Узбекский бренд, родившийся в Латвии, и девушка из Центральной Азии на обложке Elle

© Sputnik / Oksana Dzadan Открытие узбекского шоу-рума Moel Bosh в Риге
Открытие узбекского шоу-рума Moel Bosh в Риге - Sputnik Латвия, 1920, 07.10.2021
Подписаться на
Как модель из Узбекистана появилась на обложке Elle Russia? Интервью с организатором съемки Камиллой Ахмедовой, а также с Зухрой Инат из Латвии, по эскизам которой была создана одежда для фотосессии
РИГА, 7 окт — Sputnik. Узбекистанская модель Вазира появилась на обложке Elle Russia. Журнал мод посвятил новый номер странам ближнего зарубежья и дружбе народов. Съемки для октябрьского выпуска проходили в разных точках бывшего СССР, включая Узбекистан.
Корреспондент Sputnik Узбекистан Данара Курманова побеседовала со стилистом Камиллой Ахмедовой и дизайнером Зухрой Инат, участвовавшими в подготовке спецпроекта.

Феномен узбекской эстетики

Есть люди, которые считают моду чем-то несерьезным. Говорят о ней понимающе-снисходительно: мол, вы только вдумайтесь – это же просто одежда.
Однако, если действительно вдуматься, модные образы можно читать как книгу. Узбекские изделия, например, способны рассказать целую историю – о древних городах, чьи мастера придумали опускать хлопковые и шелковые нити в специальные красители, а потом вручную прясти из них ткань. Недаром технологии производства узбекских тканей внесли в список культурного наследия ЮНЕСКО.
Ненавязчиво интегрировать наследие Востока в западный стиль – непростая задача. Но Камилле Ахмедовой это удается. В прошлом Камилла – редактор узбекистанских журналов, ныне – стилист. Именно она стала одним из организаторов съемки для проекта Elle.
© Фото из личного архива Камилла Ахмедова
Камилла Ахмедова  - Sputnik Латвия, 1920, 07.10.2021
Камилла Ахмедова
Сменить профессию Камилла решила в прошлом году, в разгар пандемии.
"Во время карантина стала изучать стайлинг, - рассказывает она и на вопрос "Почему?" отвечает: - Мне нравится окружать себя красотой, создавать ее. Придумывая съемку и стилизуя ее, ты работаешь, словно художник, только тебе не нужны кисти и краски. У тебя есть одежда, люди, которые работают в кадре, и локации".
Уж чем-чем, а красивыми локациями Узбекистан богат. Камилла признается: иногда чувствовала себя туристом в родной стране, изучая ее города и открывая их для себя с новой стороны. "Я считаю себя самоучкой, – говорит она. – В университете изучала программирование. Поэтому постоянно читала книги об искусстве, проводила собственные исследования о старинных улицах Ташкента".
Одно из исследований Камиллы было посвящено архитектурным элементам махалли, и в ходе этого проекта она выяснила значение слова "хашам" в староузбекском языке. На русский язык его переводят как "эстетика".
"Но дословно это душа и творчество, вложенные мастером в свое творение", – объясняет Камилла. Поэтому узбекская мода – это не просто одежда, а еще и воплощение кропотливого труда и эмоций каждого ремесленника, создававшего ее.

"Я мечтала увидеть узбечку на обложке журнала мод"

Камилла стремится использовать узбекские мотивы в каждой съемке.
"Где-то больше, где-то меньше, но они есть, – говорит она. – В погоне за трендами мы забываем о своей принадлежности. Я стала думать об этом, когда начала углубленно изучать стилизацию. Размышляла, как хотела бы работать, и поняла, что хочу быть связанной со своим происхождением. Наверное, это мое проявление патриотизма".
В международных журналах нечасто встретишь девушек из Центральной Азии, добавляет Камилла, и оттого для нее было важно, чтобы на глянцевой обложке появилась узбечка.
"Да, мода заигрывает с понятиями толерантности и разнообразности, – рассуждает стилист. – Но проявляется это разнообразие чаще всего в представителях африканских, индийских и дальневосточных культур – китайской, японской или корейской. На мой взгляд, это довольно избито. Редко кто занимается настоящим кастингом моделей, находя представителей народов, которые мало представлены в сфере моды".
Обложка с узбекской моделью для Elle стала первой международной обложкой в карьере Камиллы.
"Для меня это огромная радость и гордость, – говорит она. – Я ждала выхода журнала, как Новый год. Съемки проходили в Бухаре, мы работали вместе с российскими участниками проекта – и получилась та самая дружба народов, которой посвящен номер".

