Видземе – родина ореховых пираний и гигантских гурами

© Sputnik / Sergey MelkonovГлубоко плавает ценная рыба
Глубоко плавает ценная рыба - Sputnik Латвия
Подписаться на
Самые экзотичные виды рыб вовсе не из Африки и Юго-Восточной Азии, а из латвийской глубинки "приплывут" к столам европейских гурманов

РИГА, 26 авг — Sputnik, Евгений Лешковский. Только не подумайте, что теперь жители Видземе вооружатся удочками и пойдут к местным прекрасным водоемам на ловлю пираний, гурами, барамунди или лавраков. Хотя вся эта экзотика в этом регионе уже водится. В прошлом году известная латвийская компания Mottra, которая на окраине Риги разводит осетровых и экспортирует по всему миру черную икру, построила новый завод в Пиебалге – в сердце Видземе.

Когда мальки дороже золота

Hibitech Piebalga — мультикультурное предприятие для разведения самых экзотичных рыб. Один из учредителей нового завода – Сергей Трачук – совладелец черноикорной Mottra, который и наладил на предприятии все, необходимое в аквакультуре. Строительство и оборудование завода обошлось почти в 4 миллиона евро, с которыми помогли, в том числе, Европейский морской рыбный фонд и Служба поддержки села.

Сергей Трачук в разговоре со Sputnik прямо сказал, что этот завод в Пиебалге по разведению экзотичных видов рыб — самый крупный не только в Прибалтике, но вообще в Европе.

© Sputnik / Sergey MelkonovГлубоко плавает ценная рыба
Глубоко плавает ценная рыба - Sputnik Латвия
Глубоко плавает ценная рыба

"Туда сейчас завозят мальков австралийского барамунди (белый морской окунь – лучеперая рыба), полосатого марокканского сибаса (он же лаврак или морской волк), двух видов пираний-вегетарианцев — черную и красную паку, гигантских гурами из Юго-Восточной Азии, сомов – африканского, краснохвостого и шельфового, кроме того, по сверхсекретной программе будем культивировать вид европейского судака, угря и еще будет несколько рыб, о которых вообще пока не говорим", — перечисляет Сергей Трачук.

А в Россию все равно лучше

Латвийский рынок для продукции с этого завода маловат, поэтому уже изначально наши аквакультурщики нацелились на Европу. К тому же в Латвии много местной рыбы, и люди крайне консервативны в своих вкусах: никогда не променяют пойманного в реке судака на того, что выращен на ферме, пусть и в идеальных условиях, и значительно чище.

© Sputnik / Sergey MelkonovОсетровый балык должен был продаваться в России, но помешали ответные санкции
Осетровый балык должен был продаваться в России, но помешали ответные санкции - Sputnik Латвия
Осетровый балык должен был продаваться в России, но помешали ответные санкции

"Признаюсь, вначале мы хотели разводить экзотичные виды рыб для необъятного российского рынка, но попали под ответные санкции и теперь переживаем не лучшие времена. Мы получили большие европейские деньги и планировали поставлять продукцию в Россию, но сейчас не можем – из-за склочной политики Европы, которая разругалась с нашим восточным соседом. И нам ведь никто не простил кредиты, не уменьшил и не отсрочил выплаты по ним. Увы… Тем не менее, как можем, работаем", — говорит Сергей Васильевич.

Тут вам не Меконг

Несколько лет назад разные экзотичные виды рыб компания Сергея Трачука разводила по соседству с осетровыми – на заводе на окраине Риги. Тогда завод выращивал – первый в Латвии – тилапий, африканских сомов, пангасиусов и гигантских креветок-нотобранхиусов. Всех разводили в идеальных условиях, и за экзотикой на завод выстраивались латвийские рестораны и недешевые магазины.

Но кто же ожидал, что вдруг эти виды начнут поставлять собственно оттуда, где они обитают в дикой природе. Кроме того, за некоторыми видами — такими, как пангасиус и тилапия — закрепилась дурная слава: живут в самых экологически-неблагополучных регионах Юго-Восточной Азии, например, в дельте Меконга. А креветка-нотобранхиус начала поступать прямо из Вьетнама по цене втрое дешевле выращенной в Латвии. Ну как нам со Вьетнамом конкурировать?

