"Долги за квартиру с нас удержат посмертно": Рига воюет с инвалидами за копеечное жилье

Подписаться на
Почему дешевенькая квартира в Кенгарагсе, где проживают два инвалида, является предметом вожделения рижских чиновников вот уже на протяжении почти 20 лет: главный рижский управдом Rigas Namu Parvaldnieks готовится выселить людей на улицу

РИГА, 10 ноя — Sputnik, Евгений Лешковский. Rigas Namu Parvaldnieks отвоевывает квартиру в Кенгарагсе и может в любой момент прогнать оттуда бедную семью - 83-летнюю женщину, неспособную ходить и перенесшую в марте инсульт и у которой первая группа инвалидности, и ее сына со второй группой инвалидности.

История семьи Сергея Хохолко и его мамы Людмилы не просто тяжелая. Достаточно сказать, что они, пытаясь отстоять свою недорогую квартиру в обычной старенькой пятиэтажке в Кенгарагсе, судятся почти 20 лет. Нередко одновременно шло по три суда.

Домский собор и флаги Латвии - Sputnik Латвия
Каждый четвертый латвиец выступает за смену внешнеполитического курса

И вот каков итог очередного суда, уже Верховного, чье решение "обжалованию не подлежит". Семья инвалидов, у которых пенсии чуть больше 200 евро, обязана выплатить долги за квартиру, копившиеся с 1993 года. Это 15 тысяч евро плюс начисленные управдомом огромные пени.

А главный столичный управдом - Rigas Namu Parvaldnieks – готовится выселить людей на улицу, причем без предоставления им какого-либо иного жилья.

Страна обрекает на голод

Квартиру в Кенгарагсе мама с сыном получили в 1970-е годы, впрочем, как и многие другие. Но вот настало смутное время 1990-х, когда молодая Латвия обрекла семью инвалидов на голодную смерть. Или это иначе называется?

В те годы у Людмилы Хохолко пенсия по ее первой группе инвалидности была около 20 латов. У ее сына Сергея тоже тяжелая группа инвалидности, хотя и вторая. Его пенсия тогда была тоже около 20 латов.

Конечно, в то время существовали некоторые компенсации от государства и муниципалитета, например, частично оплачивали коммунальные расходы. Но это не могло полностью погасить расходы на квартиру.

Долги у семьи Хохолко начали расти с 1993 года – поскольку пенсии были даже не смешные, к тому же они в то время по разным новым законам (которые то принимались, то отменялись, то снова провозглашались), то индексировались, то нет.

И цены в то время постепенно, но уверенно росли примерно в таком же темпе, как и уменьшались разного рода социальные пособия. К примеру, в 1990-е годы, если помните, были такие "ваучеры Годманиса": они частично погашали общие расходы за жилье ежегодно примерно на 90 латов. Однако в начале 2000-х ничего подобного уже не существовало, а социальная помощь была около 20 латов в год.

Жилой дом - Sputnik Латвия
Eurostat: расходы бюджета Латвии на ЖКХ больше эстонских и литовских

К слову, когда президентом стала Вайра Вике-Фрейберга, она с высоты своей власти говорила, что, дескать, наступает новое время и теперь все старые "невозвратные" долги пенсионеров и инвалидов должны быть списаны. Но, конечно, никто ничего не списал.

Кому я должен

Как раз в то время обострилась еще одна проблема - квартиру надо было приватизировать. А квартирка хоть и дешевенькая, в старой советской пятиэтажке одного из первых проектов "литовок", но денег все равно стоит. У инвалидов Хохолко каждый сантим тогда был большой суммой: еле на еду хватало.

"Ускоренно приватизировать жилье мы не могли, поскольку не хватало денег. К тому же скопились долги за квартиру – и не по нашей вине: низкие пенсии и низкая социальная помощь. Наличие этих долгов не позволяло оформить приватизацию жилья. И к 2000 году накопился долг чуть больше тысячи латов. Для нас тогда эта сумма была совершенно запредельная", - рассказал Сергей в интервью Sputnik Латвия.

Тогда существовала следующая система, которую, кстати, до сих пор не отменили. Когда в квартире живут люди со статусом "бедные" или "малообеспеченные" (тем более инвалиды), их не имеют права выселять, если они регулярно и без перерыва платят за квартиру хоть какой-то минимум – пусть даже пять латов в месяц. Остальная сумма за жилье становится своего рода обременением для социальных муниципальных и госслужб.

Конечно, такое возможно, если те самые службы в курсе дела – у них есть все документы и информация о любых денежных поступлениях конкретного человека. Разумеется, все были в курсе происходящего с семьей Хохолко. И долг, который рос за квартиру Людмилы Хохолко с сыном, по сути, считался долгом социальным.

