Главное в тортах – вовсе не ударение

© из личного архива Екатерины СергеевойКондитер Екатерина Сергеева
Кондитер Екатерина Сергеева - Sputnik Латвия
Рассказ о женщине-кондитере, которая от сладостей не полнеет, а становится только счастливее и богаче

Домашняя выпечка — прямой отсыл к воспоминаниям о маминых пирогах и бабушкиной выпечке. Фраза "место женщины на кухне" стандартно воспринимается как шовинистическое оскорбление, и за нее вполне может прилететь. Но не ото всех. Екатерина проводит в этом помещении все свое рабочее время, что равняется большей части жизни, и совершенно не переживает по этому поводу. Катя на кухне делает праздник: себе и другим. Из-под ее рук ежедневно выходят торты, которые разъезжаются по всей Латвии и украшают столы на свадьбах, днях рождения и юбилеях.

Встречаемся в центре. Редкий случай, когда Кате удалось выкроить немного свободного времени между работой и семьей. Кате тридцать. Симпатичная, стройная женщина. Слишком стройная для своей профессии.

— А вы сама свою продукцию потребляете?

— Регулярно. У меня каждое утро начинается со сладкого. Без этого утро не утро.

— И как же вы умудряетесь?..

— Не знаю. Хороший обмен веществ.

— Поэтому и начали делать торты?

— Почти. Первый торт я сделала на день рождения своему ребенку. Я не могла себе позволить заказать, а из магазина торт не хотелось. Пришли гости, всем понравилось, они попросили сделать такой же на день рождения их детей. Потихоньку начала творить, потом поняла, что рука набилась и этим можно зарабатывать деньги.

© Sputnik / Алексей СтетюхаКондитер Екатерина Сергеева за работой
Кондитер Екатерина Сергеева за работой - Sputnik Латвия
Кондитер Екатерина Сергеева за работой

Профильного образования нет. Тогда казалось, что не для того роза цвела. По диплому — PR-специалист. Профессия пришла спонтанно и за пару лет превратилась в то, что принято называть "делом жизни". Сейчас заказы идут сплошным потоком.

— По-разному, конечно. Бывает более или менее спокойный режим, бывает, что в день по 7-8 тортов делаю. Максимально у меня было 12 заказов за сутки.

— И что, не разгибая спины?

— Да нет. Сейчас уже привыкла, научилась систематизировать работу. Получается, что и с сыном успеваю побыть, и домашние дела поделать. У меня "рабочий цех" прямо в доме. На втором этаже живем, на первом — работаю.

— Времени хватает?

— Сложно сказать. Времени всегда на что-то мало. Мало остается на встречи с друзьями. Днем я плотно занята работой, вечером оформляю заказы и занимаюсь ребенком. Выбраться куда-то посидеть возможности почти нет.

— Хорошо. А в финансовом плане? На это можно жить?

— Я живу. Не настолько хорошо, насколько хотелось бы, но я работаю над этим.

Ценник — 18 евро за килограмм. Средний торт — 2-3 килограмма. Жить, действительно, можно. Но и цена не маленькая. Зато предложений на рынке — хоть толстей.

— На том же "Фейсбуке" я каждый день вижу десятки предложений изготовления тортов от разных людей. Они тебе кто — коллеги, конкуренты?

— Конкуренты, — отвечает, не задумываясь.

— А коллег нет?

Тут задумывается и, наконец, делает паузу между вопросом и ответом. До этого отвечала, как по заученному. Я даже порадовался: хоть к чему-то не подготовилась.

— Наверное, есть. Несколько человек.

— В чем выражается коллегиальность?

— Мы переписываемся, иногда делимся заказами, когда у нас их слишком много.

— А рецептами?

— Нет. Я может и не права, но рецептами я не делюсь. Я могу что-то подсказать, но до конца тайны никогда не открою.

— А тайна есть?

— Конечно. Я понимаю, как я к этому пришла в некоторых рецептах, что и создает ту самую изюминку, из-за которой люди выбирают именно мои торты. Это моя ниша, и я буду ее оберегать, чтобы никто другой туда не залез.

© из личного архива Екатерины СергеевойВкусные шедевры кондитера Екатерины Сергеевой
Вкусные шедевры кондитера Екатерины Сергеевой - Sputnik Латвия
Вкусные шедевры кондитера Екатерины Сергеевой

Главная площадка для саморекламы, не считая друзей, — социальные сети. Говорим "социальные сети" — подразумеваем троллинг, хейтеров и происки конкурентов. Художника обидеть может каждый. Особенно — сидя на диване.

— Много такого?

— Сейчас, слава богу, нет. Как-то поутихло. Я нашла свою нишу и более или менее спокойно в ней нахожусь.

— Но было?

— Было, конечно.

Знаю, что было. Мы и познакомились-то случайно год назад именно на почве травли. В одном из постов кто-то начал яростно гнобить кулинара, а я упустил возможность промолчать.

— Есть люди, которым просто нравится устроить конфликт. Они приходят в комментарии и их просто несет — не остановить. Через какое-то время волна спадает, они переключаются на новую жертву и просто забывают о тебе.

— А происки конкурентов?

— Тоже было. Женщина заказала у меня торт, а потом устроила массированный выброс негатива во всех сообществах, мол, торт ужасный. Потом я узнала, что это подруга конкурентов.

— Обидно?

— Конечно, обидно. Были даже мысли вообще бросить это дело. Это была какая-то детская обида на людей, которые в своей злобе и желании уколоть не понимают, насколько больно они делают. Но руки не опустились. Со временем я просто научилась не обращать на это внимание.

