Закон об охоте на ведьм: как будут судить за критику власти

Подписаться на
Yandex newsTelegram
Ни юристам, ни депутатам от оппозиции не понятно, против кого направлен новый законопроект о противостоянии в информационной войне. Они проводят параллели с 1937 годом и предупреждают об ограничениях свободы слова.

РИГА, 7 мар — Sputnik, Владимир Дорофеев. В Латвии раздался очередной залп информационной войны. Сейм в первом и втором чтении одобрил поправки к уголовному закону, изменяющие "правовое регулирование в соответствии с современными вызовами", то есть вводящие уголовную ответственность "за действия направленные против государства в формате гибридной и информационной войны".

Рабочее место в Сейме - Sputnik Латвия
По закону гибридной войны: в Латвии появится статья "за измену Родине"

Пишу этот материал, и не знаю, посадят теперь меня или нет. Автор законопроекта Солвита Аболтиня ("Единство"), трубку телефона не берет. Ее однопартийцы общаться отказываются, ссылаясь на общее решение партии. Такое ощущение, что война уже развязана.

Одно хорошо, закон еще не приняли, а только рассмотрели в первом и втором чтении. Но рассматривают срочно, последнее слушание проекта назначено на 7 апреля.

Вызывает опасения и сам термин "информационная война", который к примеру регулярно применяют представители латышских СМИ и латышские историки когда речь заходит об оценки даты 16 марта. Вот так огласишь скажем факт о том, что латышские легионеры Ваффен СС — подразделение фашисткой армии, воевавшее на территории России, а тебя сначала в информационной войне обвинят, а потом еще и посадить попытаются.

Если сравнить сам законопроект и статью 59 уголовного кодекса советской Латвии "измена Родине" — видно что они очень похожи.

"Мне кажется, что латышская часть общества попала в пропагандистскую ловушку, — высказал свое мнение публицист и правозащитник Александр Гильман, сам проведший детские годы в сибирской ссылке. — Ей все время говорят о мифической гибридной войне, в ходе которой якобы соблюдать права человека уже не обязательно".

"Я в этом вижу параллель с тезисом 1937 года об "усилении классовой борьбы в ходе успешного строительства социализма", который вызвал беспрецедентную волну репрессий и гибель миллионов невиновных", говорит правозащитник.

Упреждающий удар или защита от критики?

Декан факультета социальных наук Латвийского университета, профессор Юрис Розенвалдс называет законопроект "упреждающими действиями правительства".

"Наше общество разделено по национальному признаку, и русская его часть весьма подвержена российскому информационному влиянию, то есть потенциально уязвима для информационных боевых действий", — говорит он.

Впрочем отделить "информационные залпы" от субъективного восприятия истории разными народами непросто: "Приближается дата 16 марта, когда наши страны и даже наши две общины внутри Латвии снова привычно разойдутся в оценках этого события. Считать ли это действием информационной войны — не знаю, пускай оценивают специалисты Полиции Безопасности".

Новые геополитические вызовы существуют, и реагировать на них надо, замечает Валерий Агешин, член юридической комиссии Сейма от оппозиционной партии "Согласие": "К примеру, вопрос беженцев, совершено определено геополитический вызов, пришедший в нашу страну".

Поправки к уголовному закону фракцию "Согласия" совершенно не устраивают.

"Регулирование закона расплывчатое и граничит с нарушением свободы слова. Мы рассчитываем, что поправки будут доработаны и уточнены. Особенно в той части где говорится "о помощи иностранному государству, направленной на антигосударственную деятельность", считает Агешин.

"Аннотация к этой поправке объемная (12 страниц), и в ней существует множество неясностей. В той формулировке, которая применена сейчас, обоснованную критику и дискредитацию высших чинов страны можно назвать "вредительством". Кроме того, в этих поправках идет речь о "гибридной войне". В латвийских законах нет никаких определений гибридной войны. Соответственно не понятно, против чего конкретно направлен закон", — говорит депутат.

Наказание за несовершённые преступления

"По статьям, к которым предлагаются поправки, почти нет приговоров. Эти статьи не работают — зачем же их ужесточать?— возмущается публицист Гильман.

"Этот законопроект — вызов для правозащитников, для всей демократически мыслящей части общества. Если она сумеет доказать, что права человека — ценность абсолютная, независимо от любых внешних обстоятельств, и предотвратить принятие закона, то есть надежда на сохранение демократического устройства страны", — говорит он.

На все осталось чуть больше месяца: 7 апреля состоится заключительное чтение закона, и тогда неизбежно начнется охота на ведьм, предупреждает он.

"Наша фракция к третьему чтения закона подготовит пять собственных поправок, в которых постарается уменьшить неопределенность, и защитить свободу слова, — говорит Валерий Агешин. — С нашей точки зрения обоснованная критика может высказываться любым лицом. А настоящим вредительством была бы полная защита должностных лиц от обоснованной критики.

Лента новостей
0