Тернистые тропы латвийских законов

Наступил февраль 2000 года – и дом пошел на плановую приватизацию. То есть тянуть с приватизацией жильцы больше не могли. Хотя, как предполагает Сергей, в приватизационной комиссии тогда посмотрели, что и как, пообщались с разными ведомствами Рижской думы, в частности из коммунального департамента, и решили попросту прибрать к рукам квартиру инвалидов, как ранее поступали и с другим жильем, из которого людей тогда выбрасывали на улицу одного за другим.

Выселения в то время шли очень бойко, порой каждый день людей выставляли на улицу. Журналисты даже не успевали ездить на такие социально-ужасные репортажи. К слову, Бюро по борьбе с коррупцией потом заводило различные дела на разных чиновников думы по этому поводу.

"Как только дом поставили на плановую приватизацию, управдом сразу подал на нас в суд на выселение без предоставления жилья по статье "за неуплату коммунальных платежей более трех месяцев". Нашли лазейку в законах. При этом по закону о найме жилья на нас не имели права в суд подавать, например, по статье за долги.  В законах и правилах есть параллельные статьи. В нашем случае за долги выселить не могли, поскольку мы аккуратно вносили ежемесячные платежи, хотя и не полные, поскольку материальное положение не позволяло. При этом и в первом случае, и во втором нашим делом занимались одни и те же люди, и службы в Рижской думе", - пояснил Сергей.

Тогда квартирой семьи Хохолко занималось домоуправление "Кенгарагс". Оно и подало первым в суд "на выселение" семьи.

"Я начал бегать по всем инстанциям, доказывать, собирать разные документы, переписываться с чиновниками. А долг все время рос, поскольку государство платило все такие же копеечные пенсии и не индексировало их, а Рижская дума сокращала социальную помощь. Честно говоря, в 1990-е соцпомощь и разные компенсации были лучше, чем теперь. Например, все рецептурные лекарства, которые нужны были мне и маме, полностью компенсировались, а теперь такого давно нет", - вспоминает собеседник.

С добрым приветом от Рижской думы

Чего только не было за все эти 19 лет с 2000 года, когда у семьи начался первый суд. Например, существовал трехсторонний договор между квартиросъемщиком - семьей Хохолко, соцслужбой и управдомом. По этому договору, Рижская дума обязалась большую часть долга погасить и прекратить суды по выселению, хотя и инвалиды должны были с пенсии постепенно гасить часть задолженности.

Квартира - Sputnik Латвия
Амнистия к Лиго: в Даугавпилсе простили долги за квартплату
В итоге на это уходила полностью одна пенсия, а второй как-то должно было хватать на жизнь. Потом чиновники договор разорвали, в общем-то, незаконно. И пришлось долгие годы восстанавливать его действие - через суд.

В какой-то момент делами семьи Хохолко занимались одновременно несколько судов, например, "по выселению", "по восстановлению трехстороннего договора", "по восстановлению соцпособия на медицину и лекарства" и прочее. Потом, по решению одного из судов, маму оставили в квартире, а сына выселили. Затем Верховный суд восстановил права на проживание в квартире сына с больной матерью. И так далее.

Наконец, к власти в Риге пришел Нил Ушаков, провел реформу объединения маленьких домоуправлений в Rigas Namu Parvaldnieks. И сейчас у Сергея идет несколько дел в разных судах. К примеру, один суд не признает долги семьи, а в другой обращается Рижская дума, которая не согласна с первым решением и оспаривает его.

Идут суды "о выселении за неуплату", "по приватизации жилья". Были суды, когда семья одновременно выступала против соцслужбы и Rigas Namu Parvaldnieks. Помогали Хохолко и адвокат от Юридической помощи министерства юстиции, и от Коллегии адвокатов Латвии. Однако и в структурах Рижской думы тоже не новички сидят.

Долги управдом заберет посмертно

Сергей рассказал, что на днях получил решение Верховного суда, который постановил, что правда на стороне Rigas Namu Parvaldnieks, а Хохолко должны полностью отдать долги – более 15 тысяч евро. Но и Сергею, и его маме выплачивают пенсии, размер которых составляет около 200 евро - это чуть больше 400 евро на двоих. И найти 15 тысяч тысяч на выплату долга для них не представляется реальным.

По словам Сергея, почти 20 лет его семья судится: вначале судились со своим домоуправлением, потом с объединенным столичным Rigas Namu Parvaldnieks, с социальной службой муниципалитета и вообще с Рижской думой. И как только один суд постанавливал, что правда на их стороне, а претензии и желания структуры Рижской думы не обоснованы, та подавала на нас в суд снова. И так длилось постоянно все эти годы.

"Судя по тому, до чего нашу семью уже довел Rigas Namu Parvaldnieks, долги управдом с нас получит посмертно. У мэра Риги Ушакова есть миллионы на роскошные городские праздники и салюты, и при этом он воюет с нами, с инвалидами, за квартиру, которая в сравнении с другими столичными тратами стоит копейки", - подытожил Сергей.

Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
В ЭФИРЕ
Заголовок открываемого материала