"Три на три": особенности национальной арифметики

© Sputnik / Робертс ВицупсЕжегодный летний лагерь для соотечественников 3x3 в латвийском городе Руйиена
Ежегодный летний лагерь для соотечественников 3x3 в латвийском городе Руйиена - Sputnik Латвия
В летний лагерь в Руйиене съехались сотни наших соотечественников со всего мира

РИГА, 10 июл — Sputnik, Алексей Стетюха. Любовь на расстоянии – избитая тема, которая легла в основу не одного литературного произведения. Другое дело – любовь без границ. Особенно, когда речь идет о любви к Родине. После обретения независимости, в Латвии начали проводиться ежегодные сборы латышей, которые, как и офицеры – бывшими не бывают.

Со всех стран мира, в разные города и поселки Латвии каждый год приезжают те, кто по тем или иным причинам покинул свою родную страну и переехал жить за границу. Ежегодный летний лагерь "3х3" призван укрепить национальных дух, напомнить о традициях и культуре и, разумеется, подружить между собой разбросанных по миру латышей.

В этот раз, в Руйиене, их собралось более пятисот. Латвия, Англия, Ирландия, Швеция и даже Индия: люди приезжали семьями. Организаторы поясняют — название мероприятия как раз и указывает на единение семьи. Три поколения — дети, родители и бабушки с дедушками на неделю приезжают на этническую родину, чтобы провести время сообща и вместе прикоснуться к корням.

Семь дней и ночей участники лагеря провели в этом самом единении друг с другом, природой и национальной идентичностью. Учились играть на кокле, ходили с палатками в лес, занимались рукоделием, пели народные песни.

Возраст – от ноля до девяноста лет. Каждому пытались обеспечить комфортные условия существования и занятия, соответствующие возрасту. Официальный язык общения в лагере – латышский. Вне зависимости от географии, все кружки и мероприятия проходят на госязыке. Но без фанатизма.

Встречаем своих друзей из России. Глава латышского общества Красноярска Анастасия Мухина приехала в лагерь уже в пятый раз, Лена тут впервые.

© Sputnik / Робертс ВицупсГости из российского Красноярска Елена Федосова и глава латышского общества Анастасия Мухина
Гости из российского Красноярска Елена Федосова и глава латышского общества Анастасия Мухина - Sputnik Латвия
Гости из российского Красноярска Елена Федосова и глава латышского общества Анастасия Мухина

— Не тяжело все на латышском воспринимать?

— Да нет, я на слух язык уже научилась нормально воспринимать. Почти все понимаю – пара слов выпадает, но по смыслу додумываю. С разговорной речью сложнее. Но когда я не могу что-то по-латышски сказать, все с легкостью переходят на русский.

Анастасия действительно неплохо знает латышский. Положение обязывает. У Лены дела обстоят хуже.

— Я за это время выучила слов пять.

— Хватает?

— Ну, нет, не хватает, конечно. Но на занятиях все более или менее визуально понятно было. А когда я что-то не понимала, то спрашивала кого-то по-русски, и мне переводили.

— Ага. Орала через всю поляну: "На-астяяяя!"

— Не было такого!

— Да ну, конечно.

Лена литовка. Не в смысле квартира, а в плане национальности. К латышскому обществу в Красноярске прибилась от безысходности. У родных литовцев община в разы слабее. Культура похожа, язык тоже.

— Я первые дни в лагере пыталась объяснить, что у меня литовские корни, потом пыталась объяснить, что я тут делаю. Потом махнула рукой и просто начала говорить, что я латышка. Так проще.

Сама задумка и реализация подобных слетов Лене понравилась. Хотя, в определенный момент, стало немножко неуютно.

— Во-первых, слишком большой акцент на всякие языческие обряды. Я верующая, православная. Один раз пошла искать Настю, выхожу во двор, а там вокруг костра мужчины голые пляшут. Было немного неуютно. Ну, и незнание языка, конечно, мешало. Чувствуешь себя белой вороной, стараешься держаться своих. А своих мало.

Уходим от россиян, идем в толпу, искать экзотических латышей. Поиски даются с трудом: очень много местных — из Риги и других латвийских городов.

Дергаем всех подряд, просим ткнуть пальцем в приехавших издалека. За неделю все перезнакомились, поэтому координация производится всем миром.

— Вот, видите — парень сидит? Он из Новой Зеландии.

© Sputnik / Робертс ВицупсГинтс из Новой Зеландии
Гинтс из Новой Зеландии - Sputnik Латвия
Гинтс из Новой Зеландии

Гинтс переехал в далекую страну всего полтора года назад. Ощущает себя патриотом Латвии. В лагере уже седьмой или восьмой раз. Приехали всей семьей.

