (а не по бумагам от воеводы), не ушли ли куда выделенные деньги? В центре романов Приказ тайных дел, которого все жутко боялись. Конюхи были личным спецназом царя и разведкой. Кстати, именно они взяли шефство над Данилкой Меньшиковым (отец верного друга Петра Александра Меньшикова).

Вначале вышло три романа — "Заколдованная душегрея", "Кровавый жемчуг", "Деревянная грамота", а недавно в "Амфоре" издали четвертый роман — "Персидский джид". Когда в Москве с подачи лучшего друга Алексея Михайловича Федора Ртищева стали печатать медные деньги – это добром не кончилось: появилось много фальшивок. И тогда этим делом занялись… конюхи.

Курляндский бес и пираты Атлантики

Далия Мейеровна не только в Москве и Санкт-Петербурге перевернула немало закрытых страниц истории, но и в родной Риге, и в соседней Курляндии. Пример – книга "Рижский редут", выдержавшая не одно переиздание.

В центре событий – шхерный флот России. Знали о нем? Он появился в Северную войну. Россия укрепила позиции на Балтике и необходимо было строить лодки нового типа: чтобы успешно ходить у берегов Швеции и Финляндии среди скал, в заливах, где мелко и опасная короткая волна. Лодки построили, на них в итоге могло быть несколько пушек, ходили на приличное расстояние и перевозили небольшой десант.

© Sputnik / Евгений ЛешковскийКниги Далии Трускиновской
Книги писательницы из Риги Далии Трускиновской - Sputnik Латвия
Книги Далии Трускиновской

В книге, которую Далия Мейеровна написала в соавторстве с другом-яхтсменом Вячеславом Дыкиным, события разворачиваются в годы войны 1812-го. Шхерный флот успел прийти из финской крепости Роченсальм к Риге – и защищал город. Если бы наполеоновская армия смогла дойти до левого берега Двины и поставить там батареи, то от Риги остались бы головешки. Ригу накрыли бы артиллерийским навесным огнем – и она на третий день сдалась бы. Но русский шхерный флот успешно со всем справился. Только это, как говорится, строгая история, а роман-то – приключенческий, где всего хватает.

— Также, что в Латвии, что в России мало, кто основательно углублялся в историю Курляндии времен герцога Екаба. Он заигрывал то со шведским королем, то с русским царем. Собирался даже перейти под покровительство Алексея Михайловича. Царя в Курляндии интересовали порты – Виндава (Вентспилс), Либава (Лиепая) – об их аренде и велись переговоры, за которые отвечал "русский Ришелье" — Афанасий Лаврентьевич Ордин-Нащокин. В то время в Курляндии было время больших интриг и ярких подвигов. Об этом — в книгах "Курляндский бес" и в продолжении "Блудное чадо".

Их издали в московском "Вече", которое давно целенаправленно выпускает книги, посвященные русской истории. Там же вышла и "Наследница трех клинков", где все начинается с курляндских морских разбойников.

— Курляндия строила в середине семнадцатого века замечательные суда, приглашала специалистов из Голландии, продавала корабли Англии и Франции, а флот герцога Екаба ходил по Атлантике. И всем был известен его флаг — "черный рак на красном фоне". Исследовать те времена безумно интересно, тем более, что сохранилось не так уж много материалов на русском, — замечает Далия Мейеровна.

Далия Трускиновская в России бывает часто – то конвенты писателей, то встречи с читателями, то конференции разных литературных сообществ. А сейчас она работает над романом "Свидетель с копытами". Там один из главных героев — арабский жеребец Сметанка. Его граф Алехан Орлов приобрел в Персии за бешеные деньги. Вот от этого Сметанки и происходят все знаменитые орловские рысаки. Но интрига романа, как вы догадываетесь, не в этом. Словом, читайте, на здоровье.

Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
В ЭФИРЕ
Заголовок открываемого материала