Как живет восставшая против нелегалов деревня в Литве. Эксклюзивный репортаж Sputnik

© Sputnik / Алексей СтефановЗнак возле деревни Руднинкай в Шальчининкайском районе Литвы
Знак возле деревни Руднинкай в Шальчининкайском районе Литвы - Sputnik Латвия, 1920, 30.08.2021
Корреспондент Sputnik посетил непокорную деревню Руднинкай, чьи жители два дня держали оборону, не разрешая создать под их окнами лагерь для беженцев
От Вильнюса до населенной поляками деревни Руднинкай, набившей оскомину властям Литвы, можно добраться за час. А там и до границы с Беларусью рукой подать. Жители этого населенного пункта войдут в новейшую историю Литвы как люди, вставшие живым щитом на пути создания лагеря мигрантов, два дня державшие оборону и сдавшиеся только после того, как прибывший из Вильнюса спецназ разогнал их дубинками и слезоточивым газом.
Кроме того, простых деревенских людей, многие из которых понятия не имеют, как зовут министров и депутатов, обвинили едва ли не в антигосударственном заговоре и работе на иностранные разведки.
Получив свою порцию ненависти от родного государства, литовские поляки замкнулись и перестали общаться с прессой. Но корреспонденту Sputnik удалось разговорить жителей деревни Руднинкай. Правда, имена непокорных поляков по их просьбе изменены.

Мы не виноваты, что здесь родились

Деревня Руднинкай в обычный рабочий день кажется вымершей: машины проезжают редко, на улицах почти нет прохожих. Но нас встречают аккуратные разноцветные домики за низкими заборами – люди заботятся о своей деревне. Возле костела, места, где чаще всего собираются жители деревни, шумно: полным ходом идет ремонт. Всего в деревне живет около 500 человек.
Есть и напоминания о недавнем противостоянии с властями – на заборах многих домов информационные растяжки, выполненные в едином стиле: "Стоп мигрантам в Руднинкае", "Нелегалам говорим – нет".
"Мы не виноваты в том, что здесь родились, а она (министр внутренних дел Агне Билотайте. – Sputnik) подсунула нам вот этого дерьма – основала здесь лагерь беженцев, – встречает корреспондента Sputnik возле своего дома Якуб. – И теперь, чтобы здесь ни происходило, виновато местное население. Мы протестуем против создания лагеря – виноваты мы, а не они. Наша молодежь добровольно помогает полиции, но что-то происходит – снова виноваты мы. В Вильнюсе митинг – виноваты мы. Здесь начинается бунт и побеги – виноваты мы".
Якуб приглашает на террасу. Даже после Вильнюса, не говоря уже о Москве, кажется, что попадаешь в рай – в листьях вековых деревьев шумит ветер, в ухоженном саду поспевает урожай. А забор высотой по колено и отсутствие ворот говорят о том, что в деревне безопасно и никаких происшествий не случается. Но теперь эти ощущения обманчивы.
"Мы этот дом строили много лет, недавно только переехали – дети почувствовали полную свободу, – показывает Якуб на свой крепкий зимний дом. – И что нам устроило родное правительство? В километре от нас решило обустроить палаточный лагерь на месте бывшего полигона. Мы копили деньги на красивый забор, ворота, но в нынешних условиях нужно отгораживаться трехметровой стеной. Нам реально страшно, особенно за детей. Поэтому тратить деньги больше ни на что не будем – приняли с женой решение копить на переезд в Польшу. Литва нам указала наше место", – вздыхает Якуб.
© Sputnik / Алексей СтефановУлица в деревне Руднинкай в Шальчининкайском районе Литвы
Улица в деревне Руднинкай в Шальчининкайском районе Литвы - Sputnik Латвия, 1920, 30.08.2021
Улица в деревне Руднинкай в Шальчининкайском районе Литвы
И добавляет, что власти сами виноваты в этой ситуации – дали политическое убежище Тихановской, испортили отношения с Беларусью, "вызвали лавину мигрантов с той стороны": "А теперь наша спокойная жизнь из-за них закончилась. Обидно, что дом сейчас никому не продашь – кто его купит, когда вокруг бегают мигранты?!"
"У нас камеры на доме, мы регулярно видим, как мимо ночами пробегают люди. Думаете, они в лагере – как в тюрьме с вечерними поверками? Нет, конечно. У нас некоторые жители деревни там охранниками работают. Рассказывают, что точного учета никто не ведет, да и как это сделать? Они же не заключенные в камерах. Свободно гуляют по территории, переходят из палатки в палатку, даже по фамилиям их не пересчитаешь – документов у большинства нет. Считают беженцев по головам, да и то – попробуй построй их в шеренгу", – добавляет житель непокорной деревни.

