01:25 05 Июля 2020
Прямой эфир
  • USD1.1224
  • RUB80.2153
Новости экономики Латвии
Получить короткую ссылку
6766

Предприниматели из Беларуси столкнулись с блокированием средств на счету в латвийском банке ABLV и обвинениями в отмывании денег, и это не первая подобная история; захотят ли другие предприниматели работать по новым финансовым правилам - большой вопрос

РИГА, 26 июн — Sputnik, Юлия Грант. Борьбе за транзит белорусских грузов через Латвию - конец. Так считает политолог Юргис Лиепниекс в связи с историей с замораживанием на 2,5 года 900 тысяч евро латвийской компании Petrohim International Carriers в ликвидируемом банке ABLV. На запрос компании – латвийского налогоплательщика с оборотом в 20 миллионов евро в год - Служба финансовой разведки ответила, что "подозревает" ее в отмывании денег. "Борьбе за белорусский транзит точно конец. Владельцы компании – крупные и очень влиятельные белорусские игроки. Благодаря энтузиазму Знотыни (глава Службы) литовцы могут ликовать: там государство не кичится тем, что бесцеремонно замораживает деньги предпринимателей", - считает Лиепниекс.

Cовладелец Petrohim International Carriers, гражданин Беларуси Евгений Баровский настроен решительно и считает, что латвийскому бизнес-сообществу, наконец, надо оценить ситуацию в ликвидируемом ABLV Bank, которая для его компании и него самого полностью неадекватна. "Я думаю, что не одинок", - говорит предприниматель, с февраля 2018 года дожидавшийся возврата замороженных в банке средств.

"Речь даже не о деньгах, а о подходе латвийских институций, - он продиктован не экономическими, а больше политическими интересами. ABLV Bank - резидент Латвии. Наша компания – тоже. Мы открыли счет в банке за несколько месяцев до приостановки его лицензии, просто для маневра в ситуации, когда во многих латвийских банках стали закрывать счета клиентам, в том числе резидентам Латвии. Стало невозможно оплатить счета поставщиков нефтепродуктов или это можно было сделать только в евро, а не в долларах. Банки тогда только разводили руками и выражали соболезнование, ссылаясь на какую-то политику, которая и им самим непонятна", - поясняет бизнесмен.

Я слухам нелепым не верю

Petrohim International Carriers поставляет нефтепродукты не только на европейские рынки, но и на Украину, пользуясь для расчетов различными международными банками, включая BNP Paribas. Со счета в ABLV Bank транзакции проводились различным клиентам, в том числе "Роснефти". Это был не основной счет компании, подчеркивает Баровский, однако на момент приостановки банковской лицензии на нем были аккумулированы 900 тысяч евро, в том числе оплата за поставленный сжиженный газ от клиента, счет которого находился в том же банке. Все расчеты были абсолютно понятны и прозрачны. Белорусские предприниматели были настолько уверены в добром имени своей фирмы, что даже не попытались "дать деру", когда поползли нехорошие слухи про ABLV.

"Нам в голову не могло прийти, что латвийские власти закроют один из крупнейших банков, к тому же крупного налогоплательщика. Даже когда прозвучало заявление Fincen и примерно полдня оставалась возможность конвертировать деньги из долларов в евро и тем самым спасти их, мы этого не сделали, так как были уверены в безопасности латвийской банковской системы. Работаешь честно, платишь налоги – и твои деньги в безопасности!"

Гарантированные законом 100 тысяч предприятие получило оперативно. Об остальных средствах сомнений не было, хотя и доступ к ним был закрыт. На запросы ответственные службы – Комиссия по рынку финансов и капитала, Банк Латвии – отвечали одно: ждите. Спустя два года, в начале 2020-го, пришли довольно странные запросы от аудиторской компании Ernst&Young, на которые дотошно было разъяснено, кто и в какой сделке покупатель и продавец.

А в конце мая Petrohim International Carriers получил "письмо счастья" от ведомства Знотыни: мол, у него есть подозрения, что счет предприятия использовался для отмывания денег. Поскольку предмет подозрений никак не разъяснялся, то и защищаться предприятию нечем.

Где деньги, Зин?

Естественный вопрос: когда предприятию вернут его деньги? Проходит время, и финразведка сообщает о новых подозрениях, продлевая срок расследования предыдущих. Возврат денег затягивается. Белорусы шлют документы и в Службу, и в Генпрокуратуру, просят помощи у посольства.

"Мы не какой-то офшор, принадлежащий другому офшору. Компанией владеют два гражданина Беларуси, все ее сделки прослеживаются до мельчайших подробностей. При этом мы латвийское предприятие, которое ежегодно проходит аудит, платит налоги и продолжает работать, не увольняет сотрудников, - говорит Евгений Баровский, владелец 65% акций Petrohim International Carriers. – Получается, что, занимаясь открытым и законным бизнесом, живя не дивиденды и платя налоги, ты не получаешь от государства ни защиты, ни понимания. Ровно наоборот: поступая честно, предприниматель оказывается особенно уязвим в сравнении с теми офшорами, которые в 24 часа убрались из Латвии со своими деньгами, наплевав на аудиты и какие-то "подозрения"… Мы готовы судиться в европейских судах, потому что, начиная работу в Латвии, были уверены: действуя по закону, ты вправе рассчитывать на поддержку государства. Но мы не просим поддержки. Мы латвийское предприятие, у нас есть дочерняя фирма в Литве. Просто отдайте нам то, что нам принадлежит".