Адрас британских монархов

Что такое дружба народов, не понаслышке знает и основательница бренда Moel Bosh Зухра Инат. В фотосессии для обложки Elle использовались вещи, созданные по эскизам Зухры. Как рассказывает дизайнер, пошив каждого изделия объединил несколько стран.
© Фото из личного архива Зухра Инат
Зухра Инат - Sputnik Латвия, 1920, 07.10.2021
Зухра Инат
"Ткани производят в Узбекистане, – объясняет Зухра. – Там же их украшают ручной вышивкой. А собирают изделия уже в Риге – здесь у нас небольшой цех".
Зухра Инат уже 15 лет живет в Латвии. "Так что узбекский бренд я придумала в Риге, в 2012-м – и только год спустя открыла магазин, но в Ташкенте", – улыбается дизайнер. В Латвии бутик Зухры Инат появился только в 2017 году.
"Лейтмотив всех наших коллекций – Узбекистан, он очень меня вдохновляет, – говорит Зухра Инат. – Я люблю яркие, сочные цвета. А в Латвии другой стиль: тут любят умеренность. К тому же часто люди не знали, что такое адрас. Помню, первые рижские клиентки, видя фотографии моих вещей, спрашивали: "А эти узоры на ткани – наверное, нанесенный принт?" И со временем я решила открыть магазин еще и в Риге, чтобы люди могли увидеть ткань воочию и понять, что это – ручная работа".
Еще одной точкой, косвенно вовлеченной в съемку для журнала, оказалась Великобритания. "На одной из фотографий модель одета в свитшот со сложным узором. Этот узор я увидела в Лондоне, в музее Виктории и Альберта, – рассказывает Зухра Инат. – Там среди экспонатов обнаружились узбекские чапаны, сюзане и рулон адраса XVIII века с редким асимметричным узором. Его было трудно повторить, но у нас получилось, и эту ткань я так и назвала: "Лондон".

Русские женщины, узбекские узоры

У бренда Зухры Инат много поклонниц в России – и, как ни странно, в основном это не восточные, а русские женщины.
"Думаю, дело в том, что, придумывая вещи, я сначала мысленно одеваю их и на узбечку, и на женщину европейского типажа, и после этого находить компромисс между Востоком и Западом легче, – делится Зухра. – А компромисс важен: я понимаю, что за пределами Узбекистана люди не могут носить чисто узбекские вещи – например, в офисе. Поэтому стараюсь ограничиваться 2-3 цветами в одной ткани".
Однако в пандемию спрос на чисто узбекский колорит вырос, и люди стали интересоваться им больше, чем стилизованной этникой, уточняет дизайнер.
Открытие узбекского шоу-рума Moel Bosh в Риге - Sputnik Латвия, 1920, 31.03.2017
Яркие краски для рижан: открытие модного дома из Узбекистана
"Видимо, сидя дома, все соскучились по ярким цветам, – предполагает она. – Если раньше женщины выбирали черно-белые чапаны, сшитые по фасону классического летнего пальто, то в этот раз купили даже пальто из сюзане. Я сшила это пальто для показа – ради эффектности – и сказала себе: "Так, надо понимать, что его никто не купит!" Но его купили".
Несмотря на свою необычность, узбекские ткани идут всем, убеждена Зухра Инат и доказывает это выбором моделей – на подиумах ее одежду представляют и азиатки, и славянки.
"Вот это дружба народов, – рассуждает она. – В детстве у меня было много друзей, и нам в голову не приходило спрашивать друг друга, кто какой национальности. Хотя вы знаете, какой Ташкент многонациональный. В каждом дворе множество культур и языков".
И это множество сплетается в единое целое, как многоцветные нити адраса.
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
В ЭФИРЕ
Заголовок открываемого материала