22:57 24 Апреля 2019
Прямой эфир
  • USD1.1209
  • RUB71.9850
Спектакль Мастер и Маргарита

Бесстрашные гастроли московского Театра на Юго-Западе в Латвии, или Что есть истина?!

пресс-фото PR Linija/ Dmitry Dubinsky
Новости культуры Латвии
Получить короткую ссылку
400

Есть ли жизнь за МКАДом, я не знаю. Не проверял. Но в двух километрах от этого рубежа, в Театре на Юго-Западе, она есть и протекает бурно — это театральный факт. Свидетельством тому служат гастроли московского Театра на Юго-Западе в Латвии

РИГА, 6 фев — Sputnik, Александр Малнач. В первых числах февраля в Риге на сцене Дворца Культуры ВЭФ и в Даугавпилсе на сцене тамошнего театра состоялись первые в истории Латвии гастроли московского Театра на Юго-Западе. Событие для нашей страны знаковое, показывающее, каким может и должен быть русский театр за пределами Садового кольца.

Москвичи привезли три постановки — две взрослые ("Баба Шанель" и "Мастер и Маргарита") и детскую ("В поисках сокровищ, или Невероятная история одного кораблекрушения"). Мне довелось увидеть два взрослых спектакля. Теперь жалею, что пропустил детский.

И в Риге, и в Даугавпилсе давали только "Мастера и Маргариту". В Даугавпилсе москвичей ждал аншлаг, в пресыщенной Риге, по наблюдениям, сбор был не полный, но тут ведь важно не как встречают, а как провожают, а провожали стоячей овацией. Так было на "Мастере и Маргарите", спектакле, который едва ли забудешь, однажды увидев. Не случайно он держится в репертуаре театра с 1993 года. И не стареет!

Спектакль Баба Шанель
пресс-фото PR Linija / Serge Tuptalov
Спектакль "Баба Шанель"

Не молода и "Баба Шанель", постановка Беляковича по пьесе Николая Коляды. Кстати, народный артист РФ (2002) Валерий Белякович (1950–2016) только в Театре на Юго-Западе, который он в 1977 году основал и до 2011 года возглавлял, поставил более семидесяти спектаклей, многие из которых не покидают репертуар десятилетиями.

Как и в других постановках, в "Бабе Шанель" Белякович выступил не только режиссером, но и сценографом, и автором костюмов (актер-режиссер, он и играл в ней поначалу). Похоже, лаконизм — главное свойство его сценографического мышления. Но это такой лаконизм, который доходит в своей многогранности до универсальности.

В "Бабе Шанель", как и в других постановках Беляковича, важную, пожалуй, даже спектаклеобразующую роль играют звуковое оформление (Михаил Коротков) и светопись (художник по свету Вячеслав Климов). Одну мужскую и семь женских ролей играют актеры-мужчины и только саму бабу Шанель — актриса.

Жанр спектакля определен как трагифарс. Это ни разу не комедия, но смешного много. Правда, достигается комический эффект в основном за счет сценического действия. И прикол не в том только, что женщин играют мужчины. Прорисовка образов, качество актерской игры таковы, что невольно дивишься мастерству исполнителей. От смеха не удержаться порой в самых патетических местах.

Спектакль Баба Шанель
пресс-фото PR Linija / Serge Tuptalov
Спектакль "Баба Шанель"

Не буду вдаваться в подробности. Обыденную в наших широтах историю ансамбля бабушек-инвалидов "Наитие" при доме ВОГ (Всероссийское общество глухих — та еще хохма), руководитель которого, боготворимый бабушками сочинитель народных песен и баянист Сергей Сергеевич задумал провести ребрендинг, введя в состав ансамбля солистку ("А вы организованным монолитом и в темноте постоите"), Коляда и Белякович превратили в притчу про народ и власть на Руси и за ее пределами, но где-то в наших широтах.

Притча вышла грустная. Игры в ребрендинг, будь то ансамбль сениоров или целая страна, чреваты трагедией. С людьми и... людьми лучше вообще не играть.

Несколько рыхлый финал я склонен отнести на счет пьесы и ее автора. Есть в ней такие места, я бы сказал — вырыпаевские местечки, от которых только морщишься и ждешь с нетерпением, когда же этот темный нравоучительный туннель закончится, и вновь засияет свет жизни. Театр — это магия, сеансы которой не терпят разоблачения.