— А почему уехали и почему в Новую Зеландию? Нестандартное направление.

— А мы вообще нестандартные. Несколько лет назад съездили туда в отпуск, нам понравилось. Потом совпало так, что жене предложили там работу. Мы подумали, все продали и рванули туда.

— То есть, это не экономическая эмиграция?

— Нет. Это просто авантюра.

— Домой не тянет?

— Сложно сказать. Я не говорю, что мы переехали с концами. Не знаю, как все пойдет через год. Не исключаю, что мы вернемся в Латвию. Но пока что мне там хорошо.

— А здесь?

— И здесь хорошо.

Прощаемся с Гинтсом, натыкаемся на Илзе.

© Sputnik / Робертс ВицупсШведская латышка из Стокгольма Илзе
Шведская латышка из Стокгольма Илзе - Sputnik Латвия
Шведская латышка из Стокгольма Илзе

Илзе – уроженка Стокгольма. Ее семья бежала из Латвии еще во времена Второй мировой. Сама Илзе родилась уже там, в Швеции. В лагерь ездит постоянно, с семьей.

— С девятого года езжу. Только один год пропустила. Мне очень важно и дорого это ощущение: побыть среди своих, прикоснуться к своей культуре, дать почувствовать это своему сыну.

— Он знает латышский?

— Разумеется.

— Когда вы приезжаете, нет желания остаться?

Илзе замолкает, взвешивает.

— Вы знаете, каждый раз, когда я уезжаю из Латвии, у меня текут слезы. Но мой дом, моя семья, все-таки там, в Стокгольме. И я пытаюсь там сохранить свою культуру.

Назад в Ригу едем вместе с девчонками из Красноярска. Разговариваем обо всем: о лагере, о патриотизме, о Латвии.

— Насть, ну вот как тебе кажется: нужны такие сборы?

— Нужны, наверное. Но как-то это все…

— Как?

— Наигранно. Слишком показательно. Это не плохо, это скорее хорошо даже, но…

— Что "но"?

— Как будто Латвия пытается искусственно сохранить свою культуру, которая неизбежно разрушается. У вас же из страны люди бегут.

— Ну и пусть бегут, – Робертс (Вицупс, фотограф — ред.) внезапно включается. – Не жалко.

— Как так?

— Те, кому надо, те остаются.

Дальше вяло спорим о политической ситуации, национальном вопросе и сохранении идентичности. Разница взглядов в шесть тысяч километров. Лена в разговоре не участвует.

— Лен, все в порядке?

— Я в Литву хотела съездить. Поискать места, где моя родня жила.

— И?

— Так ну как их найдешь? Адресов у меня нет, а просто наугад кататься глупо.

Роберт:

— Так ну и чего туда ехать? Лучше тогда по Латвии поездить. Ничем эта Литва от Латвии не отличается.

Последний раз я такое слышал в Москве.

Как говорил один сатирик, все мы одинаково устроены. Просто устроились по-разному.

Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
В ЭФИРЕ
Заголовок открываемого материала
Международный
InternationalEnglishАнглийскийMundoEspañolИспанский
Европа
DeutschlandDeutschНемецкийFranceFrançaisФранцузскийΕλλάδαΕλληνικάГреческийItaliaItalianoИтальянскийČeská republikaČeštinaЧешскийPolskaPolskiПольскийСрбиjаСрпскиСербскийLatvijaLatviešuЛатышскийLietuvaLietuviųЛитовскийMoldovaMoldoveneascăМолдавскийБеларусьБеларускiБелорусский
Закавказье
ԱրմենիաՀայերենАрмянскийАҧсныАҧсышәалаАбхазскийХуссар ИрыстонИронауОсетинскийსაქართველოქართულიГрузинскийAzərbaycanАzərbaycancaАзербайджанский
Ближний Восток
Sputnik عربيArabicАрабскийTürkiyeTürkçeТурецкийSputnik ایرانPersianФарсиSputnik افغانستانDariДари
Центральная Азия
ҚазақстанҚазақ тіліКазахскийКыргызстанКыргызчаКиргизскийOʻzbekistonЎзбекчаУзбекскийТоҷикистонТоҷикӣТаджикский
Восточная и Юго-Восточная Азия
Việt NamTiếng ViệtВьетнамский日本日本語Японский俄罗斯卫星通讯社中文(简体)Китайский (упр.)俄罗斯卫星通讯社中文(繁体)Китайский (трад.)
Южная Америка
BrasilPortuguêsПортугальский