Недовольные клиенты бывают в любой профессии. Особенно, когда профессия связана с едой. Здесь фраза "о вкусах не спорят" ставится под сомнение чаще, чем где-либо еще.

— Я научилась разговаривать с людьми. Я научилась нивелировать конфликты и избегать того, что было. Конечно, впереди еще будут люди, которые будут недовольны, это неизбежно. Но в целом — я вижу по ситуации, что все стало гораздо спокойнее. Плюс я научилась чувствовать людей, и если я чувствую, что человек не мой, то я не беру заказ, чтобы избежать нервотрепки.

— А ты сама когда-нибудь пыталась кому-то теми же методами подорвать репутацию?

— Нет.

— Вот совсем по-честному?

— Нет.

Она опять не задумывается. Ну что же это такое.

— Почему? Ты же пиарщик по профессии.

— Я верю в закон бумеранга. Знаю, что все возвращается. Поэтому просто не хочу рисковать.

© из личного архива Екатерины СергеевойВкусные шедевры кондитера Екатерины Сергеевой
Вкусные шедевры кондитера Екатерины Сергеевой - Sputnik Латвия
Вкусные шедевры кондитера Екатерины Сергеевой

— Хорошо. А жизнь-то есть?

— Что?

— Жизнь.

— Какая жизнь?!

Катя опять "возвращается в девочку": сидит, искренне не понимает — о чем я.

— Жизнь. Друзья, знакомые, ребенок, личная жизнь. Из твоих рассказов получается, что ты все время на кухне.

— Ну да, я все время там.

— А вышеперечисленное?

— Ребенок со мной. Да, я уделяю ему гораздо меньше внимания, чем хотелось бы, но я стараюсь максимально быть с ним. Именно поэтому я и обустроила рабочее пространство дома.

— А личная жизнь?

Давлю.

— Езжу к отцу, хоть на пару часов. Иногда — очень редко — встречаюсь с друзьями.

— …

— Личной жизни нет. На свидания обычно ходят по вечерам. А вечерами я с сыном. Ночью в заказах.

— Не жалко?

— Когда как.

Кате тридцать. В месяц она зарабатывает среднюю латвийскую зарплату. Сейчас все устраивает, она довольна своей жизнью. Своей и своего ребенка.

— А что будет через пять лет?

— Я не знаю. Конечно, мне хочется просыпаться с кем-то. Мне надоело просыпаться одной. Но сейчас я живу так. Как будет потом — я не знаю. Мне нравится работать на себя. Это главное, что я поняла. И я не хочу этого менять.

Катя не хочет никуда уезжать. Это даже чувствуется. Она как-то очень уверенно сидит на родном стуле, в центре родного города. Даже от меня перестала шарахаться. Я задаю еще кучу вопросов и вижу, что она смелеет, отвечает даже с каким-то вызовом. Она дома.

— Ты не уедешь?

— Нет. Здесь мой дом.

© Sputnik / Алексей Стетюха Кондитер Екатерина Сергеева за работой
 Кондитер Екатерина Сергеева за работой - Sputnik Латвия
Кондитер Екатерина Сергеева за работой

— Патриотка?

— Не скажу, что патриотка. Мне многое здесь не нравится. Но тут моя семья, мои друзья. Здесь работа, в которой я себя нашла. Мне здесь комфортно. Я могла бы уехать, если бы вдруг встретила своего мужчину, который бы сказал, что это надо. За любимым — уехала бы. Пока что я люблю здесь.

— А сын? Что ты хочешь для него?

— Я хочу, чтобы у него все было хорошо, чтобы он был здоров и счастлив.

— Где?

— Неважно.

Мы заканчиваем. Я еду на следующее интервью, Катя — домой. К сыну, тортам и утреннему кофе с шоколадом. Человек, который от сладостей не полнеет, а становится счастливее, богаче и крепче. У которой, как у Карлсона, — семь тортов и одна свечка. И ударения и акценты ставятся совсем на другом.

Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
В ЭФИРЕ
Заголовок открываемого материала
Международный
InternationalEnglishАнглийскийMundoEspañolИспанский
Европа
DeutschlandDeutschНемецкийFranceFrançaisФранцузскийΕλλάδαΕλληνικάГреческийItaliaItalianoИтальянскийČeská republikaČeštinaЧешскийPolskaPolskiПольскийСрбиjаСрпскиСербскийLatvijaLatviešuЛатышскийLietuvaLietuviųЛитовскийMoldovaMoldoveneascăМолдавскийБеларусьБеларускiБелорусский
Закавказье
АҧсныАҧсышәалаАбхазскийԱրմենիաՀայերենАрмянскийAzərbaycanАzərbaycancaАзербайджанскийХуссар ИрыстонИронауОсетинскийსაქართველოქართულიГрузинский
Ближний Восток
Sputnik عربيArabicАрабскийTürkiyeTürkçeТурецкийSputnik ایرانPersianФарсиSputnik افغانستانDariДари
Центральная Азия
ҚазақстанҚазақ тіліКазахскийКыргызстанКыргызчаКиргизскийOʻzbekistonЎзбекчаУзбекскийТоҷикистонТоҷикӣТаджикский
Восточная и Юго-Восточная Азия
Việt NamTiếng ViệtВьетнамский日本日本語Японский俄罗斯卫星通讯社中文(简体)Китайский (упр.)俄罗斯卫星通讯社中文(繁体)Китайский (трад.)
Южная Америка
BrasilPortuguêsПортугальский