© Sputnik / Sergey MelkonovСовременные цеха икорного рая
Современные цеха икорного рая - Sputnik Латвия
Современные цеха икорного рая

"Никто же не вчитывался в этикетки в магазинах: откуда там тиляпия – со своей исторической родины или с нашего завода. К тому же у нас был вид этой рыбы — мушт, обитающий вообще в Израиле, считающийся на Ближнем Востоке настоящим деликатесом. У нас эта рыба выращивалась в идеально чистых условиях. Хотя всех рыб мы кормили только качественными и дорогими комбикормами из Голландии и Дании, без ГМО и гормонов. Но наша тилапия была существенно дороже, чем из Азии, потому, мы не выдержали тогда конкуренцию", — рассказывает Сергей Васильевич.

Реки, пропитанные антибиотиками

Сейчас Сергей Трачук с единомышленниками решил пойти другим путем – в Европу, где к морским продуктам относятся иначе, чем в Латвии. Например, судака планируют выращивать полностью на экспорт. Руководители нового завода совершенно искренне опасаются, что судак с ферм не сможет конкурировать с пойманным в реках. И тут, опять же, никому не докажешь, что заводской судак по определению качественнее.

© Sputnik / Sergey MelkonovКаспарс Куприс - коммерческий директор завода
Каспарс Куприс - коммерческий директор завода - Sputnik Латвия
Каспарс Куприс - коммерческий директор завода

"Мы рыбу выращиваем в такой воде, какой в реках не может быть просто по определению: туда стекают удобрения с полей, полно тяжелых металлов, радионуклидов и особенно – антибиотиков. Последние теперь кругом, и, когда попадают в водоемы, не распадаются просто так — слишком стабильны. С ними не могут справиться даже обычные очистные станции, поскольку там важно использовать исключительно мощные (и дорогие) реактивы. Логично, что рыба из дикой природы нашпигована всем этим", — уверен Сергей Трачук.

Еще важный нюанс. Почти все местные хозяйства ловят рыбу в дикой природе чуть ли не круглый год, приостанавливая процесс лишь на время нереста. На самом деле, ловить рыбу можно только тогда, когда она не ест — чистая. В свою очередь, на ферме, где замкнутый цикл, рыба живет "на протоке" — вода очищается от естественных токсинов. И перед тем, как подготовить рыбу для магазина, ее не кормят полтора месяца.

Пираньи made in Piebalga

"Пока на заводе в Пиебалге сейчас только маточные семьи – для размножения. Когда мы сможем развернуться в полную мощь и заниматься поставками в магазины, сказать пока сложно. Все, что касается разведения рыб, процесс не быстрый. Например, тех осетров, которых мы начали выращивать на предприятии Mottra в 2000 году, смогли доить – получать черную икру — только в 2006-м. Поэтому, делайте выводы", — отмечает собеседник.

© Sputnik / Sergey MelkonovСтерлядь только что закоптилась
Стерлядь только что закоптилась - Sputnik Латвия
Стерлядь только что закоптилась

Хотя уже во всю растут на заводе в Пиебалге пираньи, причем, необычные – черная и красная паку. Эти пираньи – вегетарианцы. Вернее — так: пока эти пираньи маленькие, питаются насекомыми, и в этом возрасте у них острые зубы, а когда рыба становится взрослой, у нее меняются зубы – и она ими грызет орехи, превращаясь в стопроцентного вегетарианца. Паку еще называют ореховой пираньей.

Только готовить эту пиранью надо правильно. У нее, как и у карпа, полно мелких костей. Варить и жарить пиранью не стоит – ничего особенного не будет: по вкусу, как лещ. Зато ореховая пиранья, сверхпопулярная в районе реки Амазонка, идеальная рыба для горячего копчения.

"Сейчас видим, что европейский рынок требует разнообразия. Мы решили его предугадывать — и тогда, верим, добьемся большого успеха. Люди ездят по всему миру, едят там – кто любимую в странах Юго-Восточной Азии гурами, кто сибаса в Америке или барабути в Австралии, а потом хотят купить таких же у себя на родине. Вот мы и решили пойти к таким людям навстречу", — говорит Сергей Трачук.

Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
В ЭФИРЕ
Заголовок открываемого материала