Ждали гадости от властей Вильнюса, но предали свои

"О том, что к нам привезут беженцев и построят для них лагерь, мы узнали случайно – из средств массовой информации. Министр внутренних дел сказала, что к нам доставят полторы тысячи человек. Это в три раза больше, чем нас – со стариками и детьми. Собрались всей деревней и стали решать, что делать. А когда пошли машины с техникой и палатками, люди стихийно стали перекрывать дороги", – рассказывает другой житель деревни Ян.
Он живет здесь с рождения и никогда не думал, что появятся мысли об эмиграции. Но сейчас такое настроение у каждого второго жителя деревни. И больше всего он возмущен даже не действиями Вильнюса: местные поляки давно привыкли к тому, что в Литве их считают жителями второго сорта. Они никогда не голосуют за консерваторов, стоящих у власти, и считают, что это обыкновенная месть. Но Яна и других жителей деревни поразил "свой мэр Шальчининкайского района".
© Sputnik / Алексей СтефановПлакат на заборе в деревне Руднинкай в Шальчининкайском районе Литвы
Плакат на заборе в деревне Руднинкай в Шальчининкайском районе Литвы - Sputnik Латвия, 1920, 30.08.2021
Плакат на заборе в деревне Руднинкай в Шальчининкайском районе Литвы
"Он тоже поляк, уверял, что ничего не знал о создании лагеря у нас под боком, что все это решило правительство и не поставило его об этом в известность. Но сейчас выяснилось, что за два дня до начала нашего противостояния мэр был в курсе всего и дал свое согласие. Это подтвердила наш депутат Сейма Беата Петкевич. Она тоже была здесь, когда приехал спецназ, и попала под раздачу – ее окатили газом так, что пришлось вызывать скорую", – возмущается Ян.
Он говорит, что после этого стало ясно – жителей деревни предали свои, дальнейшее сопротивление бесполезно. Но он гордится земляками.
"Мы два дня держали оборону. На полигон можно попасть по двум дорогам – по центральной нашей, которую мы перекрывали, даже женщины с детьми выходили, и лесной. Кто там действовал, мы даже не знаем. Но в какой-то момент выяснилось, что на ту дорогу кто-то повалил деревья. И когда колонну не пропустили мы, беженцев повезли вокруг, но и там они встали", – вспоминает собеседник.

Показательный разгон

"Власти пошли на фальсификацию – после того как сюда прибыл спецназ, начал нас избивать дубинками и поливать слезоточивым газом, в МВД заявили, что это была вынужденная мера. Якобы мы ворвались на полигон и устроили там пожар. А чтобы доказать это, распространили фотографию с горящей покрышкой. Но мы не поленились, начали искать оригинал и отыскали это же фото в интернете. Оказалось, оно было опубликовано еще в 2015 году", – вспоминает житель деревни Тадеуш.
Он признает, что в действиях жителей Руднинкая была допущена серьезная ошибка. Полигон давно был заброшен, но числился как военный объект, блокировать его было нельзя. Если бы они перекрыли только мост, ведущий к полигону, или лесную дорогу, применить спецсредства к протестующим было бы сложнее.
© Sputnik / Алексей СтефановПлакаты на заборе в деревне Руднинкай в Шальчининкайском районе Литвы
Плакаты на заборе в деревне Руднинкай в Шальчининкайском районе Литвы - Sputnik Латвия, 1920, 30.08.2021
Плакаты на заборе в деревне Руднинкай в Шальчининкайском районе Литвы
"Хотя нас все равно бы разогнали. Знаете, как действовало это спецподразделение? Ехало два автобуса через деревню, люди стояли на дороге. Они вышли в полном обмундировании, в масках и приказали расходиться – мы не сдвинулись. Тогда они начали на нас идти, толкая грудью. Кто-то из наших крикнул: "Кто вы такие, покажите удостоверения!" А они вместо ответа начали нас охаживать дубинками, а потом и слезоточивым газом. Один человек со стимулятором сердца почти сразу упал. Удивительным образом сразу появилась скорая. Так быстро к нам никогда не приезжали медики. Было еще несколько пострадавших. Эта акция явно была спланирована в Вильнюсе, все было заранее подготовлено", – уверен Тадеуш.
В тот момент принимались решения о создании лагерей в местах компактного проживания литовских поляков, и нужно было устроить акт устрашения, чтобы другим неповадно было, добавляет он.