То ли дело "Мастер и Маргарита". В этой постановке счастливо слились все составляющие выдающегося театрального действа: изумительная, быть может, даже гениальная литературная основа; глубокое, быть может, даже до дна проникновение в авторский замысел, без чего Белякович не справился бы с такой непростой задачей, как инсценировка произведения, не предназначавшегося для сцены (здесь, впрочем, ему помог и драматургический дар М.А. Булгакова); феноменальная в своей простоте и многофункциональности сценография; костюмы, вызывающие вкусовые ощущения эпох, в которые разворачивается действие, и в то же время имеющие продолжение в 90-х годах прошлого и начале нынешнего столетий; звуковое оформление и свет (те же Коротков и Климов), создающие до осязаемости плотную атмосферу фантасмагории; крепкая режиссура, великолепный ансамбль и яркие актерские работы.

Спектакль Мастер и Маргарита
пресс-фото PR Linija/ Serge Tuptalov
Спектакль "Мастер и Маргарита"

Я дважды читал роман Булгакова, и оба раза его глубинный смысл ускользал от меня. Я помнил в общих чертах сюжет "Мастера и Маргариты" (эка невидаль!), но не смог бы ответить на вопрос: о чем эта книга? Интерпретация Беляковича дает ключ к раскрытию ее тайны.

Поражает, как всего за три часа Белякович передал событийную канву романа, не оборвав ни одной важной нити, дал продуманные до тонкостей портреты всех главных и второстепенных персонажей (а их больше двадцати), и вывел на сцену такую многолюдную и энергичную массовку, словно на гастроли в Ригу прибыл не Театр на Юго-Западе, а весь Юго-Запад. И как же ловко режиссер тасует актеров-карты, раскладывая и смешивая пасьянс каждой сцены, всякий раз удачный и неповторимо прекрасный.

Кстати, о картах. Именно игральные (но не только) карты своими скругленными углами напоминают с первого взгляда огромные, больше чем в рост человека, металлические листы (всего их восемь), свешивающиеся с колосников и немного не достающие до самой сцены. Это жесть! В прямом и переносном смысле.

Жестью совершенно исчерпывается сценография спектакля. Эти листы служат и кулисами, и декорацией, и реквизитом, и рефлекторами, отражающими свет софитов, и даже музыкальными инструментами. Но когда на них загорается проекция из строк: "Тьма, пришедшая со Средиземного моря, накрыла ненавидимый прокуратором город...", становится ясно, что это страницы романа, которые хотел было уничтожить Мастер. Ведь рукописи не горят!

Спектакль Мастер и Маргарита
пресс-фото PR Linija
Спектакль "Мастер и Маргарита"

Белякович словно перелистывает книгу, листает ее неторопливо, без суеты, в уверенном и не ослабевающем темпо-ритме, читает внятно (у актеров отменная дикция; сам Белякович, говорят, был мастером выразительной речи) и картинки показывает одна другой занимательнее. Глава за главой, сцена за сценой, персонаж за персонажем предстают перед зрителем, разворачивается интрига романа в пыльной и душной Москве и "романа в романе" в пропащем великом городе Ершалаиме.

И по мере того, как разворачиваются эти две повествовательные линии, они отражаются одна в другой и тут же скручиваются в тугую, двойную спираль человеческого ДНК. С поразительной ясностью вырисовывается композиция и изобразительная структура "Мастера и Маргариты", выявляется своеобразие языка, которым написаны московские и ершалаимкие главы романа.

А иллюстрации?! До чего же они хорошо получились, как красиво легли на страницы книги. Много я видел рисунков к "Мастеру и Маргарите", в том числе и очень маститых авторов, но такой замечательной графики, как у Беляковича не встречал. Одна Голгофа чего стоит. Явно навеянная образами высокого Возрождения, эта живая картина все же нисколько не выпадает из общего изобразительного ряда постановки.

И тут не только графика, но и живопись, и скульптура. Белякович мастерски использовал возможности человеческой пластики, саму фактуру актеров (с умом, видимо, подбирал свою труппу).

Скажем, трогательный и смешной в своей наивной патетике Левий Матвей (Максим Лакомкин). Ведь это воплощенное барокко — восхитительные по экспрессии жестов фигуры апостолов в католических храмах. "Вот оно бессмертие: Его помянут – сразу вспомнят нас", - говорит ученик Иешуа прокуратору Иудеи. А Понтий Пилат (Алексей Ванин) — это уже классицизм, он словно ожившее мраморное изваяние римского патриция из эрмитажной коллекции антиков.

