Поднять хайп: страсти по Ивану

© Sputnik / Наталья Селиверстова / Перейти в фотобанкСоциальная сеть "Фейсбук"
Социальная сеть Фейсбук - Sputnik Латвия
Подписаться на
Yandex newsTelegram
В Лиепае потерялся мальчик Ваня, и мы все надеемся на лучшее, правда, демонстрируем свою веру не всегда достойно

Лето – печальная пора для латвийских журналистов. Так сложилось, что летние месяцы становятся "мертвым сезоном". Латвия – маленькая страна, не сильно богатая на инфоповоды, летом совсем уходит в сумрак. Учитывая, что журналиста в нашей стране ноги кормят, любая громкая тема – на вес золота.

Как бы цинично это ни звучало, но этим летом главным ньюсмейкером стал пятилетний Ваня, который первого июля вышел из дома в Лиепае и не вернулся. Все новостные порталы по несколько раз в день выдавали все новые и новые подробности о пропавшем мальчике. Каждая новая деталь, каждая реплика поисковиков, родителей и очевидцев, становилась поводом для новой статьи на очередном портале. А дальше это в неимоверных объемах тиражировалось в социальных сетях. Каждый, увидев в заголовке имя "Ваня", считал своим долгом нажать кнопочку "поделиться".

Елена Ковалева - Sputnik Латвия
Психолог: соцсети - один из инструментов политиков
Мальчика обсуждали все. Facebook вскипел от количества постов на тему лиепайской истории. Практически каждый социально ответственный гражданин и негражданин считал своим долгом написать, что он думает по этому поводу. Призывы молиться чередовались с призывами линчевать родителей. Число спасателей зашкаливало и перегревалось. Каждая новость о цвете курточки и сандалий, в которые был одет мальчик, разлеталась многотысячными тиражами. "Срочно! Сандалики синие, а не бежевые! Максимальный репост!", — и тысячи ответственных обывателей срочно распространяли эту важную информацию, в полной мере осознавая важность и ценность собственного поступка.

Я хочу сказать одну очень неудобную вещь, от которой, возможно, многим станет грустно и обидно. Полиция, спасатели и волонтеры, которые круглосуточно прочесывали город и окрестности, узнавали о цвете сандаликов не из ваших постов. Ровно как и все те жители Лиепаи и окрестностей, которым была не безразличны судьба мальчика. У большинства из них вообще не было времени зайти на Facebook. Они искали пропавшего ребенка. Днем и ночью, в дождь и ветер, по улицам, чердакам, подвалам и лесам – искали.

Поиски 2-летнего Хуго в Энгурском крае - Sputnik Латвия
В Энгурской волости нашли двухлетнего мальчика, потерявшегося в лесу
В 2015 году, когда в лесах Клапкалнциемса потерялся двухлетний малыш, мы с друзьями прыгнули в машину и поехали искать. Я знаю, как это. Когда ты шныряешь по бурелому с фонариком, нет времени открыть Facebook и почитать свежую информацию. Ее передают по цепочке, на месте. Я ни в коем случае не хвастаюсь, не говорю, что я – молодец, и что все, кто не поступает так, как я – бесчувственные твари. Тогда у меня была возможность поехать. В этот раз такой возможности не было. Это нормально. Речь совершенно о другом.

Мальчик Ваня превратился в сетевой флешмоб. В мем благих намерений. Легендарный батальон диванных войск сменил диспозицию и перешел на территорию сострадания. Тысячи людей до скрежета зубовного желают прикоснуться к беде. Стать причастными, не покидая зоны собственного комфорта. Кнопка "репост" дарит им это волшебное ощущение причастности. Как в компьютерной игре: нажимая кнопочку, им кажется, что они тоже ищут.

У верующих более выгодное положение: помимо репоста, они истово молятся за то, чтобы мальчик нашелся. Так что их лепта куда весомее. Попутно они же желают мучительной смерти матери ребенка, но это ничего. Это тоже по-христиански.

Волонтеры Bezvests.lv - Sputnik Латвия
Bezvests.lv не верит экстрасенсам
Не преминула подключиться к поискам и Мэрилин Керро – эстонская ведьма, участница проекта "Битвы экстрасенсов". На своей странице в соцсети она написала,  что после многочисленных просьб озаботиться судьбой мальчика она озаботилась и узнала. Мальчик в дороге, с чужим человеком. А найдут его, скорее всего, мертвым. Тем не менее, вопреки своим же прогнозам, Мэрилин верит, что Ваню найдут живым. Эта новость, разумеется, тоже была растиражирована новостными порталами и приправлена тысячами репостов. Это вам не сандалики. Это – ведьма.

Предсказуемо, на общих переживаниях появилась еще одна категория лиц. Обладатели эксклюзивной информации. Те, кто видел Ваню, трогал Ваню, разговаривал с Ваней и поспешил поделиться этой информацией. Хайп – новомодное слово, означающее привлечение к себе внимания любым возможным способом. В 2013, когда рухнула Maxima, нашлись люди, которые на третий день разбора завалов писали о якобы найденных живых. Слова "хайп" тогда еще не было, а они были. Чужая трагедия – прекрасный повод привлечь внимание к собственной персоне.

Я понемногу продолжаю пополнять свой личный список смертных грехов. В начале июля его пополнил хайп – вольный же и невольный. И пока сотни добровольцев упрямо ищут потерянного ребенка, тысячи других добровольцев патетично обсуждают родителей, мальчика, политиков и прочие вещи, потрясая потерянным Иваном, как ящиком с мощами. Параллельно, смахивая скупую слезу, каждый третий норовит упомянуть, что Иван смог показать сплоченность русского и латышского общества. Всем миром русского мальчика ищем, мол.

А Ваня ничего не показывал. Ваня – потерялся. И его нужно найти. Надеюсь, получится.

Лента новостей
0