Смирились, но не покорились

"Мы все прекрасно понимаем, что в стране кризис с беженцами, что их надо где-то размещать. Но тогда нужно соблюдать какие-то пропорции. Нельзя в деревню с 500 жителями селить полторы тысячи нелегалов. У нас должно было разместиться не больше 100 человек. Здесь же здоровых мужиков от силы полторы сотни. Мы же не знаем, кто эти люди в лагере – они документы не случайно уничтожают. Кем они были у себя в Сирии или Ираке – врачами, пекарями или террористами? Так хоть своими силами отпор дать сможем", – считает еще один житель Руднинкая Чеслав.
Он возмущен еще и введением в приграничных районах режима чрезвычайной ситуации. На этом основании, говорит Чеслав, армии даны полномочия, каких нет даже у полицейских. Они могут остановить на дороге машину и забрать ее для своих нужд, могут попросить съехать из дома и устроить в нем штаб.
© Sputnik / Алексей СтефановПлакат на заборе в деревне Руднинкай в Шальчининкайском районе Литвы
Плакат на заборе в деревне Руднинкай в Шальчининкайском районе Литвы - Sputnik Латвия, 1920, 30.08.2021
Плакат на заборе в деревне Руднинкай в Шальчининкайском районе Литвы
"Надеемся, что до этого не дойдет, но право частной собственности у нас нарушено, гражданских прав не существует – фактически у нас введено военное положение, – поясняет он. И добавляет: – У меня иногда создается впечатление, что есть две Литвы. Страна, в которой выживает народ, и страна, в которой живут правители. И у каждого из нас своя дорога, они переплетаются все реже. Это доказал и митинг под окнами Сейма, когда вместо того, чтобы выйти к людям и поговорить, депутаты снимали происходящее на свои телефоны и смеялись над митингующими, оскорбляя их. Но это же ваши граждане, разве так можно?!"

А беженцы по-прежнему бегут

Спустя несколько дней после нашей поездки в Руднинкай раздался звонок. Это был Якуб: "У нас есть информация, что лагерь хотят расширить – для этого планируют вырубить лес. Он частный, только кого это теперь волнует? Мы же в зоне чрезвычайной ситуации живем. Нас даже не спросят".
Но звонил житель Руднинкая даже не поэтому – хотел сообщить любопытную информацию, которая больше касается даже не Литвы, а соседних европейских стран.
"От нас до сих пор скрывают, сколько беженцев находится в лагере. Может потому, что они оттуда ежедневно убегают? Через нашу деревню двигаться мигранты уже боятся – мы поставили везде камеры. Но у нас есть информация из достоверных источников, что теперь беженцы перелезают через заборы в лагере, переходят вброд реку, добираются до ближайшей деревушки Вечеришкес, где их поджидают машины с европейскими номерами. Литве так, конечно, проще – не нужно будет кормить и поить в ближайшие годы нелегалов, но как на это посмотрят партнеры, которые вдруг обнаружат сотни или тысячи беженцев у себя?" – говорит Якуб.
© Sputnik / Алексей СтефановПлакат на заборе в деревне Руднинкай в Шальчининкайском районе Литвы
Плакат на заборе в деревне Руднинкай в Шальчининкайском районе Литвы - Sputnik Латвия, 1920, 30.08.2021
Плакат на заборе в деревне Руднинкай в Шальчининкайском районе Литвы
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
В ЭФИРЕ
Заголовок открываемого материала
Международный
InternationalEnglishАнглийскийMundoEspañolИспанский
Европа
DeutschlandDeutschНемецкийFranceFrançaisФранцузскийΕλλάδαΕλληνικάГреческийItaliaItalianoИтальянскийČeská republikaČeštinaЧешскийPolskaPolskiПольскийСрбиjаСрпскиСербскийLatvijaLatviešuЛатышскийLietuvaLietuviųЛитовскийMoldovaMoldoveneascăМолдавскийБеларусьБеларускiБелорусский
Закавказье
ԱրմենիաՀայերենАрмянскийАҧсныАҧсышәалаАбхазскийХуссар ИрыстонИронауОсетинскийსაქართველოქართულიГрузинскийAzərbaycanАzərbaycancaАзербайджанский
Ближний Восток
Sputnik عربيArabicАрабскийTürkiyeTürkçeТурецкийSputnik ایرانPersianФарсиSputnik افغانستانDariДари
Центральная Азия
ҚазақстанҚазақ тіліКазахскийКыргызстанКыргызчаКиргизскийOʻzbekistonЎзбекчаУзбекскийТоҷикистонТоҷикӣТаджикский
Восточная и Юго-Восточная Азия
Việt NamTiếng ViệtВьетнамский日本日本語Японский俄罗斯卫星通讯社中文(简体)Китайский (упр.)俄罗斯卫星通讯社中文(繁体)Китайский (трад.)
Южная Америка
BrasilPortuguêsПортугальский