Русские корни эстрады в Межапарке: возможна ли очередная "редакция" истории

© Sputnik / Sergey MelkonovНа Большой эстраде в Межапарке закончился второй этап строительства
На Большой эстраде в Межапарке закончился второй этап строительства - Sputnik Латвия
Подписаться на
Yandex newsTelegram
В Межапарке, культурном месте отдыха рижан, завершился второй этап строительства эстрады, казалось бы, при чем тут русские

РИГА, 16 июн — Sputnik, Владимир Дорофеев. В 2023 году Латвия будет отмечать 150-летний юбилей Праздника песни. Уже в следующем году в недавно сменившем облик Межапарке откроются двери музея этого замечательного праздника. Будут ли упомянуты русские в истории праздника?

У эстрады в Межапарке новое лицо. Уже закончился второй этап строительства, и, глядя на эстраду из-за забора, не понять, а что же еще собираются делать в этом здании, на что хотят потратить 23 миллиона евро.

© Sputnik / Sergey MelkonovНа Большой эстраде в Межапарке закончился второй этап строительства
Русские корни эстрады в Межапарке: возможна ли очередная редакция истории - Sputnik Латвия
На Большой эстраде в Межапарке закончился второй этап строительства

О всех тратах Sputnik Латвия подробно писал здесь, но мы бы хотели коснуться нового Музея Праздника песни, который будут создавать в ближайший год под новым зданием эстрады. Руководить содержанием экспозиции будет министерство культуры, главой которого является Наурис Пунтулис, представляющий Национальное объединение. И как раз он отказывается от диалогов на русском языке. Поэтому, возможно, из официальных источников мы снова ничего не узнаем о русских следах в появлении самого праздника, а также о первом архитекторе здания эстрады, который был не просто русским, но еще, по нынешним латвийским оценкам истории, 100% "оккупантом" – участником войны с 1939 по 1945 год. На всякий случай, мало ли официальная власть захочет выкинуть из истории все русские имена, мы все помним.

Праздник немецкого бюргерства и русского царизма

Современный контекст упоминания Большой эстрады - это уникальность архитектурного объекта, и ее очевидная принадлежность самому значимому празднику латышского народа - Празднику песни. Кстати, в 2023 году, будет 150 лет именно латвийскому Празднику песни.

Будет честным упомянуть, что сама по себе рижская традиция устраивать хоровые праздники песни возникла не сама по себе, а по историческим меркам совсем недавно. Более 600 лет Рига обходилась без хоровых праздников. В 19-м веке это стало модным во многих немецких городах, и Рига также подхватила эту традицию. Первый Праздник песни в Риге организовали немецкие хоровые коллективы, это было в 1861 году.

Впрочем, как только эта идея проникла в массы, она пришлась по душе и латышскому народу. Эту славную традицию латыши переняли очень быстро, и первый латышский хоровой фестиваль прошел уже через два года, в 1863 году в Дикли. На нем присутствовали аж 120 человек и целых 6 хоров. Рижская же традиция общелатышских праздников песни возникает в 1873 году. Первый праздник организован рижским латышским обществом. Сейчас этот праздник, организованный в 19-м веке, называют вселатвийским, что с исторической точки зрения парадоксально – на картах Латвия появится только в 1920 году, до 1918 года Латвии административно не существовало.

© Sputnik / Sergey MelkonovНа Большой эстраде в Межапарке закончился второй этап строительства
Русские корни эстрады в Межапарке: возможна ли очередная редакция истории - Sputnik Латвия
На Большой эстраде в Межапарке закончился второй этап строительства

Местом первого проведения Праздника песни стал официально сад Виестура. Напомним читателям, что его историческое название - парк Петра I. Это первый из бесплатных общественных парков для рижан, и разбили его по планам самого императора Петра. В 18-м веке в городе-крепости Риге канализации еще не было, озеленения улиц не существовало в принципе, а значение парка для небогатых рижан, среди которых преобладали латыши, переоценить просто невозможно.

Общественных парков не существовало, частные сады были закрыты для широкой публики, пускали туда исключительно по личному приглашению хозяина или в некоторых случаях за деньги. Чистый воздух садов небогатым рижанам был недоступен. Петровский парк был общим, и потому любимейшим местом прогулок горожан. Неудивительно, что латышский Праздник песни проходил именно здесь – в месте с очень позитивной аурой.

