13:37 20 Сентября 2020
Прямой эфир
  • USD1.1833
  • RUB89.1439
Колумнисты
Получить короткую ссылку
5153

"Нет в природе розовых слонов с золотыми бивнями, вот точно так же и нет доказательств вины нашего подразделения", говорится в письме бывшего бойца Рижского ОМОНа к президенту РФ

Бывший боец Рижского ОМОНа, российский гражданин Константин Никулин, уже почти 13 лет отбывающий пожизненное заключение в литовской тюрьме, обратился к президенту России Владимиру Путину с просьбой о поддержке.

"Уважаемый Владимир Владимирович! — пишет Никулин. — Позвольте обратиться к вам в краткой форме, строго по сути. В 1991 году, в тяжелое для нашей страны время, свой служебный долг, основанный на данной мною присяге, а также долг гражданина, основанный на Конституции нашей страны, я исполнил честно и до конца. Но вот сегодня я, как человек, сам нуждаюсь в помощи".

Запрещено сомневаться, что стрелял ОМОН

О трагической судьбе рижского омоновца Sputnik Латвия писал неоднократно. Вкратце напомню основные факты. Для этого придется отмотать время на 29 лет назад.

В 1991 году 31 июля на литовско-белорусском КПП "Мядининкай" были расстреляны восемь литовских таможенников и полицейских. Семеро погибли, один выжил. Лидеры Литвы сразу возложили вину на советское руководство, а исполнителем "назначили" Рижский ОМОН. Впоследствии эта версия превратилась в Литве в идеологический догмат, который запрещено подвергать сомнению.

В ночь с 30 на 31 июля рижские омоновцы, включая Никулина, действительно находились в Литве — приехали, чтобы получить новое оружие и амуницию. И это, по сути, единственная "улика", никаких иных внятных доказательств участия Никулина в расстреле в Мядининкае нет. Как он сам пишет в своем письме президенту России, "нет в природе розовых слонов с золотыми бивнями, вот точно так же и нет доказательств вины нашего подразделения".

У литовских националистов был мотив

Политика — вещь жестокая, но я не вижу у руководства СССР мотива для совершения кровавой акции в Мядининкае. Допустим (хотя и это под вопросом), Москве нужен был повод для жесткого силового подавления литовских сторонников независимости. Но в таком случае, рассуждая цинично, требовались жертвы среди советских военнослужащих. Мол, смотрите, до чего дошло — наших солдат убивают, пора наводить порядок.

Но зачем убивать литовцев?! Чтобы добавить пропагандистских козырей противнику?

А вот у литовских националистов мотив был. В тот же день, 31 июля 1991 года, в Москве Горбачевым и Бушем-старшим был подписан Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ-I). Проблемы разоружения националистов вряд ли волновали, но их могло не на шутку встревожить сближение позиций СССР и США. Вдруг русские и американцы снова договорятся, как это случилось в годы Второй мировой войны, и Литва не получит независимости?

Логично в такой ситуации сыграть на обострение, выставить СССР государством-злодеем и попытаться сорвать процесс советско-американского сближения.

Дело дошло до ЕСПЧ

Константин Никулин был арестован в 2007 году в Риге и передан Литве. В 2011 году Вильнюсский окружной суд приговорил его к пожизненному заключению за "убийство двух и более человек". Не говоря уже об отсутствии доказательств, приговор был незаконен и по чисто юридическим причинам.

В 1991 году, когда произошел расстрел в Мядининкае, срок давности по статье "убийство" был десять лет, то есть к моменту суда истек. Потом законодательство менялось, сейчас в Литве этот срок равен двадцати годам. В подобных случаях для применения должен быть выбран закон, наиболее благоприятный для обвиняемого.

Понимая, что с таким приговором Никулина придется выпускать на свободу, суд второй инстанции в 2016 году переквалифицировал "убийство" в "преступление против человечности", не имеющее срока давности. Третья (высшая) инстанция приговор утвердила.

Таким образом, принято чисто политическое решение, не имеющее под собой правовой основы.

Преступление против человечности — это не какое-то изолированное преступление. Оно должно быть составной частью направляемых государством системных широкомасштабных действий против мирного населения. Но тогда надо доказать, что политика советского руководства в конце 1980-х — начале 1990-х годов была направлена на жесточайшее подавление и уничтожение литовского народа. Что абсолютно противоречит правде.

Адвокаты Никулина оспорили приговор в Европейском суде по правам человека. ЕСПЧ не занимается оценкой доказательств, но вопросы квалификации преступления и соблюдения процедуры — в его компетенции. И поскольку в этих вопросах литовское правосудие изрядно "накосячило", есть шансы на благоприятный исход.

Конечно, приходится учитывать нынешнюю ситуацию холодной войны между Западом и Россией и искусственно нагнетаемую русофобию. Вера в беспристрастность Европейского суда сильно упала. Но практика рассмотрения жалоб в ЕСПЧ свидетельствует, что есть судьи, которые не поддались политическому угару и сохранили верность профессиональному долгу.

Чем может помочь Россия?

Обращаясь к президенту России, Никулин пишет: "Прошу вас рассмотреть те продуктивные механизмы нашего государства, за счет которых мое освобождение из этого абсурдного и нелепого литовского плена и возвращение на Родину в Россию стало бы реальностью. Литовское гостеприимство — это, конечно, здорово, и люди здесь хорошие, но пора и честь знать, уже пора мне домой!"

Ранее российское министерство юстиции обращалось к Литве с предложением о передаче Никулина для отбытия наказания в Россию (соглашением между странами предусмотрена такая возможность). Но Литва отказала без объяснения причин.

Имеются ли у руководства России иные, скажем так, непубличные инструменты для спасения своего гражданина, попавшего в беду? Например, обмен или еще какие-то варианты. Если имеются, то надо их использовать. Чтобы показать и своим гражданам, и всему миру, что слова "русские своих не бросают" не является просто словами.

По теме

Спасти рядового Никулина: есть ли надежда на освобождение

Главные темы

Орбита Sputnik