Все, каждый по своему, понравились мне в этой версии "Мастера и Маргариты", и окружение Понтия Пилата (меньше всех Алексей Матошин в роли Иешуа Га-Ноцри, но догадываюсь, что без его массивной фигуры зрелище Голгофы было бы не таким убедительным, иконографический канон не был бы соблюден в точности), и советские граждане (менее всех — Константин Курочкин в роли Берлиоза; его Семплеяров был интереснее), и тем более — свита Воланда. Тут лучшего и желать не приходится: и Гелла (даму вперед), и Азазелло, и Коровьев, и кот Бегемот непременно будут являться мне в их юго-западном виде при перечитывании "Мастера и Маргариты".

Заслуженный артист России Олег Леушин в роли Воланда, Мастер и Маргарита, Театр на Юго-Западе
© Photo Театр на Юго-Западе / Serge Tuptalov
Заслуженный артист России Олег Леушин в роли Воланда, "Мастер и Маргарита", Театр на Юго-Западе

Однако Воланд превзошел всех. Эту роль Олег Леушин перенял у создателя спектакля вместе с должностью художественного руководителя театра. Провел он ее безукоризненно от начала до конца, создав образ представительного, с острой внешностью и властно-потусторонним голосом аристократа (все же — порода), ироничного и остроумного собеседника, наделенного обширными познаниями в области антропологии и черной магии, с уклоном в космополитизм, но без особого педантизма профессора, строгого, но справедливого господина. Вылитый князь тьмы, повелитель теней — "часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо".

Будь Владимир Бортко посмелее, он не промахнулся бы так фатально с выбором исполнителей на роли Воланда и его свиты, снимая телеверсию "Мастера и Маргариты". Впрочем, роман Булгакова вовсе не о дьяволе, как думают многие, хотя тот и является одним из его протагонистов.

"Мастер и Маргарита" — это автобиографический в своей основе роман с двойной системой зеркальных отражений. Булгаков отражается в Мастере; Мастер — в Понтии Пилате. На этих троих ложится тень страха. Прототипом Маргариты была третья жена Михаила Афанасьевича. В свою очередь, Маргарита отражается в Иешуа. Эту группу (про)образов объединяет любовь, страх побеждающая.

Как откровение (а это и есть откровение) звучат последние слова Иешуа, сказанные им перед казнью: "Трусость — один из самых страшных человеческих пороков". Из милосердия "безумный философ" смягчил формулировку. Понтий Пилат ее заострил, обрекая на казнь самое себя: "Трусость — это не один из, а самый страшный человеческий порок".

Трусость преступна. И беда в том, что любовь, которой все так жаждут, за которой гонятся и которая есть жизнь, не совместима с трусостью. "В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение. Боящийся не совершенен в любви" (Первое послание Иоанна, 4, 18). Вот, что есть истина!

Спектакль Мастер и Маргарита
пресс-фото PR Linija
Спектакль "Мастер и Маргарита"

И не важно, о какой любви идет речь, о любви к человеку вообще (Иешуа) или о любви к конкретному человеку (Маргарита). И та, и другая любовь, и тот (Иешуа), и другая (Маргарита) попирают смерть, преодолевая страх смерти, им, как и всем другим людям присущий. Понтия Пилата, списавшего его с себя Мастера, как и самого Булгакова, списавшего с себя Мастера, страх умерщвляет духовно и физически.

Это величественное уравнение, изумительная по ясности формула, вполне достойная отсылки к Писанию. И это очень русская и одновременно всечеловеческая в русскости своей тема. Низкий поклон Беляковичу и труппе Театра на Юго-Западе за возможность увидеть такой бесстрашный, такой бескомпромиссный спектакль.

Как и предначертано Мастеру, Валерий Белякович ушел. Верю, ему там покойно. Но он оставил нам спектакль, который, как и вдохновивший его роман, вправе рассчитывать на долголетие и заслуженно им пользуется.

По теме

"Спектакль-сон": в Ригу едет необычная постановка "Мастера и Маргариты"
Не надорвите животики: в Ригу едет "Баба Шанель"
Прачка-собачка, или Метаморфозы "Муму" и Рижского русского театра
Театральный фестиваль Stanislavsky.lv покажет спектакль по роману Чингиза Айтматова
Теги:
Михаил Булгаков, Культура, Театр, Латвия

Главные темы

Орбита Sputnik