Вождь земгалов Виестур жил в 13-м веке, и никакого отношения к парку не имеет.

Как Сталин Празднику песни помогал

Примечательно также и время создания Большой эстрады в Межапарке. Исторический контекст этого праздника таков: в царское время он был проведен 5 раз, во время Первой Латвийской Республики – 4 раза, во время Первой и Второй мировых войн и немецкой оккупации не проводился, а самое большое число раз проходил в советское время – 15 раз.

А вот при Сталине место для такого праздника нашлось, причем не для галочки, а для настоящего большого народного праздника. Уже в 1948 году специально для многотысячного мероприятия на Эспланаде были сколочена временная эстрада, а сверху развевался огромный плакат "Слава великому Сталину".

Мне кажется, что у этого праздника очень большое будущее и долгая жизнь. Ведь ни одному политическому режиму он не мешает. Надо только, чтобы народ имел хоть какие-то права и не было войны.

Как "оккупант" латышскую культуру ценил

Что же до автора латвийской архитектурной скрепы - Большой эстрады в Межапарке, то и здесь русские следы очевидны и в то же время современникам незаметны. Авторы первоначального проекта Владимир Шнитников, Гунта Ирбите и Карина Данненхирша. Узнать что-то из открытых источников о дамах-архитекторах непросто. В интернете пока о них ничего не написано ни на русском, ни на латышском. Из троицы авторов старого здания эстрады наиболее известен архитектурными объектами в Латвии именно Владимир Шнитников, ныне фигура совершенно неудобная. Поскольку с точки зрения сегодняшнего латвийского восприятия истории он стопроцентный "оккупант" – москвич, по доброй воле прошедший всю Великую Отечественную войну, естественно, на стороне освободителей.

Тем не менее, многие из знаковых латвийских строений построены именно им. Это и высотное здание Академии наук, и стадион "Даугава", и Дом спорта "Даугава", и комплекс Рижского летно-технического училища гражданской авиации, и тот самый элитарный пансионат "Гауя" в Лигатне, под которым скрывался совершенно секретный бункер, предназначенный для коммунистического правительства Латвии. Сейчас в нем размещена выставка, посвященная тоталитарному наследию. Он же принимал участие в разработке проектов комплексной застройки площади Коммунаров, стадиона при парке Победы, а также драматического театра в Резекне.

Вытравить его наследие из архитектурной истории Латвии непросто еще и потому, что почерк его творений, по которым их безошибочно узнают, - это национальный латышский орнамент, органично вписанный в "сталинский ампир".

© Sputnik / Sergey MelkonovНа Большой эстраде в Межапарке закончился второй этап строительства
Русские корни эстрады в Межапарке: возможна ли очередная редакция истории - Sputnik Латвия
На Большой эстраде в Межапарке закончился второй этап строительства

Как говорится, и хочется выкинуть из истории, да жалко. В общем, как по мне, так звание почетного латвийского архитектора Владимир Вячеславович получил совершенно заслуженно. Равно как и включен в список 100 заслуженных латвийцев за 150 лет.

Что же касается судьбы национальных узоров в архитектуре, то она характерна именно для сталинского времени и большинства советских республик. Хрущевская эпоха посчитала их дорогими и выкинула из строительных проектов. Обратно они уже не вернулись.

Современность без национальных узоров

Нынешнее здание эстрады обошлось без всяких национальных узоров, которые так любил "оккупант" Шнитников. Здание, построенное по проекту архитекторов Юриса Поге и Аустриса Майлитиса, получилось значительным, уникальным для Латвии и без всякого сарказма очень красивым и продуманным. Вот только гораздо более космополитичным, чем старая эстрада. Определенный латвийский дух в новой конструкции присутствует, есть что-то родное в "воздушном" решении перголы. Впрочем, этот национальный дух довольно легко перепутать со скандинавским минимализмом.

Эстрада, отказавшись от сталинского ампира в национальном декоре, существенно выиграла в зрительских местах, комфорте и безопасности. И судьба двух гигантских фигур, обозначавших латышский народ предрешена, – они переместятся внутрь эстрады, в помещение Музея Праздника песни. А вот что напишут в аннотациях музея и будут ли там вообще упомянуты русские – это мы узнаем через год.

Лента новостей
0