23:14 30 Марта 2020
Прямой эфир
  • USD1.1034
  • RUB88.1385
Новости Латвии
Получить короткую ссылку
157

Супруга и любовь великого Райниса. Она пережила многое. Но при этом, несмотря ни на какие беды, сохранила любовь, под гнетом испытаний не утратила достоинство и сохранила не только мужество, но и доброе сердце

РИГА, 8 мар - Sputnik, Владимир Дорофеев. День женской солидарности уже давно превратился в международный женский праздник. Те, кто хотят, чествуют в этот день сильных женщин, требующих равенства. Кто-то, напротив, отмечает день женщины - хранительницы очага.

Лично мне больше по душе первые. Поэтому хочу продолжить рассказ о выдающихся женщинах.

Первые два материала можно прочитать по этом ссылкам:

"Зента Мауриня: история жизни выдающейся женщины к 8 Марта">>>

"Латвийская золушка: невероятная история первой миллионерши Латвии">>>

А этот материал – об одной их самых почитаемых латвиек.

Латышская поэтесса и драматург Аспазия, историческое фото
© Photo Архивное фото
Латышская поэтесса и драматург Аспазия, историческое фото

Та эпоха

Празднику, к которому я приурочил эту публикацию, всего 112 лет, и, говоря о нем, невозможно обойти стороной эпоху его породившую.

Это было удивительное время котлов паровых машин и мировой революции, когда технический прогресс только начинал свое неумолимое шествие по планете, а равенство людей казалось смешной фантазией социалистов.

Большинство профессий были исключительно мужскими. Сослуживец-женщина была дурной приметой, грозящей несчастьями, а женский заработок законодательно не превышал половины мужского.

То есть там, где мужчина получал за работу 10 рублей, женщина только 5. Избирательного права женщины не имели, а политические требования женских организаций того времени были куда скромнее нынешних, и большинство сегодняшних ретроградов сочли бы их вполне справедливыми.

Любовь народа

Эмилия Розенберга – была очень сильной дочерью своего сурового времени. И хотя имя ее знают немногие, убежден, что псевдоним этой женщины известен каждому жителю Латвии.

Для иностранцев назову – это Аспазия. Супруга и любовь великого Райниса. Она пережила многое. Но при этом, несмотря ни на какие беды, сохранила любовь, под гнетом испытаний не утратила достоинство и сохранила не только мужество, но и доброе сердце.

Честно говоря, если сравнивать величие супругов – то Аспазия поэт более сильный и любимый народом, чем ее обласканный всеми властями муж.

Именно с ее стихов начинается любовь к родному языку многих латышей. Ее строки просты и легко ложатся в память.

Дом-музей Аспазии в Юрмале
© Sputnik / Sergey Melkonov
Дом-музей Аспазии в Юрмале

На постсоветском пространстве есть всего два поэта, столь любимые народом. Стихи обоих крестьянки вышивали на настенных вышивках. То есть стихи их настолько западали простым людям в душу, что те тратили по несколько часов, чтоб запечатлеть красоту строк и передать своим потомкам.

Знаете что это за поэты? Сегодня отличная дата для такого вопроса. Это две женщины. Одна из них - Леся Украинка, вторая - Эмилия Йохана Лизете Розенберга более известная под псевдонимом Аспазия. Ее стихи и ныне отзываются в сердцах – ее стихи я видел написанными фломастером на стенах домов.

К сожалению, в нынешних государственных интеграционных материалах мало стихов Аспазии, зато больше всякой новомодной ерунды. А жаль, поскольку стихи ее прекрасны, и их перевод на русский язык выполнили две блестящих переводчицы - Ольга Петерсон и Рута Марьяш.

На сегодня самое известное и любимое миллионами людей стихотворение – это колыбельная из фильма "Долгая дорога в дюнах", в переводе Ольги Петерсон.

Неудобная Аспазия

Аспазия не слишком удобна ни для ныне модного примитивного национализма, ни для не менее модного протекционизма.

Она была очень хорошо образована, хотя и училась самостоятельно, не посещая гимназии. Великолепно знала не только родной латышский, но и русский с немецким знала более чем хорошо.

Когда ее будущий муж при царе томился в ссылке, их переписка читалась цензурой, и поэтому велась на русском языке. Практически - это роман в письмах, образец превосходного владения словом. Вполне возможно, что именно широкое образование включающее изучение иностранных языков, позволило ей так глубоко понимать нюансы родной речи.

Сама она в политике (как впрочем и в поэзии) оказалась даже прежде Райниса, и это была социал-демократическая партия.

Тень или муза?

Аспазию часто называют музой великого Райниса, отводя ей место тени гения. Она и на самом деле была его верной музой, но не менее (а может и даже более) талантливой, чем ее супруг.

Украденная печатная машинка из музея Райниса и Аспазии в Юрмале
Украденная печатная машинка из музея Райниса и Аспазии в Юрмале

Она его очень сильно любила, и когда они оказались в политической эмиграции, пошла работать, чтоб ее любимый мог писать стихи. Помогала она ему и в другие моменты жизни. А Райнис - седина в бороду – бес в ребро. На излете лет он встретил молодую красавицу-поэтессу. И спустил на нее все совместное состояние супругов, оставив после себя огромные долги.

Аспазию очень ценил последний президент первой республики Ульманис. И как вдову Райниса, и как несомненное литературное достояние республики. Благодаря ему Аспазия в шаге от разорения долгами Райниса была избавлена от них за государственный счет.

Характерно, что когда она получала свою последнюю награду от Ульманиса, то многие ее сопартийцы были рассажены им по тюрьмам.

Аспазия очень вовремя отошла от политики и ушла в большую литературу. В 1926 за вклад в латышскую культуру ее наградили орденом Трех Звезд, в 1931 - Крестом Признания II степени, и в 1939 - Наградой Отечества.

Умерла Аспазия тихо, в своем доме в Юрмале, во время нацистской оккупации. На тот момент, содержала ее бывшая служанка, благоговевшая перед великой поэтессой, всегда ровной и приветливой со всеми.

Сегодня в этом доме прекрасный музей.

Выставка старинных зеркалец в Доме-музее Аспазии
© Sputnik / Sergey Melkonov
Выставка старинных зеркалец в Доме-музее Аспазии

От политики Аспазия отошла еще раньше, и тот бедлам, который творился в мире – не поддерживала, хотя и не боролась против. Просто существовала вне его.

И все существовавшие режимы отвечали ей тем же – с ней не боролись и даже периодически награждали. Почему? Да просто потому, что литература – превыше политики.

Но если бы 20 век не освободил бы женщин, в латышской, да и в мировой литературе феномена Аспазии не существовало бы.

Аспазия - не слишком укладывается в образ героинь 8 марта. Для советского восприятия – она слишком буржуазна, для феминистического – слишком много прощала своему супругу.

Но по-моему она одна из самых достойных женщин Латвии. Имя ее давно и прочно вписано в историю республики, причем вписано с любовью и годится для любого режима.

Аспазия - выше политики. Ее право на народную память – народная любовь.

По теме

Выставка старинных зеркал в Юрмале: игра с отражениями
Призраки Цеткин и Люксембург не беспокоят: как Латвия вернула 8 марта
Ограблен музей Райниса и Аспазии в Юрмале
Теги:
Аспазия

Главные темы

Орбита Sputnik