Даже при положительном исходе саги с замороженными деньгами Баровский и его компаньон Александр Жаунерка лишатся части доходы: в соответствии с изменениями закона "О подоходном налоге с предприятий" дивиденды от прибыли до 2017 года включительно следовало выплатить до 31 декабря 2019-го. Поскольку этого из-за блокировки счета не произошло, то акционерам для получения законных дивидендов надо будет внести в бюджет уже не 10%, а 20%. А это при сумме дивидендов около 600 тысяч евро составит уже 120 тысяч.

Может, в этом и состоял хитрый 401-й способ отъема денег у населения?

"Подозрения можно предъявить любому предприятию, которое хоть что-то делает. Я бы хотел услышать в Международном суде, в чем латвийское государство подозревает производителей нефтепродуктов, которым частично были перечислены и наши деньги, - говорит Баровский. – Перечисления производились торговым компаниям, закупающим у нас продукты. Все эти компании хорошо известны, и чрезвычайно просто проследить движение и денег, и товаров. Я создавал свой бизнес в Латвии потому, что считал: в этом государстве все безопасно и прогнозируемо. Нынешняя ситуация говорит об обратном касательно всего, что декларировалось Латвией".

Знотиня и комсомольский задор

По иронии судьбы, нынешний статус Службы финансовой разведки был в свое время создан при участии ABLV Bank, неоднократно высказывавшего недовольство работой Службы предотвращения легализации незаконно полученных средств (Службы контроля, так ранее называлась СФР).

"Причиной недовольства была возложенная на банки обязанность сообщать о подозрительных сделках и неспособность Службы контроля их обработать — реально оценить и начать соответствующие процессуальные действия по информации в этих сообщениях, — утверждает депутат Сейма и бывший начальник отдела расследований Финансовой полиции СГД Любовь Швецова. — Информированные эксперты говорят, что наибольшее недовольство работой СК высказывал именно банк ABLV, и он приложил значительные усилия, чтобы его критику услышали чуткие уши в правительстве".

Швецова считает, что за "капитальным ремонтом" латвийских банков стоят американские интересы – акционеры из Ripplewood с 2015 года контролируют банк Citadele. Глава Ripplewood Тим Коллинз водил дружбу с администрацией президента Обамы.

Во второй половине 2017-го латвийский филиал Nordea Bank AB и DNB Bank, объединив свою деятельность в странах Балтии под брендом Luminor, перешли во владение американского инвестиционного фонда Blackstone. Этот фонд числится среди приближенных нынешнего Белого дома.

Люди из Citadele потихоньку оказались на всех ключевых постах в латвийских финансах.

Руководителем Комиссии рынка финансов и капитала (КРФК) стала бывшая член правления Санта Пургайле.

Латвийскую ассоциацию коммерческих банков во время начала "капремонта" возглавлял председатель правления Citadele Гунтис Белявскис.

Американскую школу прошел председатель совета Luminor Group — Нил Мелнгайлис, с 2008 по 2010 год служивший в банке Parex, пока тот не "породил" Citadele.

Возможно, что прямо или косвенно назначена Citadele также Илзе Знотиня, трудившаяся ранее в Deloitte Legal, предполагает депутат Сейма. А за группу услуг изучения бизнеса Deloitte с 2009 по 2017 год отвечал Маршалл Биллингсли, занявший пост заместителя секретаря Министерства финансов США по вопросам финансирования терроризма. В школе Флетчера американского Университета Тафтса образование получили и Биллингсли, и его латышский коллега Мелнгайлис.

"И мой вопрос: а сами они осознают, как и зачем на самом деле попали на эти должности? Очень возможно, что они только усердные исполнители, "молодые комсомольцы и отличники", которые старательно работают в интересах своего (-их) учителя (-ей) и новых комсомольских и партийных секретарей", — заключает Швецова.

Она полагает, что американцам нужны кредитные портфели крупнейших банков, сформированные в основном за счет местных предприятий и населения, одолживших по состоянию на 1 квартал 2020 года соответственно 7,62 и 5,35 миллиарда евро. Ясно просматривается желание латвийских властей подстегнуть постпандемическое кредитование посулами легких денег из государственной финансовой институции Altum. А целью "сухого отжима", разумеется, станут местные предприятия, а не какие-то транзитчики, для которых "где тепло – там и родина". А перед тем, как выгнать, их всячески стараются еще и обобрать…

По теме

Знотиня: в Латвии накопилось много незаконно нажитых средств, конфискацию надо упростить
Латвия распугала инвесторов и осталась у разбитого корыта: о чем писали латышские СМИ
Двадцать пять стран будут искать доказательства вины банка ABLV
Банки Австрии даже латышских менеджеров дают: транзит и торговля меняют прописку
Теги:
транзит, ABLV Bank, Латвия

Главные темы

Орбита Sputnik